Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Научно-фантастическая литература

Александр Беляев. - Светопреставление.

Скачать Александр Беляев. - Светопреставление.

XIV. КОНЕЦ "СВЕТОПРЕСТАВЛЕНИЯ"

Марамбалль проснулся, открыл глаза и невольно прищурился от непривычного
яркого света. Повернув голову к окну, Марамбалль увидел между двумя
высокими домами полосу голубого неба.

Он быстро вскочил с кровати и замахал руками. Марамбалль видел руки в
момент их движения! Схватив кресло, он поставил его на середину комнаты. И
он видел его там, куда перенес. В мире больше не было двойников и
призраков! Световые отображения вещей слились с самими вещами. Сомнения не
могло быть: свет приобрел свою обычную скорость. Может быть, она была еще
несколько и меньше трехсот тысяч километров в секунду, но это могло
интересовать только астрономов. Для практической жизни, в пределах земных
явлений, разница в какие-нибудь четыре километра, даже в несколько десятков
километров была совершенно неощутима.

Марамбалля охватила безумная радость, как будто он вернулся из мрачной
страны теней на родную землю, - в сияющий мир реальных вещей, голубого
неба, зеленых деревьев.

Он весело запел, закружился но комнате. И эту радостную песнь возвращения к
жизни подхватили жильцы его дома, уличные прохожие, весь город, весь мир.
Отовсюду слышались возбужденные, веселые голоса. Как будто мир проснулся
после долгой и тяжкой болезни, сопровождаемой бредовыми кошмарами, и вдруг
почувствовал себя здоровым и бодрым. Люди пели, смеялись, поздравляли друг
друга. Шоферы и вагоновожатые, не ожидая официального разрешения, пускали
машины и трамваи на полный ход. Ревели сирены, трещали звонки, разноголосый
шум и гам до краев наполнил город, который забурлил, как закипевший котел.

- Великолепно! Изумительно! Прелестно! - кричал Марамбалль, не опасаясь,
что его сочтут безумным. Он без всякой осторожности уселся в кресло и
постучал по ручке кулаком.

- Это вещь, а не призрак! Царство призраков окончилось!

Да, царство призраков окончилось, и в ту же минуту произошла переоценка
всех ценностей. Хитроумные политические комбинации и международные
соглашения - явные и тайные - вновь приобрели ценность, смысл и интерес.

Марамбалль тотчас вспомнил о деле номер 174, которое еще покоилось под
матрацем Лайля.

"Теперь папку будет, пожалуй, труднее извлечь незаметно, - подумал
Марамбалль. - Но как-нибудь я все же раздобуду ее. Однако надо торопиться.
Теперь папка может быть легко обнаружена. Довольно будет Лайлю или служанке
случайно отвернуть угол матраца, как они тотчас увидят папку".

Марамбалль быстро оделся и пошел к Лайлю.

Англичанин встретил его с обычным спокойствием. Даже конец
"светопреставления" не оживил его. Он, как всегда, сосредоточенно сосал
свою трубку, внимательно разглядывая гостя сквозь клубы дыма. Марамбаллю
показалось, что на этот раз Лайль только несколько больше прищуривал свои
бесцветные глаза, - как будто он чуть-чуть насмешливо улыбался одними
глазами.

Эта едва уловимая улыбка несколько обеспокоила Марамбалля, но Лайль
заговорил, и Марамбалль, слушая его слова, успокоился и начал улыбаться сам.

- Вы слышали, конечно, историю, которая произошла на свадьбе барона
Блиттерсдорфа и Вильгельмины Леер?

"Так вот что вызвало тень улыбки на этом каменном лице", - подумал
Марамбалль и простодушно ответил:

- Нет, не слышал.

Лайль посмотрел на него недоверчиво, но подробно рассказал о неизвестном в
полумаске, поцеловавшем Вильгельмину.

- Таким образом, ваш соперник кем-то отомщен, - закончил Лайль рассказ. -
Признайтесь, этот инкогнито[21] в полумаске были вы?

Марамбалль сделал удивленное лицо, не выдержал и беззаботно рассмеялся.

- От вас ничего не скроешь!

- И лейтенант, конечно, знает, что это были вы?

