Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Боевики

Виталий ГЛАДКИЙ - КИШИНЕВСКОЕ НАПРАВЛЕНИЕ

Скачать Виталий ГЛАДКИЙ - КИШИНЕВСКОЕ НАПРАВЛЕНИЕ

                                   * * *

     - Как ты думаешь, Ганс, союзнички не подложат нам свинью?
     - Фердинанд, время для оптимистических прогнозов ушло безвозвратно. К
тому же большая политика - дело фюрера. Мы с тобой солдаты.
     - Ганс, я рад, что именно ты сменишь меня здесь.
     - Но я тебе не завидую, Фердинанд. - Генерал Фриснер выглядел усталым
и  отрешенным.  -  Ты  знаешь,  что фюрер отстранил Линдемана за неудачное
наступление в районе Даугавпилса.  А что он мог сделать? От него требовали
нанести контрудар и  в  то же время забрали 12-ю танковую и 212-ю пехотную
дивизии для  группы армий "Центр".  Мне  тоже в  мою  бытность командующим
оперативной группы "Нарва" пришлось подарить одну из лучших своих дивизий,
122-ю пехотную...
     - Значит,   ты  считаешь,   что  у  группы  армий  "Север"  положение
критическое?
     - Ах,  Фердинанд,  -  вздохнул Фриснер. - Как я могу тебе ответить на
этот вопрос,  если группой "Север" мне довелось командовать всего двадцать
дней?
     - Но все-таки,  Ганс,  неужели дела обстоят настолько плохо, что даже
ты, мой старый соратник и друг, не хочешь сказать правду?
     - Солдаты  теряют  веру  в  победу.  Ты  можешь   себе   представить,
Фердинанд,  до  какого  позора мы дожили - германские солдаты дезертируют!
Моральный  дух  подорван,  со  снабжением   постоянные   перебои   -   эти
бандиты-партизаны держат под своим контролем почти все железные дороги...
     Сразу же  после отлета Шернера новый командующий группой армий "Южная
Украина" генерал Фриснер собрал  оперативное совещание командующих армиями
и их начальников штабов.  Осмотр оборонительных сооружений и позиций войск
генерал отложил на следующий день.
     По окончании совещания Фриснер вызвал к себе полковника Дитриха.
     - Давно мы  с  тобой не виделись,  старина.  -  Дружески пожимая руку
полковнику,  Фриснер  указал  глазами  на  небольшой кожаный  диванчик.  -
Присядем...
     - Господин генерал, с вашего позволения - закурю...
     - К чему такой официальный тон, Рудольф, кури. А ты все в полковниках
ходишь.
     - Ценность  сотрудника  разведки  в   отличие  от  офицеров  вермахта
заключается не в погонах и званиях.
     Генерал Фриснер рассмеялся.
     - Ты   все  так  же,   Рудольф,   скептически  относишься  к   армии.
Единственный пункт, по которому у нас с тобой разногласия.
     - Время  нередко меняет мировоззрение человека.  Особенно когда  идет
война.
     - Ты стал философом.
     - Нет. Я, пожалуй, стал циником.
     - Это хуже?
     - Для солдата - нет, для разведчика - да.
     - Почему?
     - Если  разведчик работает только ради  денег и  званий,  только ради
наград и  почестей -  он циник до мозга костей.  В  любой момент его могут
перевербовать,   предложив  куш  посолидней,   наконец,  он  может  просто
струсить. Я никогда до конца не верил таким людям.
     - К чему ты клонишь, Рудольф?
     - Отвечаю честно  на  вопросы,  поскольку господин генерал,  судя  по
всему, хочет полной откровенности.
     - Рудольф,  мне  хотелось бы  услышать твое мнение о  состоянии дел в
Румынии.
     - Все нормально, если судить по заявлениям Антонеску.
     - А если судить по данным абвера?
     - Дело дрянь, господин генерал.
     - Почему?
     - Вчера я  получил отчет румынской сигуранцы за последние две недели.
Весьма  интересные вещи  творятся за  спиной  маршала Антонеску...  Создан
