Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Приключения

Жюль Верн. - Зимовка во льдах

Скачать Жюль Верн. - Зимовка во льдах

1. ЧЕРНЫЙ ФЛАГ

   Двенадцатого  мая  18...  года  кюре  старой  церкви  города   Дюнкерка
проснулся в пять часов  утра  и  собирался,  как  всегда,  служить  раннюю
обедню, на которую приходило несколько благочестивых рыбаков.
   Облачившись, он направился было  к  алтарю,  но  тут  в  ризницу  вошел
человек, явно чем-то взволнованный  и  обрадованный.  Это  был  моряк  лет
шестидесяти, еще крепкий и бодрый, с открытым и честным лицом.
   - Господин кюре, - крикнул он, - подождите, пожалуйста!
   - Что вас привело сюда в  такую  рань,  Жан  Корнбют?  -  с  удивлением
спросил кюре.
   - Что меня привело? До смерти захотелось обнять вас, господин кюре!
   - Что ж, я не возражаю, но лишь после того, как вы прослушаете обедню.
   - Обедня! - засмеялся в ответ старый моряк. - Вы  думаете,  вам  теперь
удастся отслужить обедню? Так я и позволю вам!
   - А почему бы мне  не  отслужить  обедню?  -  спросил  кюре.  -  Ну-ка,
объясните! Уже ударили в третий раз...
   - Сколько бы раз там ни звонили, - ответил Жан Корнбют, -  сегодня  еще
придется звонить, господин кюре. Ведь вы обещали сами обвенчать моего сына
Луи с моей племянницей Мари!
   - Так он вернулся?! - радостно воскликнул кюре.
   - Можно сказать, вернулся, - отвечал Корнбют, потирая руки.  -  Сегодня
на рассвете нам сообщили с  наблюдательного  поста  о  приближении  нашего
брига, которому вы сами нарекли прекрасное имя "Юный смельчак".
   - Поздравляю вас от всей души, милейший  Корнбют,  -  проговорил  кюре,
снимая ризу и епитрахиль. - Я не забыл о нашем  уговоре.  Обедню  за  меня
отслужит викарий, и как только ваш сын прибудет, - я к вашим услугам.
   - Будьте уверены, что он не заставит вас ждать слишком долго, - отвечал
моряк. - Вы уже  оглашали  предстоящую  свадьбу,  и  теперь  вам  остается
отпустить ему грехи, а много ли может нагрешить человек,  обретаясь  между
небом и водой во время плаванья в северных морях! А ведь ловко я  придумал
отпраздновать  свадьбу  в  самый  день  прибытия  брига!  Луи  с   корабля
отправится прямо в церковь!
   - Так идите же, Корнбют, и готовьте все, что нужно.
   - Бегу, господин кюре. До скорого свидания!
   Моряк быстро зашагал к своему дому, стоявшему на  набережной  торгового
порта. Из его окон открывался вид на Северное море, и  старый  моряк  этим
очень гордился.
   Жану Корнбюту в  свое  время  удалось  сколотить  кое-какое  состояние.
Прослужив несколько лет капитаном на кораблях  одного  богатого  гаврского
судовладельца, он  решил  обосноваться  в  своем  родном  городе,  где  на
собственные средства построил бриг "Юный смельчак". Он совершил целый  ряд
рейсов на север, всякий раз выгодно сбывая весь свой груз строевого  леса,
железа и дегтя. Затем Жан Корнбют  передал  командование  кораблем  своему
сыну  Луи,  отважному  тридцатилетнему  моряку.  По  словам  всех  местных
капитанов каботажных судов, Луи был лучшим мореходом в Дюнкерке.
   Луи Корнбют отправился в плавание, испытывая  самые  нежные  чувства  к
племяннице своего отца, Мари. Молодая девушка с  нетерпением  ожидала  его
возвращения.  Мари  едва  исполнилось  двадцать  лет.  Это  была  красивая
фламандка с легкой примесью голландской крови. Мать Мари, умирая, поручила
ее своему брату, Жану Корнбюту.  Добряк  любил  ее,  как  родную  дочь,  и
надеялся, что ее брак с Луи будет прочным и счастливым.
   Прибытие  брига,  замеченного  в  открытом  море,  означало  завершение
крупной торговой операции, которая  должна  была  принести  Жану  Корнбюту
значительную  прибыль.  Быстро  закончив  свой   рейс,   "Юный   смельчак"
возвращался с последней своей стоянки в порту Бодоэ, на западном побережье
Норвегии.
   Когда Жан Корнбют пришел из церкви, весь дом  был  на  ногах.  Сияя  от
счастья, Мари одевалась к венцу.
   - Только бы нам успеть собраться до прихода брига, - твердила она.
   - Да, да, поторапливайся, малютка! - отвечал Жан  Корнбют.  -  Ветер  с
севера, а под полным бакштагом "Юный смельчак" идет хорошо.
   - А вы всех наших друзей известили, дядя? - спросила Мари.
   - Всех известил.
   - И нотариуса и кюре?
   - Не беспокойся! Смотри, как бы не пришлось ждать тебя.
   В эту минуту вошел кум Клербо.
   - Ну, друг Корнбют, - воскликнул он, -  вот  так  удача!  Твой  корабль
приходит как раз вовремя:  правительство  только  что  объявило  торги  на