- Разумеется.

- Но ведь он теперь убьет вас. После такой шутки вам не безопасно
оставаться в Берлине.

- Нет, он не убьет меня. Он принужден будет проглотить это оскорбление, -
ответил Марамбалль.

- Лейтенант как будто не принадлежит к людям, которые способны молча
перенести такое оскорбление.

- Он и не перенес. Вы знаете, что лейтенант двумя выстрелами в голову
уложил меня наповал. Но, к его несчастью, он убил только
"Марамбалля-второго" - мой призрак. В этом он мог вполне убедиться, видя,
как сладко поцеловал живой Марамбалль-первый его молодую жену.

- Лейтенант узнал вас под полумаской?

- Вероятно. Кроме того, он получил от меня "визитную карточку" - мое
свадебное поздравление.

- А! это тот таинственный пакет, который всех так заинтересовал? Что он
содержит в себе? Говорят, лейтенант отказался сообщить об этом даже
Вильгельмине и ее отцу.

Марамбалль многозначительно шевельнул бровями, поднялся и зашагал по
комнате, незаметно приближаясь к кровати.

- Я вам все объясню. Лейтенант вошел в комнату так неожиданно, что
действительно мог уложить меня на месте. Но все же я услышал и узнал его
шаги и успел отбежать в сторону. Пули пролетели так близко от моего лица,
что я почувствовал удар воздуха. Чтобы ввести лейтенанта в заблуждение, я
застонал. - Марамбалль счел лишним сообщать Лайлю маленькую подробность
этого происшествия о том, как он нырнул под стол. - Так вот. Сделав свое
злое дело, лейтенант поспешил уйти. А я, успокоив соседей, приготовил свой
фотографический аппарат, который, по обыкновению, у меня всегда заряжен, и
начал ждать проявления. Таким образом, я заснял всю последовательность
событий: себя, сидящего за столом, и лейтенанта, стреляющего в пустое
кресло. Вы понимаете, что когда проявился "призрак" лейтенанта, то меня уже
не было на кресле, хотя лейтенант в момент выстрела и видел мое отражение.
Эти последовательные снимки являются бесспорным доказательством
преступления лейтенанта - покушения на убийство. Если оно не окончилось
настоящим убийством, то только благодаря "фокусу" светопреставления,
давшему мне возможность избегнуть опасности в последний момент. Для большей
убедительности я сложил два негатива: один с изображением меня, сидящего на
кресле, и другой - с изображением лейтенанта, стреляющего в меня. Так как
обстановка комнаты была неизменна, то получилась полная картина покушения
на убийство.

Марамбалль уселся на краю кровати, опустил руки и, раскачиваясь, незаметно
запустил пальцы под матрац.

- И эту фотографию вы поднесли лейтенанту?

- Целых три снимка: меня, его и один снимок "синтетический". Теперь вам
должно быть все понятно. Лейтенант предупрежден, что в моих руках есть
документ, который может изобличить его в каждую минуту, если только он
начнет преследовать меня. Идти из-под венца в тюрьму не очень-то приятно.

- Лейтенант имеет слишком большие связи. Он может потушить дело.

- Едва ли. Ведь фотографии я могу опубликовать в иностранной прессе. Такой
скандал, если он даже не дойдет до судебного процесса, повредит лейтенанту
весьма ощутительно. Этого мало. Копии фотографий я могу передать также
Вильгельмине. Она узнает, что ее муж преступник. Помимо того, что это
испортит их отношения, Вильгельмина всегда сможет пустить в ход это орудие
против мужа, и он окажется в руках своей жены.

Марамбалль все глубже запускал пальцы под матрац, но, к его ужасу, не
нащупывал папки. Лайль сидел вполоборота к нему и дымил.

- И в ваших руках? Чего доброго, вы сделаетесь другом дома, - иронически
сказал Лайль.

- Это... будет видно... - несколько растерянно сказал Марамбалль.

Папка исчезла... Но Марамбалль еще не терял надежды, что она случайно
сдвинута, и продолжал ерзать по кровати.

- Но отчего же вы сразу не предъявите в суд ваши изобличающие фотографии?

