Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Научно-фантастическая литература

Александр Беляев. - Светопреставление.

Скачать Александр Беляев. - Светопреставление.

III. В МИРЕ ПРИЗРАКОВ

Прислушиваясь к шумному дыханию фрау Нейкирх, Марамбалль обошел то место,
где она должна быть по его расчетам, снял с вешалки шляпу и, осторожно
пробравшись вдоль стены по коридору, вышел на улицу и немедленно был сбит с
ног каким-то невидимым существом.

- Однако можно быть повежливее, - сказал он призраку, поднимаясь с тротуара.

- Вежливость - призрак в этом мире призраков, - услышал Марамбалль чей-то
голос, и вслед за тем истерический смех.

- Иду! Иду! Иду! - предупреждал чей-то голос.

И Марамбалль посторонился.

"Публика быстро начинает приспособляться", - подумал он и пошел по
тротуару, громко стуча подошвами и беспрерывно повторяя, как гудок
автомобиля:

- Иду, иду, иду!..

Отовсюду слышались эти предупредительные голоса, и улица гудела
встревоженным шмелиным роем.

Несмотря на эти предупредительные голоса, прохожие то и дело наскакивали
друг на друга.

Мимо Марамбалля без единого звука промчался переполненный публикой трамвай.
Марамбалль уже знал, что это - "призрак" трамвая, прошедшего несколько
минут тому назад.

Вслед за этим он услышал рев рожка и предупредительные крики:

- Осторожнее! Едет карета скорой помощи!

Судя по звукам, она двигалась очень медленно. Марамбалль не слышал грохота
невидимых трамваев, - очевидно, всякое движение было прекращено вскоре
после наступления "светопреставления". Но оно наступило так внезапно, что
не обошлось без катастроф.

Марамбалль видел столкнувшиеся трамвай и автобус. Трамвай сошел с рельс и
наехал на фонарный столб, а автобус лежал на боку. Марамбалль осторожно
пересек улицу и подошел к месту катастрофы, чтобы помочь раненым; однако
это оказалось очень трудным делом. Несколько раненых, к которым он
участливо наклонялся, оказались пустым местом: раненые уже отползли в
сторону. Марамбаллю пришлось рассчитывать не на зрение, а на слух и
осязание. По стонам он разыскал несколько раненых и принес их к карете
скорой помощи. Она, вероятно, стояла здесь уже несколько минут и была не
призрачной.

Марамбалль чувствовал на своих руках теплую кровь, но не видел ни себя, ни
раненых. Он мог только любоваться своим призраком, пробирающимся еще через
улицу к месту катастрофы.

Какой-то мужчина стонал на его руках.

"Несчастный, - подумал Марамбалль, - как-то ему будут делать операцию, если
необходима немедленная помощь? Он может изойти кровью, прежде чем
"проявится" на операционном столе".

Это слово "проявляться", заимствованное у фотографов, очень нравилось
Марамбаллю, так как оно точно передавало явление: все предметы делались
видимыми только через несколько минут, как изображение на проявляемой
фотографической пластинке.

Марамбалль почувствовал, что проголодался. Он жил на Доротеенштрассе, в
нескольких минутах ходьбы от Тиргартена. Но на этот раз ему пришлось идти
довольно долго, пробираясь ощупью. Он извинялся, задевая плечом призраки, и
наталкивался на невидимых живых людей.

"Однако который теперь может быть час?" - подумал Марамбалль, глядя на
потускневшее солнце на багровом небе, склонявшееся к западу. По привычке он
вынул часы и посмотрел на циферблат.

"Фу, черт возьми, никак не привыкнешь к этому сумасшествию!" - бранился он,
глядя в пустоту. Он оглянулся и увидел большие часы на углу улицы. Стрелки
стояли на пяти. Он сделал всего несколько шагов вперед, вновь взглянул на
часы и удивленно остановился. Минутная стрелка указывала уже пять минут
шестого. Еще несколько шагов вперед - и часы показывали десять минут
шестого, как будто время начало бежать с неимоверной быстротой. Марамбалль
был так заинтересован этим странным поведением часов, что решил проверить
их, отойдя назад. И что же? Время тоже как будто пошло назад. Пять минут
шестого. Ровно пять. Марамбалль отошел на метр и увидел, что часы
показывают уже без пяти минут пять.

Марамбалль свистнул.

"Ловко! Прогуливаясь взад и вперед, я могу по своему желанию распоряжаться
временем: посетить прошлое, заглянуть в будущее и вернуться в настоящее. Но
почему же я не видал своих карманных часов? Не потому ли, что в кармане
темно?" - Марамбалль еще раз вынул свои часы и поднес их очень близко к
глазам. Всего через две-три секунды он увидел циферблат и стрелки, которые
показывали двадцать минут шестого. Он подошел к большим уличным часам и
посмотрел на них. Они показывали четверть шестого.

Пользуясь тем, что его никто не видит, Марамбалль влез по столбу к самому
циферблату и мог убедиться, что теперь и эти уличные часы показывали
двадцать минут шестого.

- Теперь мне многое становится ясным, - сказал Марамбалль, предпочитая
говорить вслух с самим собой вместо того, чтобы кричать все время "иду,
иду". - Мои глаза видят то, что было примерно пять минут тому назад на
расстоянии метра, десять минут назад - на расстоянии двух метров и так
далее. Это слишком сложно, чтобы быть безумием.

Очевидно, что-то неладное произошло в самой природе.

Когда Марамбалль добрался, наконец, до ресторана, его ждало разочарование.
Ресторан был закрыт. Марамбалль был постоянным посетителем, и ему удалось
выпросить у хозяина только черствый вчерашний пирожок.

- Однако если так пойдет дальше, мы подохнем с голоду, - сказал Марамбалль,
доедая пирожок.

- Последние времена, - вздохнул хозяин. - Это светопреставление.

"И он о том же", - подумал Марамбалль, вспомнив вдову Нейкирх, затем он
спросил:

- Господин Лайль был у вас сегодня к обеду?

- Как всегда. Но он чувствует себя очень плохо. Его сильно помяли в
автобусе. Он выглядит совсем больным.

- Но ведь вы не могли его видеть, - насторожился Марамбалль.

- Ну, разумеется, я видел его после того, как он ушел. Кто бы мог подумать,
господин Марамбалль, что мы доживем...

Но Марамбалль уже не слушал его. Все в порядке. Хозяин ресторана видит так
же, как и он, как и все.

- Сколько стоит пирожок?

Марамбаллю пришлось бы ожидать не менее пяти минут, чтобы увидеть
безнадежный жест хозяина. Но интонация голоса и без этих внешних проявлений
ясно свидетельствовала об угнетенном состоянии владельца ресторана в
Тиргартене, а слова говорили еще яснее.

- Какие тут счеты, господин Марамбалль! - сказал он уныло. - С собой в
могилу не возьмешь пирожков, ни платы за них. Кушайте на здоровье.
Простите, что не могу ничем угостить вас больше. Я даже себе не сумел
изготовить обеда: половина жаркого оказалась сырою, а половина сгорела. - И
он еще раз безнадежно крякнул.

- Телефон действует? Мне нужно переговорить с Лайлем.

- Ничего не действует. Все разваливается. Лакеи перепились, винный погреб
опустошен. Всђ идет прахом. И я... я, кажется, сам напьюсь, если только эти
подлецы оставили мне хоть каплю вина...





 
 
Страница сгенерировалась за 0.0414 сек.