большие поставки строевого леса.
   - А что мне до того? - отвечал Жан Корнбют. - Это дело правительства.
   - Так оно и есть, господин Клербо, - добавила Мари. -  Сейчас  для  нас
важнее всего возвращение Луи.
   - Не спорю... - продолжал кум Клербо. - Но все же эти поставки леса...
   - И вы тоже попируете у нас на свадьбе, - прервал торговца Жан Корнбют,
до боли стискивая ему руку.
   - Эти поставки леса...
   - И вместе со всеми нашими друзьями, что придут и с суши и  с  моря.  Я
уже предупредил гостей и приглашу всю команду корабля!
   - А мы пойдем встречать его на набережную? - спросила Мари.
   - А как все! - отвечал Жан Корнбют. - Все  пойдем,  пара  за  парой,  с
музыкой во главе.
   Гости явились без опоздания. Несмотря на ранний час, никто не пренебрег
приглашением. Все наперебой поздравляли славного моряка, которого искренне
любили. Тем временем Мари, стоя  на  коленях  у  себя  в  комнате,  горячо
благодарила создателя за то, что он услышал ее мольбы. Вскоре, красивая  и
нарядная, она вошла в зал.
   Женщины поцеловали ее в щеку, а мужчины крепко пожали  ей  руку.  Затем
Жан Корнбют подал сигнал к выступлению.
   Любопытное зрелище представляло собой свадебное шествие, направлявшееся
к морю на восходе солнца. Весть о  прибытии  брига  успела  облететь  весь
порт, и множество любопытных в  ночных  колпаках  выглядывало  из  окон  и
полуоткрытых дверей.  Со  всех  сторон  слышались  поздравления  и  добрые
пожелания.
   Под этот хор  приветствий  и  благословений  процессия  приблизилась  к
пристани. Погода была великолепная. Казалось, солнце радовалось  вместе  с
людьми. Дул свежий северный ветер,  нагоняя  небольшую  волну,  и  рыбачьи
лодки, выходившие из порта, быстро скользили между причалами, оставляя  за
собой длинный след.
   Две дамбы, начинавшиеся у  набережной  Дюнкерка,  выдавались  далеко  в
море. Свадебная процессия широкими рядами двигалась по  северной  дамбе  и
вскоре подошла к  стоявшему  на  ее  оконечности  маленькому  домику,  где
дежурил начальник порта.
   Контуры  брига  Жана  Корнбюта  вырисовывались  все  отчетливее.  Ветер
крепчал, и "Юный смельчак" шел  полным  бакштагом  под  марселями,  фоком,
контр-бизанью, брамселями и бом-брамселями. По-видимому, на  борту  царила
та же радость, что и на берегу. Жан Корнбют с  подзорной  трубой  в  руках
весело отвечал на вопросы друзей.
   - Вот он, мой красавец бриг! - воскликнул он. - Цел и невредим,  словно
только что из Дюнкерка. Никаких аварий! Ни малейшего повреждения.
   - Вы видите своего сына, Корнбют? - спрашивали его.
   - Пока еще нет. Ну, да он занят своим делом.
   - Почему же он не поднимает флага? - удивился Клербо.
   - Этого я не знаю, дружище, но уж, наверное, у него  есть  на  то  свои
причины.
   - Дядюшка, дайте мне подзорную трубу,  -  сказала  Мари,  выхватывая  у
Корнбюта из рук инструмент. - Я первая хочу его увидеть!
   - Но ведь это мой сын, сударыня!
   - Вот уже тридцать лет, как он ваш сын, - смеясь, отвечала  девушка,  -
но моим женихом он стал только два года назад.
   Теперь "Юный смельчак" был  виден  совершенно  отчетливо.  Команда  уже
готовилась бросать якорь. Верхние  паруса  были  убраны.  Уже  можно  было
узнать кое-кого из матросов, устремившихся к снастям, но  напрасно  искали
глазами Мари и Жан Корнбют капитана, чтобы помахать ему рукой.
   - Ей-богу, я вижу помощника капитана Андрэ Васлинга!  -  вдруг  крикнул
Клербо.
   - А вон плотник Фидель Мизон! - отозвался один из присутствующих.
   - И наш друг Пенеллан! - прибавил второй, делая знаки моряку, носившему
это имя.
   "Юный смельчак" находился уже в каких-нибудь трех кабельтовых от порта,
когда на гафеле показался черный флаг... На борту был траур!
   Страшная мысль  мелькнула  у  присутствующих;  сердце  молодой  невесты
сжалось от недоброго предчувствия.
   Бриг печально входил в порт. На борту царило гробовое молчание.  Вскоре
корабль миловал оконечность эстакады. Мари, Жан Корнбют и гости  бросились
на набережную, к которой подходил корабль, и через минуту были на борту.
   - Мой сын! - только и мог выговорить Жан Корнбют.
   Матросы, обнажив головы, молча указали ему на траурный флаг.
   Отчаянно вскрикнув, Мари без чувств упала на руки старого Корнбюта.
   "Юного смельчака" привел в порт Андрэ Васлинг. Жениха Мари Луи Корнбюта
на борту больше не было.

 





 
 
Страница сгенерировалась за 0.0564 сек.