- На это у меня есть свои соображения. Лайль вдруг круто повернулся к
Марамбаллю и, глядя прямо ему в глаза, сказал:

- Не ищите, там нет папки.

Марамбаллю показалось, будто скорость света вдруг уменьшилась до нуля. В
глазах его потемнело.

- Как?.. пап?.. какой папки?.. - пролепетал он заикаясь.

- Ну, разумеется, той самой, которую вы положили мне под матрац.

- Я не клал никакой папки!

- Тем лучше, - спокойно ответил Лайль. - Значит, папка сама пожаловала ко
мне, и я могу распоряжаться ею.

- Послушайте, Лайль, - взмолился Марамбалль, - мой друг, верните мне папку!
Я с опасностью для жизни похитил ее из дома Леера.

- Послушайте, Марамбалль, - ответил Лайль, - вы мой друг, и вы поступили
так вероломно, подкинув мне краденый документ...

- Но мне ничего больше не оставалось делать... за мной гнались, я не был
уверен, что мне удалось замести следы... Ваша квартира...
экстерриториальность.

- Вы могли скомпрометировать не только меня, но и все английское
посольство. Почему вы не воспользовались экстерриториальностью вашего
посольства, которое находится рядом? Никаких оправданий! Уж если дело номер
сто семьдесят шесть попало ко мне, я не выпущу его из рук.

- Дело номер сто семьдесят шесть? - переспросил Марамбалль. - Простите, вы
ошибаетесь! Дело номер сто семьдесят четыре.

- Никакого дела номер сто семьдесят четыре у меня нет, - ответил Лайль.

- Вы лжете!

- Что-о? - Лайль сжал сухой жилистый кулак, покрытый с тыльной стороны
веснушками. - Я лгу?

Если вы не возьмете обратно своих слов, то сейчас же перелетите с
территории английского посольства на территорию французского, - угрожающе
сказал он. Их дружба не выдержала серьезного испытания. Марамбалля так
взбесило поведение "друга", что он готов был померяться с ним силами:
раздвинув локти, он тоже сжал кулаки, готовясь отразить удар.

Но в это время неожиданно заговорил рупор радиоприемника, и первые же
слова, которые раздались в комнате, заставили друзей-врагов остановиться и
прислушаться.

- Алло! Алло! Всем, всем, всем! Слушайте! Слушайте! "Светопреставление"
окончилось, но оно может повториться!

"Этого еще недоставало!" - подумал Марамбалль и, опустившись в кресло,
начал слушать.

- Чтобы попять, какие причины вызвали замедление света, необходимо прежде
всего выяснить сущность света.

Марамбалль совсем не был расположен слушать научные лекции, в особенности в
решительный момент борьбы за обладание делом номер 174. Но...
"светопреставление" может повториться! А если оно повторится, все дела
потеряют смысл. Во всяком случае интересно знать, каковы шансы на повторное
"светопреставление"... И он покорился необходимости выслушать скучные
сообщения, под которыми, однако, скрывались самые жизненные интересы. Лайль
молча стоял, прислонясь к столу, и тоже слушал.

- В настоящее время, - говорил радиорупор, - существует две теории света:
атомная и волновая. Атомная теория утверждает, что всякий источник спета
представляет собою нечто вроде батареи, обстреливающей окружающие тела
ураганным огнем, причем снаряды посылаются равномерно по всем направлениям
и летят прямолинейно. Скорость их полета обычно постоянна и равняется в
пустоте тремстам тысячам километров в секунду. В случае же прохождения
света в другой среде - воздух, стекло, - скорость света хотя и очень
велика, но несколько иная.

При попадании в какую-нибудь материальную мишень световые атомы не
разрываются, как артиллерийские снаряды, но или застревают в этой мишени
(поглощение света), или отскакивают от нее рикошетом (отражение света), или
же, наконец, проходят внутрь и распространяются далее, но уже в несколько
отличном от первоначального направления (преломление света). Так в общем
смотрел на природу света Ньютон. Взгляды эти господствовали в течение века,
но были вытеснены волновой теорией, о которой скажем ниже, и вновь
возродились в так называемой квантовой теории света (от латинского
"квантум" - "количество, порция").

