Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Научно-фантастическая литература

Александр Беляев. - Светопреставление.

Скачать Александр Беляев. - Светопреставление.

VI. ИГРА В ЖМУРКИ

Несмотря на осадное положение и все принятые меры, в городе все же были
случаи ограблений. И поэтому во всех домах были приняты меры
предосторожности, чтобы вместе с жильцами в дом не проникали воры,
пользуясь своею временной невидимостью.

Когда Марамбалль позвонил у дома Леера, швейцар осторожно приоткрыл дверь,
держа ее на цепочке, и впустил Марамбалля, только узнав его по голосу.
Марамбалль едва протиснулся в приоткрытую дверь, причем почувствовал, как
швейцар легонько провел рукой по его спине, чтобы убедиться, что за
Марамбаллем никого нет, и тотчас закрыл дверь.

- Фрейлейн Вильгельмина приехала? - спросил он, раздеваясь.

- Только что, - отвечал швейцар.

Марамбалль поднялся по лестнице, устланной черным ковром, - до
светопреставления он был красным, - вошел в большую гостиную и огляделся.

Вильгельмина, в дорожном костюме, с небольшим чемоданом в руке, стояла у
раскрытой двери в кабинет Леера и говорила с отцом. Вернее, бесшумно
шевелила губами. Потом отец так же беззвучно что-то сказал ей, потрепал по
щеке и ушел к себе, закрыв дверь кабинета. Вильгельмина быстро прошла в
свою комнату, в правую дверь.

Марамбалль находился в затруднении. Он знал, что видел минувшие события. Но
вернулась ли уже в гостиную Вильгельмина?

Его вывел из затруднения голос Вильгельмины, раздавшийся из столовой. Она
запела, потом, очевидно, услышав шум приближающихся шагов, прекратила пение
и спросила:

- Кто здесь?

- Здравствуйте, фрейлейн, - сказал Марамбалль, осторожно пробираясь в
столовую. - С приездом!

- А, это вы, Марамбалль, здравствуйте! - Девушка пошла навстречу гостю.

- Не правда ли, интересно? Весь мир играет в прятки. Ну где же вы?

И, смеясь, она вертелась около него, как будто не могла найти. А Марамбалль
беспомощно разводил руками, хватая воздух.

- Через пять минут, когда вы проявитесь, я буду смеяться, наблюдая ваш
глупый вид, - продолжала она забавляться. - Ну, вот моя рука, держите, -
наконец смилостивилась она.

Молодые люди уселись у стола.

- Как давно мы не виделись! - сказал Марамбалль. - Это было еще в старом
мире, когда люди видели настоящее, а не прошлое. Как провели вы время у
фрейлейн Алисы?

- Великолепно, - отвечала девушка. - Сначала мы все очень испугались. А
потом нашли, что это даже интересно. Но, Марамбалль, это начинает мне
надоедать. Прощай лаун-теннис! Мы больше не можем играть в эту чудесную
игру!..

- Есть "игры" поважнее, - сказал Марамбалль. - На многих фабриках и заводах
прекратилось производство. Если это продлится, мы переживем ужасные времена.

- Придумают что-нибудь, - беспечно ответила Вильгельмина. - Научатся
работать "вслепую". Ведь работают же слепцы. И вообще не портите мне
настроения. Представьте, у подруги мы играли в пушболл. Это было что-то
невероятно комическое!

- Да, люди приспособляются ко всему, это правда. Сегодня впервые
открываются даже театры. В опере идет "Фауст".

- Воображаю, что это будет. У нас абонемент. Заезжайте за мной и отправимся
вместе в нашу ложу.

- А я хотел предложить вам место в партере, это ближе к сцене, - если
только вы снизойдете до партера.

- Снизойду, - ответила Вильгельмина. - Идем в партер. Но как же музыканты
будут читать ноты?

- Артисты и оркестр будут исполнять на память. Каждый из них отлично знает
свою партию. Зрелищное восприятие, конечно, не будет совпадать со слуховым.
Но с этим надо примириться.

