Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Научно-фантастическая литература

Александр Беляев. - Светопреставление.

Скачать Александр Беляев. - Светопреставление.

XII. "ЗВУКОВАЯ ДРАМА"

В Рейхстаге только что окончилось заседание, на котором обсуждались
положение промышленности и мероприятия правительства. Целый ряд министров
выступил с докладами. По их сообщениям, в фабрично-заводской промышленности
положение было не так уж плохо, как можно было ожидать. Успешно шла
реконструкция машин, применительно к "слепому" методу работ. Широко
использован был хронометраж; установлены были "нормы времени" для тех или
иных процессов, введены часы с колокольчиками, отбивающими не только
минуты, но даже, в некоторых случаях, четверть минуты.

Разумеется, это официальное благополучие не совпадало с действительным
положением вещей, которое было далеко не блестящим; но катастрофическим его
действительно нельзя было назвать.

Сверх ожидания, наиболее угрожающим оказалось положение сельского
хозяйства. Даже выступавший министр не мог не высказать самых серьезных
опасений. Длительность инсоляций[18] не уменьшилась, - докладывал министр,
- хотя восход и заход солнца и не соответствуют теперь действительному
положению солнца: мы видим взошедшее солнце лишь после того, как его лучи
проявятся - как теперь говорят, - то есть дойдут до поверхности земли и
нашего зрения. Но это компенсируется тем, что солнце продолжает светить еще
некоторое время после его фактического захода. Наше несчастье, однако, в
том, что благодаря замедлению в прохождении света в единицу времени на
поверхность земли падает меньшее количество света. Он сделался как бы
разреженным. Благодаря замедлению света мы могли наблюдать, что некоторые
цвета как бы исчезли, другие изменились; наконец появились новые цвета или
их сочетания. Это также не могло не оказать действия на произрастание
зерновых хлебов и технических растений. Некоторые из них, например лен, под
влиянием, очевидно, ультрафиолетовых лучей начали расти необыкновенно
быстро и высоко, не успевая, однако, окрепнуть, - как анемичные,
слабосильные дети Вообще же созревание злаков чрезвычайно замедлилось.
Однако для паники не должно быть места. Мы выйдем из затруднения. Наши
химики и ученые-агрономы усиленно работают над изысканием средств к
скорейшему созреванию растений. Отепление корней, электрификация почвы,
новые химические удобрения идут на помощь земле. И за урожай следующего
года мы можем быть почти спокойны. Весь вопрос в том, удастся ли нам спасти
хлеба, стоящие на корню, - спасти урожай текущего года. Будем надеяться,
что удастся. Эту надежду мы возлагаем не только на нашу науку.
Обнадеживающее и радостное сообщение я приберег к концу. Наблюдения над
светом, произведенные сегодняшним утром, показали, что скорость света
возросла еще па четыре секунды.

На скамьях правых депутатов раздались аплодисменты.

- Выразить министру благодарность за прибавку четырех секунд, - послышался
чей-то иронический голос слева.

- Теперь обедать, - толкнул Марамбалль Лайля. И они отправились в Тиргартен
в сопровождении Метаксы, который заявил, что имеет сообщить им важную
новость.

- У вас всегда новости, - смеясь сказал Марамбалль.

Когда корреспонденты подошли к своему обычному месту под старой, ветвистой
липой и рассаживались у круглого мраморного столика, из-за угла киоска
послышались чьи-то шаги, и вдруг Марамбалль услышал голос лейтенанта.

- Господин Марамбалль! Вы нанесли оскорбление известному лицу, честь
которого я считаю своим долгом защищать. Угодно вам будет дать мне
удовлетворение?

- Дуэль? В двадцатом веке? Какой анахронизм[19]! - несколько принужденно
расхохотался Марамбалль. - Я никому не наносил оскорбления и не могу
признать вашего права на защиту "угнетенных".

- Так я заставлю вас признать это право и принять мой вызов!

За этим последовала звуковая драма.

Кто-то кого-то ударил. Послышалось падение тела и неистовый вопль. Новые
удары, новое падение, чье-то глухое ворчанье.

- Хорошо же! - послышался угрожающий голос лейтенанта, и затем он удалился.

Публика, сидящая за соседними столиками, и случайные прохожие с нетерпением
ожидали начала "сеанса". И когда место побоища начало проявляться, отовсюду
раздался дружный смех.