национал-демократический блок коммунистической, национал-царанистской, или
крестьянской, и национал-либеральной партий.
     - Сведения достоверны?
     - Вполне.
     - Какие меры приняты?
     - Какие  меры  можно  предпринять,  чтобы  задержать горный обвал  на
полпути?
     - Параллель довольно условная...
     - Не возражаю.  Работаем и в этом направлении.  Но хуже всего то, что
король Михай решил удариться в политику, судя по всему, под влиянием своей
матери:   за   последние  полгода  резко   усилились  трения   между   его
приближенными и Антонеску.  А это явно неспроста.  Правда, король пытается
делать вид,  что  его отношение к  Антонеску не  изменилось,  но  это меня
больше всего и настораживает.
     - Думаешь, он способен открыто выступить против Антонеску?
     - Господин генерал,  чтобы спасти свою корону,  Михай пойдет на  все.
Тем  более что  армия на  его  стороне и  многие генералы настроены против
Антонеску.
     - Ну  что же,  спасибо,  Рудольф,  за информацию.  А  теперь займемся
вопросами, которые касаются нас непосредственно...
     С этими словами генерал Фриснер направился к крупномасштабной карте.
     - Насколько  я   информирован,   в   данный  момент  у  нас  наиболее
боеспособной является шестая армия. Так, Рудольф?
     - Да.
     - И  что  фланги у  нас  самое уязвимое место,  поскольку там оборону
держат румынские войска. Это соответствует действительности?
     - Вполне.
     - Допустим, эти сведения не являются тайной и для русских.
     - Весьма возможно.
     - Тогда  мы  и  будем исходить из этого факта.  Рудольф,  мы сейчас с
тобой немного пофантазируем.  Сыграем в бумажную войну.  Итак,  ты русский
командующий, и тебе известно, что все лучшие войска Германии сосредоточены
в районе вот этого выступа,  то  есть  они  прикрывают  Кишинев.  Куда  ты
направил бы свой основной удар в предстоящем наступлении?
     - Здесь и  думать долго не нужно.  Конечно же,  по флангам.  С  южной
стороны  -   удар  по  3-й  румынской  армии  с  форсированием  Днестра  и
Днестровского  лимана,  а  на  нашем  левом  фланге  -  прорыв  обороны  в
расположении 4-й  румынской армии с  направлением главного удара на  Хуши.
Удары  по  сходящимся направлениям,  и  в  результате -  "котел" в  районе
Кишинева...
     - Правильно!  Совершенно логично, Руди. Я бы тоже так поступил. И все
же есть один,  весьма важный момент,  о  котором мы,  немцы,  предпочитаем
умалчивать.  Это  -  возросшее  оперативно-тактическое мастерство  русских
военачальников,  нестандартность их  мышления.  Русские уже не  те,  что в
сорок первом, Рудольф, далеко не те. А мы продолжаем по инерции считать их
неспособными  тягаться  с  гениальностью  немецкой  военной  мысли.  Очень
опасное заблуждение.
     Фриснер,   возбужденно  жестикулируя,  бегал  вдоль  огромной  карты,
которая занимала почти всю стену кабинета.
     - А  если русские ударят по 6-й армии?  Невозможно?  Вполне возможно,
Руди!  Смотри, что получается в этом варианте. Для того чтобы усыпить нашу
бдительность,  русские могут провести отвлекающие удары по флангам. Могут!
На кишиневском направлении им необходимо форсировать Днестр, что сопряжено
с большими потерями. И конечно же, мы подобного поворота событий не должны
ждать,  следуя твоим умозаключениям (да  и  не  только твоим),  а  значит,
сосредоточим  все   внимание  на   флангах,   возможно,   с   привлечением
дополнительных сил (насколько я  знаю,  генерал Шернер определил в  резерв