- А что же будет с нашей музыкой и пением, Марамбалль?

- Мы будем разбирать ноты, как близорукие, и учить на память.

- Вы принесли новые романсы?

- Принес, - ответил Марамбалль, наблюдая за тем, как "призрак" Вильгельмины
вошел в столовую, переодетый в розовое кимоно. Только теперь Марамбалль
узнал, как одета сидящая с ним Вильгельмнна.

- Дайте же мне, - протянула девушка руку.

- Извольте, - ответил Марамбалль, незаметно выходя в гостиную.

- Но где же вы?

- Вот здесь, неужели вы не видите меня? - смеялся Марамбалль, повторяя ее
игру в прятки. Надо сказать, что эта игра очень понравилась ему. Марамбалль
начал бегать по гостиной, а Вильгельмина преследовала его. Марамбалль
увлекался все больше. И вдруг, когда посреди комнаты она поймала его,
Марамбалль обхватил девушку и крепко поцеловал.

Вильгельмина вырвалась из его объятий.

- Сумасшедший!

В тот же момент они услышали знакомые, прихрамывающие шаги лейтенанта
Блиттерсдорфа. На войне он был ранен в ногу и с тех пор прихрамывал.

От веселости Марамбалля и Вильгельмины не осталось и следа. Лейтенант
явился, как статуя командора, и молодые люди стояли смущенные, подобно дон
Жуану и донне Анне[15]. Правда, командор еще ничего не мог видеть. Он мог
только слышать подозрительный шум. Но протекут минуты - и вся картина
"проявится"... Одно спасение - увести лейтенанта из этой комнаты, пока
прошлое не станет видимым "настоящим".

Вильгельмина, так же как и Марамбалль, уже хорошо знала, что чем ближе
предмет, тем скорее он проявляется.

Она храбро бросилась навстречу приближающимся шагам, взяла лейтенанта за
руку и попыталась обвести его вокруг комнаты, к двери в кабинет отца.

- Это вы, господин лейтенант, как кстати! - защебетала она, дружески толкая
лейтенанта. - Папа будет очень рад видеть вас; идемте к нему...

- Я, кажется, помешал, - хмуро отозвался лейтенант. - Здравствуйте,
фрейлейн Вильгельмина, - и он остановился, чтобы поцеловать ей руку.
Девушка ускорила эту церемонию и вновь повлекла за собой лейтенанта к
спасительной двери.

- Почему вы ведете меня, э-э, таким кружным путем? - спросил лейтенант,
опять останавливаясь.

- Я только что приехала и разбросала на полу свои чемоданы, мы можем
упасть. Да ну же, какой вы неповоротливый! - тормошила она его.

- Но, может быть, ваш отец занят?..

- Да нет же, идемте.

Вот и спасительная дверь... Вильгельмина быстро постучалась, открыла дверь,
не ожидая ответа отца, почти втолкнула в кабинет лейтенанта и, бросив
несколько фраз, ушла "прибрать чемоданы", плотно закрыв за собой дверь.

- Где вы? - шепотом спросила она, войдя в гостиную.

- Здесь, - также тихо ответил провинившийся дон Жуан.

- Уходите скорей... противный!

Но Марамбалль не торопился. Его обуяло непреодолимое желание увидеть самому
всю сцену игры в жмурки, а она уже начала проявляться: Марамбалль-первый то
приближался, то удалялся. И когда он подходил ближе, то события шли
ускоренным темпом, как будто кто-то быстрее пускал кинематографическую
ленту. Когда он отступал назад, движения играющих в прятки замедлялись.
Наконец, отступая с быстротою, превышающей скорость света, он видел события
в обратном порядке. Вильгельмина сама была увлечена этой "фильмой".
Опомнившись, она тихо спросила:

- Вы еще здесь?

- Здесь, - с сладким вздохом отвечал Марамбалль.

- Да уходите же, безумный человек!

- Сейчас, только досмотрю самое интересное. Марамбалль, подвигаясь взад и
вперед, нашел момент поцелуя и начал медленно - со скоростью света -
отступать к двери. И призрачная пара как будто застыла в поцелуе.