Все увидели, как Марамбалль, разговаривавший с лейтенантом, неожиданно
отступил в сторону, и тяжелые удары посыпались на Метаксу: Метакса, открыв
рот, из которого несколько минут тому назад раздавались вопли, с насмерть
перепуганным лицом упал на землю. Вслед за этим Лайль, не выпуская трубки
изо рта, наклонил голову, прислушиваясь, очевидно, к дыханию нападавшего, и
вдруг, по всем правилам бокса, отпустил в челюсть лейтенанта короткий, но
тяжелый удар, сбивший лейтенанта с ног. Если бы Лайль даже видел лейтенанта
в момент удара, он не сумел бы сделать лучшего выпада.

Марамбалль был поражен. Он никак не ожидал от "ледяного" Лайля такой
быстроты действия.

- Но вы-то почему вмешались в драку? - спросил Марамбалль Лайля.

- Я тоже защищал угнетенного, - ответил он, пуская клубы дыма. - Теперь,
если этот господин захочет драться, ему придется иметь дело с троими: с
вами, Марамбалль, потому, что он на вас за что-то сердит, с Метаксой -
потому, что он побил его, и со мной - потому, что я побил его. И я не
откажусь померяться с ним силами! Но я не признаю другого оружия, кроме
кулаков.

Удивительно! Бокс так оживил Лайля, что он сделался даже разговорчивым.

- Но кто этот налетевший на нас петух? - спросил Лайль.

- Я знаю! - отозвался всеведущий Метакса. Но Марамбалль остановил его.

- Тсс!.. Не надо раздувать этой истории. Полицейский может подойти
незаметно. Вы что-то хотели рассказать нам, господин Метакса?

- Да, но, пожалуй, вы правы. Мы поговорим с вами в другом месте. Скандал
может привлечь любопытных, желающих узнать причину ссоры, а то, что я хочу
сообщить вам, не нуждается в посторонних свидетелях.

И, поговорив о судьбе урожая, собеседники разошлись.

В тот же день вечером Марамбалль сидел у себя в номере за письменным столом
и писал "вслепую" крупными буквами очередную корреспонденцию, когда вдруг
услышал знакомую ковыляющую походку лейтенанта, шедшего по коридору.
Лейтенант, видимо, старался не обнаружить своего прихрамывания и шел
медленно, но чуткое ухо Марамбалля уловило припадающий шаг одной ноги.
Марамбалль сразу понял положение. Ревнивый соперник пришел свести с ним
счеты! Встретить врага лицом к лицу? Но лейтенант был сильнее его и мог
иметь при себе оружие. Бежать? Окно было закрыто, а лейтенант уже подходил
к двери, которая была не заперта.

Марамбалль вдруг соскользнул с кресла и скрылся под письменным столом. В то
же время дверь открылась без предупреждения, вошел лейтенант и осмотрел
комнату. Он увидел Марамбалля, сидящего за письменным столом и углубленного
в работу. Но был ли это настоящий Марамбалль или призрак? Лейтенант строил
свой расчет на внезапности нападения. Он вынул револьвер и два раза
выстрелил, целясь в голову Марамбалля. Марамбалль, видимый лейтенанту, не
шевельнулся и продолжал писать. Это было в порядке вещей. Лейтенант теперь
не столько смотрел, сколько слушал, чтобы угадать по звукам, какие
последствия произвели его выстрелы. И он был вполне удовлетворен: у стола
послышался короткий стон и слабый шум, который мог быть произведен только
падающим телом Марамбалля.

Дело сделано. Лейтенант спокойно вышел из коридора и благополучно выбрался
на улицу.

Шум револьверных выстрелов привлек внимание соседей. В номер постучалась
фрау Нейкирх.

- Что у вас здесь случилось, господин Марамбалль?

Если бы не похищенное дело, Марамбалль охотно пригласил бы свидетелей и
попросил бы их остаться до проявления сцены покушения на его жизнь. Но
теперь Марамбалль счел более безопасным не поднимать шума и не привлекать к
себе общественного внимания. Решающим, однако, было даже не это, а боязнь
показаться перед свидетелями смешным трусом, прячущимся под стол. Когда
Марамбалль представил себе картину проявления этого позорного отступления,
то твердо решил скрыть истинный смысл происшествия.

- Ничего особенного, фрау Нейкирх, не случилось, - ответил он. - Ко мне
заходил приятель, я показывал ему свой револьвер и, разряжая, нечаянно
сделал два выстрела.

- Теперь надо быть очень осторожным с подобными вещами, - наставительно
сказала фрау Нейкирх. - И я очень просила бы вас не делать этого больше в
моем доме.

- О, не беспокойтесь, фрау Нейкирх, это были последние патроны.





 
 
Страница сгенерировалась за 0.1115 сек.