По квантовой теории, "атомы света" являются материальными частицами и
отличаются от обыкновенной материи только тем, что не имеют той прочности,
"вечности", которой обладают все материальные атомы. Атомы света
"рождаются" за счет переизбытка энергии того атома, который их выбрасывает,
"живут", то есть существуют, во время своего полета от выбросившего их
атома до другого и, наконец, "умирают", то есть исчезают, превращаясь в
энергию последнего.

Теперь посмотрим, от каких причин могло произойти уменьшение скорости
света, исходя из атомной теории света. Допустим, что между солнцем и землей
в мировом пространстве появилась какая-то преграда, в виде ли газа или
какого-нибудь иного неизвестного нам состояния сильно разреженного
материального вещества. Если бы это вещество поглощало атомы света, то наша
земля погрузилась бы в темноту. Равным образом свет не дошел бы до нашей
земли, если бы он оказался отраженным этой преградой на пути. Наконец, при
преломлении света лучи света могли бы изменить направление, но не скорость.
Остается одна гипотеза, на которую мы указали: замедление света при
прохождении через неведомую нам преграду. Что это за преграда, остается
невыясненным. Быть может, это особого рода туманность. И если эта
туманность напоминает по своей форме те, которые мы наблюдаем в телескоп,
то весьма вероятно, что и эта неизвестная туманность имеет вид спирали. А в
таком случае наша земля в своем движении вместе со всей солнечной системой
может пересечь еще не один "завиток" этой туманности, и тогда эффект
замедления света может произойти вновь.

Поэтому правительство настоятельно рекомендует иметь наготове звуковые
сигнализационные аппараты и прочие приспособления, созданные во время
"светопреставления", для регулирования уличного движения и трудовых
процессов.

Так обстоит дело, если мы будем исходить из атомной или квантовой теории
света.

Что касается волновой теории, то световые колебания представляются ею как
силовые, то есть как быстрые периодические изменения в каждой точке
пространства электрических и магнитных сил, исходящих из источника света.
По волновой теории, волны видимого света ничем не отличаются от всем
известных радиоволн. Скорость радиоволн равна скорости света. Замедления в
скорости радиоволн мы как будто практически не наблюдали. Однако нам
приходилось наблюдать одно весьма странное и непонятное явление. Как
известно, радиоволна обегает вокруг всего земного шара в очень короткий
промежуток времени (1/7 доля секунды) и вновь попадает в место отправления,
как "эхо". Таким образом, вы можете многократно принять волну, посланную
вами вокруг земного шара. Но отмечены случаи, когда радиоволна,
отправленная станцией, куда-то "пропадала" и не возвращалась целые минуты,
- десять, двенадцать минут! Где блуждала она? Очевидно, где-нибудь в
мировых пространствах, пока не вернулась, быть может, отраженная
каким-нибудь небесным телом. Что изменило ее направление, мы не знаем. Но
мы знаем, что радиоволна пришла с опозданием в двенадцать минут, хотя
скорость ее "полета", вероятно, была не меньше обычной. Если же свет
является по своей природе такой же электромагнитной волной, то не произошло
ли с ним такого же явления, как и с блуждающей радиоволной?

Как бы то ни было, но причины, вызвавшие замедление света, могут
повториться. И поэтому еще раз: осторожность, осторожность и выдержка.

Радиопередача прекратилась. Марамбалль посмотрел на Лайля.

Лайль молчал.

- Зачем им это понадобилось? - сказал Марамбалль. - В конце концов ничего
определенного. Одни гипотезы. Мы и без них знали, что то, что произошло
раз, может произойти и другой раз. Теперь не время читать лекции! Но мы не
кончили с вами разговора, Лайль. Это проклятое радио...

- Я думаю, конец разговора будет не в вашу пользу, Марамбалль, - сказал
Лайль, опять сжимая кулак. Марамбалль напыжился, как петух, готовый к бою.

Но в этот момент кто-то постучал в дверь. Лайль двинулся к двери, как будто
не замечая Марамбалля, стоявшего на пути, и Марамбалль должен был свернуть
в сторону,





 
 
Страница сгенерировалась за 0.0969 сек.