- Изумительно! - сказал он у двери. - А в оперу мы все-таки поедем!

Марамбалль услышал, как Вильгельмина в нетерпении топнула ногой.

- Иду, иду! - И Марамбалль вышел, прикрыв дверь.

На лестнице, навстречу ему поднималась тень грозного командора - лейтенанта
Блиттерсдорфа. Его рыжие распушенные усы были подняты вверх, как у
Вильгельма Второго.

- Фу, проклятое привидение! - выбранился Марамбалль. И он демонстративно
прошел сквозь призрак лейтенанта, двинув плечом воображаемого соперника.

Когда Марамбалль ушел, новое беспокойство овладело Вильгельминой. Она
знала, сколько опасных неожиданностей таит в себе новый порядок вещей.
Вильгельмина тихо подошла к закрытой двери в кабинет отца и тронула ее
рукой. Опасение Вильгельмины оправдалось: закрытая дверь была на самом деле
открыта. Это, очевидно, проделка лейтенанта. Он мог открыть ее после того,
как Вильгельмина вышла. Теперь весь вопрос был в том, дошло ли отражение
сцены игры в жмурки до лейтенанта, сидящего в кабинете отца... Вильгельмина
зашла сбоку и прикрыла дверь. Подойдя через несколько минут вновь к двери в
кабинет, она опять нашла ее открытою. Стать у двери и загородить своим
телом видение? Но она не могла "загородить" того отражения, которое уже
было впереди нее. В отчаянии девушка ушла в свою комнату и заперлась.

Вильгельмина волновалась не напрасно.

Лейтенант, заподозрив неладное, принял свои меры. Поздоровавшись с Леером,
он поставил кресло против двери и открыл ее. Скоро начала проявляться вся
сцена игры в жмурки. Тогда лейтенант заговорил с отцом Вильгельмины о
Марамбалле.

- Я, конечно, далек от мысли давать вам советы, господин Леер, - сказал он,
- но мне кажется, что посещения вашего дома иностранным корреспондентом,
притом французом, не совсем удобная вещь при вашем официальном положении.
Притом отношения Марамбалля к фрейлейн Вильгельмине могут вызвать
превратные толкования и повредить репутации вашей дочери...

- Мне самому не нравятся эти визиты. Но что же я могу поделать? Шальная
девчонка... Будь бы жива се мать, - со вздохом сказал Леер, - все было бы
иначе. Я не сомневаюсь, что их отношения носят вполне невинный характер.
Спорт, музыка...

- Вполне невинный? - лейтенант тяжело задышал. - А вот не угодно ли
взглянуть в гостиную!

Леер поднялся из-за письменного стола, подошел к двери и воскликнул от
изумления.

Они увидели финал игры в прятки. Среди гостиной беззвучная тень Марамбалля
целовала призрак Вильгельмины. От ревнивого взора лейтенанта не
ускользнуло, что Вильгельмина не очень быстро оторвалась от губ молодого
человека, и в ее негодовании не было искренности.

Кровь медленно залила все лицо лейтенанта.

- Я... убью его! - тихо, но решительно сказал лейтенант. - Вызову на дуэль
и убью.

Леер вернулся к столу и, ошеломленный виденным, тяжело опустился в кресло.

- Да, это ужасно... Она обманула мое доверие... Но как же вы будете
"драться" с ним на дуэли?

- В открытую или в "слепую" - все равно. На пистолетах. До решительного
результата.

- А если он откажется от дуэли?

- Я убью его. Теперь это можно сделать проще, чем раньше.

Разговор не вязался. Лейтенант скоро откланялся и направился к двери.

Вильгельмина слышала, как он шел, и подумала:

"Он не простился со мною! Сердится! Конечно, он видел все. Но видел ли
отец?"

В ту же минуту послышался голос отца:

- Вильгельмина, иди сюда!

Между отцом и дочерью произошел длинный и чрезвычайно неприятный разговор.





 
 
Страница сгенерировалась за 0.1084 сек.