Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Научно-фантастическая литература

Александр Беляев. - Светопреставление.

Скачать Александр Беляев. - Светопреставление.

* * *

В комнату вошел Метакса Все лицо его улыбалось, белые зубы сверкали,
маслянистые глаза лоснились как никогда.

- Здравствуйте! Вас двое? Это хорошо! Я был у вас, Марамбалль, ночью был, -
такое дело. Швейцар сказал - вы дома, но я не достучался и ушел Крепко
спите. Честный человек всегда крепко спит.

"Так вот кто был у меня ночью, как это я не догадался, - подумал
Марамбалль. - Но у Метаксы нет бороды. Или он был загримирован?"

- Дело есть, большое дело! - продолжал Метакса

- А какой номер вашего дела? - шутливо спросил Лайль Он уже был спокоен,
как всегда.

- Хо-хо, вы угадали Дело номер сто семьдесят четыре.

- Что-о? Не может быть. Дело номер сто семьдесят четыре у меня, то есть у
Лайля.

- Не может быть, дело номер сто семьдесят четыре у меня, - ответил Метакса.

- О тайном соглашении между Германией и Советской Россией?

- О соглашении между этими странами, - ответил Метакса.

- Но ведь это дело я собственными руками взял со стола Леера, - не
удержался Марамбалль.

- Значит, вы впопыхах взяли "призрак" этого дела. Вернее, вы взяли какое-то
другое дело, которое лежало под папкой номер сто семьдесят четыре, а эту
папку я взял за две-три минуты до вас Уходя, я даже слышал, как вы вошли в
кабинет, и догадался, что это вы. Вы сами наказали себя. Я предлагал вам
сделку, - помните, в театре? Вы отказались, пожалели тысячи марок; тогда я
решил действовать сам.

                                 

- Надеюсь, теперь вы извинитесь передо мною? - спросил Лайль.

- Да, простите! Но кто бы мог думать? Какой я был осел! Мне нужно было
поднести папку к самым глазам... Но где она, покажите мне ее?

Метакса улыбнулся грустной улыбкой глаз и хитрой - румяных губ.

- Пять тысяч марок! "Имера" - очень хорошая газета, но она не заплатит мне
и шестисот. А мне надо жить и закончить образование.

- Пять тысяч! - возмутился Марамбалль. - Но это грабеж! Это нечестно,
Метакса, вы выкрали у меня дело из-под рук.

Метакса улыбался все так же грустно и хитро.

- Это очень дешево. За дело номер сто семьдесят четыре можно получить
двадцать, тридцать, сорок тысяч.

- Две, ну, три тысячи марок я могу вам дать, Метакса. А если вы не
согласитесь, то я... я донесу на вас!

- Ну и что же? - невозмутимо ответил Метакса. - Вы - на меня, я - на вас;
оба отсидим в тюрьме, и вы не получите даже за донос.

- Я даю пять тысяч марок, - небрежно процедил Лайль сквозь клубы дыма.

- Нет, нет, - завопил Марамбалль, - я первый покупатель! Вы, Лайль, ничего
не сделали для этого дела, а я ставил на него очень многое. Я даю пять
тысяч, где дело? - поспешно обратился он к Метаксе.

- Десять тысяч марок, - также спокойно продолжал Лайль.

- Стойте, подождите; ведь это же бессовестно! - Лайль нахмурился. - То есть
бессмысленно, хотел я сказать. Зачем мы будем набивать цену? Не надо
больше! Пусть он подавится, я дам ему десять тысяч, но не будем устраивать
аукциона. - Марамбалль вдруг схватил Лайля за плечи и, чуть не плача,
заговорил: - Ведь вы же - мой друг. Ну, умоляю вас! Давайте мы порешим так.
Пусть у вас останется дело, которое раздобыл я. Я ничего не возьму с вас за
него, а вы уступите мне дело номер сто семьдесят четыре. Согласны?

- Йес, - коротко ответил Лайль, высвобождаясь от объятий француза.

Марамбалль вздохнул и вынул чековую книжку и "вечное" перо.

Он испытывал такое чувство, как будто должен был засесть за самый трудный
фельетон. Он вздыхал, вертелся на стуле, наконец поднялся и зашагал по
комнате.

Метакса терпеливо ожидал, как паук, наблюдая за жертвой, которая уже
попалась в паутину, но еще мотался на стуле, наконец, поднялся и зашагал по
комнате.

- Скажите, Лайль, - спросил он, - вы ознакомились с делом номер сто
семьдесят шесть?

- Да. В нем есть кое-что пикантное. Оно вскрывает - мягко выражаясь -
влияние одного концерна на правительство при издании закона о пошлинах на
иностранные товары. Но, конечно, десять тысяч марок на этом деле не
заработаешь, - скромно ответил Лайль.

Марамбалль шумно вздохнул.