две пехотные и  одну танковую дивизии).  Вот тут-то  русские и  используют
элемент внезапности! Не согласен? Хорошо, поспорим! Во-первых, форсировать
Диестр для русских при их современном оснащении,  хорошем артиллерийском и
воздушном прикрытии и  определенном опыте  подобных  операций не  является
сложной  проблемой.  Во-вторых,  взломав оборону и  уничтожив лучшие  наши
войска,  русские,  вне всяких сомнений, нанесут удар в направлении Фокшан;
ну  а  там рукой подать до  Плоешти и  Бухареста.  Остаются наши войска на
флангах?  Вот в этом и заключается замысел:  разбить наиболее боеспособные
соединения,  вбить  танковый клин  в  центр  группы армий "Южная Украина",
расчленить на две части и  при поддержке русского флота и морских десантов
запереть нас в двух вместительных "котлах". Все!
     Тяжело  дыша,  Фриснер  подошел  к  столу,  плеснул из  высокогорлого
графина воды в фужер, выпил.
     - Ну, что ты на это скажешь, Рудольф?
     - А  если  все-таки  русские  ударят  по  флангам?  Неужели вы  вовсе
исключаете такую возможность?
     - О  нет,  ни  в  коем случае!  Будем откровенны:  оба варианта могут
принести нам большие неприятности.  Но  только в  том случае,  если мы  не
сможем  определить направление главного удара  русских.  Оборона на  нашем
участке фронта  сильная,  хорошо  продуманная -  нельзя не  отдать должное
моему предшественнику.  Командование сухопутных сил  и  фюрер возлагают на
нас  большие надежды.  Именно здесь,  на  южных рубежах рейха,  мы  должны
остановить  русских,   измотать  в  боях  и  начать  новое,   победоносное
наступление. Мы щит Румынии и Балкан. Вчера в беседе со мной фюрер сказал:
"Я верю,  что именно группа армий "Южная Украина" способна внести коренной
перелом в  состояние дел на Восточном фронте..."  Правда,  фюрер несколько
по-иному,  чем ты, оценил ситуацию в Румынии. Он сказал: "Маршал Антонеску
искренне предан мне".
     - У меня есть вопрос.
     - Слушаю.
     - Если в  итоге ситуация на оборонительных рубежах будет складываться
не в нашу пользу,  если русские прорвут фронт, что тогда? Или этот вариант
исключен?
     - Что  известно богу,  то  человеку знать не  дано.  Это мой ответ на
вопрос.  Ни в  чем заранее нельзя быть уверенным.  И если все-таки русские
прорвут фронт,  то  для  полного окружения группы армий "Южная Украина" им
необходимо упредить отвод  наших войск на  новые оборонительные рубежи.  А
для  этого нужно захватить переправы на  реке Прут,  что  довольно сложно,
можно даже сказать, невыполнимо.
     - Почему?
     - Дело  в  том,  что  тогда русские должны иметь темп  наступления до
тридцати километров в  сутки,  иначе у нас получается значительный выигрыш
во времени.
     - Жду ваших приказаний, господин генерал.
     - Ты  опять угадал мои  мысли.  Тебе придется немало поработать.  Мои
замыслы тебе известны,  требуется только подтвердить их  или опровергнуть,
если они несостоятельны. Времени очень мало, Руди, очень мало...
     - В  первую очередь вам нужна информация о  дислокации и  численности
русских армий.
     - Да.
     - И где намечается главный удар.
     - Совершенно верно.
     - Ну что же, постараемся, господин командующий...
     - Но это еще не все,  Рудольф.  Как у тебя обстоят дела с блокировкой
русских разведгрупп?
     - За  последние полтора месяца не было случая проникновения русских в
наш тыл.
     - Садись,  господин полковник.  Будем работать.  Будем намечать новую
стратегию и тактику на ближайшее время...






 
 
Страница сгенерировалась за 0.0936 сек.