Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Драма

Анатолий Азольский. - Облдрамтеатр

Скачать Анатолий Азольский. - Облдрамтеатр

       Так кому же звонил  Валентин  Михайлович  Синицын,  парень
1928  года  рождения,  русский,  член ВЛКСМ, невоеннообязанный,
фрезеровщик завода "Коммунар", имеющий среднее образование, два
года назад поступивший в какой-то институт и тут  же  бросивший
его,  человек  мало- пьющий и с девушками робкий, очень любящий
деньги, но пускать ими пыль в глаза не решающийся, -- бесценные
сведения эти выкладывала  школьница  так  подробно  и  толково,
будто отбарабанивала учительнице хорошо подготовленное домашнее
задание.  Не любил Синицын прикидываться ни богатым, ни умелым,
был скрытным, очень скрытным, а  вот  не  остерегся,  держал  в
шкафу  китель,  назначение  которого  пока  не ясно, но который
внушает отвращение, брезгливое любопытство и страх, ибо  он  --
для  преступления настолько -- так мнится -- тяжкого, что перед
ним мерк- нет налет на гастроном. Вчерашняя милицейская  сводка
доведена,  как  положено, до всех отделений, и хотя налетчика в
кителе без погон видели у  поста  ГАИ  на  Загородном  шоссе  в
восемь  часов  двадцать  три  минуты,  облава  на всех мужчин в
кителях  без  погон  велась  повсеместно,  арестовано   человек
тридцать,  девять  из  них  до  сих  пор  сидят в разных концах
города,  доказывая  свое  алиби,   их   одежда   внимательнейше
изучается,  по-  скольку  убит  разнорабочий  ударом  ножа выше
ключицы,  фонтаном  хлынувшая  кровь  могла  обрызгать   китель
убийцы.  Ее  нет,  разумеется,  на том, что продолжает висеть в
шкафу семейства  Синицыных,  и  тем  не  менее  от  него  разит
смертью, убийствами, во всяком случае -- возбуждает подозрения,
переходящие  в  прямые  улики, если в китель этот всмотреться и
вдуматься. Странный,  диковинный,  таинственный!  Он  скроен  и
пошит  не  для повседневной носки и не для празднично-парадного
выхода. Он  --  будто  для  покойника,  он  --  предмет  одежды
одноразового использования, потому что при тщательности внешней
отделки   внутренности   его,  так  сказать,  на  живую  нитку,
подкладка  не  пристрочена,  а  словно  наметана,  словно  ждет
последующей  доделки. И (еще одна, но не последняя странность!)
подкладка из красного батиста, которого-то и в обиходе  нет,  а
сам  материал  для  кителя -- не шерсть, не габардин, не тонкое
сукно,  а  шерсть  все-таки,  но  необычного  цвета.   Зеленый,
конечно,  цвет,  самый  распространенный, но с оттенком глубины
этой  зелени  --  так  свежая  трава,  побывавшая  под  дождем,
отличается  от той, что усыхает на солнцепеке. Особый материал,
чересчур особый. Говорят, к Параду победы в июне  сорок  пятого
Черчилль  подарил  Сталину  английское  сукно,  специально  для
парадных батальонов, то самое, из чего шьют  френчи  британским
офицерам.  Не  из него ли сшит этот китель? Пуговицы -- родные,
советские, тут уж не придерешься,  но  тех  пятнадцати  секунд,
которыми  располагал  Гастев,  рассматривая  и ощупывая китель,
хватит на многие часы раздумий, не  утоленная  разгадкою  мысль
долго  еще  будет тревожить воображение. Справа на кителе, там,
где, по уставу,  носят  ордена  Красной  Звезды,  Отечественной
войны,  гвардейский  значок  и нашивки за ранения, -- там зияет
дырочка для ордена, одна-единственная  дырочка,  она  обметана,
чего не делают ни в одном ателье, но -- вот оно, чудо! -- дырки
в  подкладке,  соответствующей  той,  обметанной, нет! Наружная
дырочка -- нелепость, фикция, она не  для  ордена  со  штифтом,
который  должен  насквозь  пройти  и  закрепиться  под  кителем
навинченной  на  штифт  прижимной  кругляшкой,  неизвестно  как
называющейся.  Обычно  ордена  справа прилаживали просто: шилом
протыкали китель. Дырочка же в этом кителе -- не для ордена,  а