- Десять тысяч марок! Это почти весь мой аккредитив[22]. Может быть, вы
уступите хоть несколько тысяч? - Метакса многозначительно посмотрел на
Лайля. - Ну, пусть будет по-вашему, кровопивец!

И с таким видом, как будто он подписывал собственный смертный приговор,
Марамбалль заполнил чек, оторвал его и, подавая Метаксе, сказал:

- С рук на руки.

Метакса не спеша расстегнул пиджак, белый жилет и рубашку и извлек из-под
рубашки папку, на которой крупным шрифтом было напечатано: "Дело ‘ 174".

Документы перешли из рук в руки. Метакса, сладко улыбнувшись своими
черными, как маслины, глазами, ушел.

Но, прежде чем Марамбалль успел раскрыть заветную папку, Метакса неожиданно
вернулся. Он приоткрыл дверь и, заглядывая в комнату одним глазом, похожим
на маслину, сладко пропел:

- Господин Марамбалль, вы хотите вернуть свои десять тысяч марок?

- Ну, разумеется! В чем дело, Метакса?

- Дайте мне еще две тысячи, и через полчаса у вас будут назад ваши десять.
Ну, через час, не больше.

Марамбалль недоверчиво посмотрел на Метаксу.

- Обманете!

- Господин Лайль будет свидетелем. Хорошее дело, верное дело! Вы ему дайте
две тысячи марок. Когда получите назад десять, он мне отдаст. Идет?

- Хорошо! Что я должен делать?

- Написать еще чек на две тысячи.

Марамбалль подумал, вздохнул и, как зарвавшийся игрок, решил идти
"ва-банк". Он написал чек на две тысячи и передал его Лайлю, который
спокойно положил чек в карман.

- Теперь что я должен делать?

- Идти, бежать, ехать, лететь домой и взять с собою негативы, где снят
барон, который стрелял в вас!

- Ну и дальше что?

- Барон Блиттерсдорф купит у вас эти негативы. Вы идите за негативами, а я
- за бароном. Хорошо? - И, не ожидая ответа, Метакса закончил: - Очень
хорошо!

Марамбалль нашел, что сделка действительно подходящая. У него есть в запасе
несколько снимков, с которых он может сделать новый негатив, если
понадобится, а негатив почему бы не продать за хорошую сумму?

- Хорошо! Я согласен. Отправляйтесь за бароном, а я иду за негативами. -
Марамбалль засунул дело ‘ 174 под жилет и отправился к себе. Лайль
согласился на то, чтобы встреча произошла у него, - "на нейтральной почве".

Таксомотор быстро доставил Марамбалля туда и обратно. Когда Марамбалль
вернулся, Метаксы и барона еще не было. Однако скоро явились и они. Барон
был в штатском и держался так, как будто он явился во вражеский лагерь
подписывать мирный договор.

- Надеюсь, вы уведомлены о причине моего визита, - сказал он, чинно
раскланиваясь и не протягивая руки.

- Да, да, - быстро ответил Марамбалль.

- Господин Метакса говорил мне, что вы, барон, интересуетесь фотографией и
скупаете негативы. У меня есть три очень интересных негатива.

- Цена?

- Двадцать тысяч марок.

Блиттерсдорф с недоумением посмотрел на Метаксу. Тот изобразил на своем
лице еще большее недоумение и посмотрел на Марамбалля.

- Этой суммы я не могу дать вам.

- Пятнадцать - крайняя цена!

- Десять!

- Пятнадцать!

- До свидания!

- Четырнадцать! Тринадцать! Двенадцать!! Больше не могу уступить. Это очень
дешево! Барон вернулся от двери.

- Двенадцать тысяч я, пожалуй, дам, но с одним непременным условием... Вы
могли сделать копии с этих фотографий...

Марамбалль взмахнул руками, чтобы показать, что он и не думал делать этого.
Папка, которую он продолжал держать под жилетом, начала выскальзывать от
этого резкого движения. Марамбалль подхватил ее, но - увы! - барон уже
успел заметить мелькнувший на момент номер 174.

"Интересное открытие!" - подумал барон, но не подал вида.

- Итак, вот мое непременное условие, - сказал барон, - вы не должны в
дальнейшем шантажировать меня и не пустите больше в оборот ваши гнусные
снимки.

- На них изображены вы, господин барон!

- На них изображены вы, господин Марамбалль! И если вы не выполните
обещания, то...

- То?

- То я убью вас. Второй раз я не промахнусь. "Светопреставление" окончилось.

- Хорошо! Я принимаю ваши условия, - ответил Марамбалль. - Я даю
торжественное обещание никогда не опубликовывать снимков. Но со своей
стороны требую от вас обязательства не предпринимать против меня никаких
агрессивных сделок. Барон улыбнулся.

- Хорошо! Согласен.





 
 
Страница сгенерировалась за 0.0398 сек.