Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Философия

Морис Бланшо. - Неописуемое сообщество

Скачать Морис Бланшо. - Неописуемое сообщество

Требования общности: Жорж Батай

     Эта  взаимосвязь коммунизма и индивидуализма, осужденная самыми рьяными
приверженцами контрреволюционной мысли (де Местр и т.д.), а также и Марксом,
заставляет  нас поставить  под  вопрос  само понятие  взаимосвязи.  Но  если
взаимоотношения между  людьми перестают быть отношениями Того же к Тому же и
предполагают  образ  другого  как нечто  неустранимое  и в  равенстве  своем
диссиметричное  по  отношению к  тем,  кто его  рассматривает, то  тем самым
навязывается  совсем иной вид  взаимоотношений, влекущий за собой иную форму
общества,  которое  вряд  ли  можно  назвать  "общностью".  Если же мы решим
именовать  его  так, встанет  вопрос, чем обусловлено мышление  той или иной
общности   и,  вне  зависимости  от  того,   существует  оно  или   нет,  не
свидетельствует ли оно об отсутствии общности? Именно это случилось с Жоржем
Батаем, который добрый десяток лет стремился -- в мыслях и в реальности -- к
осуществлению требований  общности, и  в  конце  концов  оказался, пусть  не
совсем в одиночку, лицом  к  лицу с отсутствующей  общностью, всегда готовой
превратиться в отсутствие общности. "Полный разлад (забвение  всяких границ)
есть закон отсутствия общности". Или: "Никому не позволительно  принадлежать
к моему отсутствию общности" (цитаты заимствованы из журнала "Против всякого
ожидания"). Обратим  внимание  хотя бы на  местоимение  "мое": каким образом
отсутствие общности может считаться "моим"  в том же смысле,  в каком  можно
говорить о "моей" смерти, которая лишь разрушает всякую мою принадлежность к
чему бы то ни было и в то же время возможность любого моего присвоения?
     Не стану  повторять  рассуждении Жана-Люка Нанси,  когда он показывает,
что Батай  "бесспорно  достиг наибольших глубин в изучении судеб современной
общности": всякий пересказ неизбежно ослабляет и упрощает ход мысли, который
можно изменить  или даже целиком переиначить с  помощью цитат  из подлинного
текста.  Не  следует, однако,  упускать  из виду  что  невозможно оставаться
верным той или иной мысли, если не учитывать ее  собственную  неточность или
изменчивость, благодаря которым она,  оставаясь самой собой, не  переставала
становиться   другой  и   отвечать  иным  потребностям:  соответствуя   либо
историческим  переменам,  либо исчерпавшим себя экспериментам,  которые  нет
смысла  повторять.  Потребности эти противились  унификации. Нет  спору, что
примерно с 1930 по 1940 год слово "сообщество" поддается истолкованию легче,
чем  в  последующие периоды,  даже если публикация "Проклятой доли" и,  чуть
позже,  "Эротизма"  (где  отдается  предпочтение  одной  определенной  форме
общения)   развивает   почти   аналогичные   темы,   которые   не  поддаются
упорядочиванию  (можно  назвать  и  другие  работы:  неоконченный  текст   о
"Верховной  власти" и незавершенную  "Теорию  религии").  Можно сказать, что
политические требования никогда не исчезали из его мыслей, но что требования
эти  принимали  различные формы в силу внутренней или внешней необходимости.
Первые  же строки "Виновника" свидетельствуют об этом  безо всяких оговорок.
Писать под нажимом войны --  это не значит  писать о войне,  а  писать на ее
горизонте, как если  бы она была твоей  подружкой, с  которой ты делишь ложе
(полагая, что она уделит тебе местечко, краешек свободы).






 
 
Страница сгенерировалась за 0.0985 сек.