чтоб  показать  наличие этого ордена у того, кто в кителе. И --
глумление над теми, кто знает правила ношения наград: на  левой
стороне   кителя   среди  орденских  планок  нет  тех,  которые
обозначили бы носимые справа  ордена!  Семь  планок  --  и  все
расположены  не  по иерархии, предписанной уставом, ордена ведь
вешаются и демонстрируются по нисходящей, на  первом  месте  --
орден  Ленина,  затем  Красного Знамени и так далее, но в любом
случае медали следуют за орденами, после них. Те же семь планок
приткнуты друг к другу в такой  последовательности,  что  любой
патруль  остановит:  вместо ордена Ленина -- медаль "За оборону
Севастополя",  --  и  все  же  угадывается  смысл   сумасшедшей
композиции:  цветовая гамма! Ее учитывал тот, кто располагал на
колодке, покрытой плексигласом, орденские и  медальные  планки.
Цвета выпячены выпуклым покрытием, в глазах рябит от штрихового
разнообразия  вертикальных  полосочек  на  голубых  и лазоревых
планках,  глаза  что-то  усваивают,  но   что?   И   если   еще
внимательнее  всмотреться  в это чудо портняжного искусства, то
станет  заметной  другая  издевательская  нелепица!  Китель  --
офицерский   по  покрою,  сшит  для  военнослужащего,  на  нем,
следовательно, могут быть или когда-то  были  погоны,  а  те  к
кителю   прикрепляются   в   двух   местах:   подкладка  погона
продевается под пришитую к плечу  лямочку,  а  ближе  к  вороту
предусмотрены  две  дырочки, тут уж никакие самодельные проколы
недопустимы, дырочки оформляются по всем правилам, обметываются
нит- ками, специальный  шнурочек  изнутри  просовывается  через
пуговичку  на  самом  погоне  и  завязывается  под кителем. Без
дырочек, короче, погон не ляжет  на  плечо,  не  прикрепится  к
нему,  а  будет  свободно  болтаться.  На кителе же Синицына --
дырочек этих не было! А лямка для крепления погон  --  была!  И
подворотничок  такой,  какой офицеры предпочитают не носить, --
целлулоидный. Его, спору нет, стирать каждые два дня  не  надо,
но  он  не  впитывает пот и создает неудобство коже. Некоторые,
однако, носят, чтоб не надеяться на жену или ординарца. И вновь
странность.  В  уставе  нет   точных   указаний,   на   сколько
миллиметров  должен выглядывать из-за ворота кителя этот белый,
обычно из простынного материала,  подворотничок,  пришивали  на
глазок  -- два миллиметра, три, лишь бы неназойливо удостоверял
чистоплотность офицера. Этот же, целлулоидный, обрамляет ворот,
как  выпушка  на  мундирах  николаевской  эпохи.  Если   верить
трепушке  школьнице,  китель  этот  приобретен  на  толкучке  и
Синицын ходил в нем на танцы, что, конечно, сущая ерунда, война
кончилась не так  давно,  многие  фронтовики  носят  кителя  за
неимением  гражданских  костюмов. Чтоб прослыть героями военных
лет, рядятся в эти  кителя  и  те,  кто  пороха  не  нюхал,  но
народ-то  в  общем  --  грамотный, декоративно-демонстрационный
китель  был  бы  высмеян,  уж  очень  в  нем  выпячено  мужское
кокетство.  В  позапрошлом году принят Указ, два года, кажется,
дают  за  ношение  чужих  орденов,  судебная  практика  еще  не
разрешила  коллизию,  орденские планки считать государственными
наградами или нет. Творец необычного кителя и это предусмотрел,
ни одной железяки не привесил. И не мог не подумать о том,  что
в  городе  -- штаб военного окру- га, училища и воинские части,
свирепствующая комендатура, патрулей на улицах полно, Синицын в
нем двух кварталов  не  прошел  бы,  китель  --  не  для  пеших
прогулок,  не  для  танцев,  в  кителе  этом  только на машинах
ездить. И машина была, заезжала она за Синицыным 25,  28  и  31
августа,   причем  останавливалась  не  у  самого  дома,  серая
"Победа" дожидалась фрезеровщика далеко за углом.




 
 
Страница сгенерировалась за 0.2119 сек.