Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Приключения

Жюль Верн. - Зимовка во льдах

Скачать Жюль Верн. - Зимовка во льдах

11. ДЫМОК

   На следующее утро, когда моряки проснулись, в домике царил непроглядный
мрак. Лампа погасла. Жан Корнбют разбудил  Пенеллана  и  попросил  у  него
огниво, которое тот ему я передал. Пенеллан встал, чтобы зажечь спиртовку,
но, поднимаясь, ударился головой о ледяной потолок. Это испугало его:  еще
накануне он мог стоять  в  помещении  во  весь  рост.  При  бледном  свете
спиртовки он увидел, что потолок опустился примерно на один фут.
   Пенеллан с ожесточением принялся  за  работу.  Как  ни  слаб  был  свет
спиртовки, молодая девушка, взглянув на суровое лицо рулевого, поняла, что
он уже начинает впадать в отчаяние. Она подошла к нему, взяла его за  руку
и с нежностью ее пожала. Тотчас мужество снова вернулось к Пенеллану.
   - Она не должна погибнуть! - воскликнул он и, захватив спиртовку, снова
пополз в узкий коридор. Потом он с размаху вонзил палку в ледяную толщу  и
на этот раз уже не почувствовал сопротивления.
   Может быть, они уже добрались до слоев рыхлого снега?
   Пенеллан выдернул палку, и  мгновенно  луч  света  ворвался  в  ледяную
хижину.
   - Ко мне, друзья мои! - закричал Пенеллан.
   Работая руками и ногами, он быстро разрыл наружный слой снега, который,
как он думал, не был покрыт ледяной коркой. Но вместе с потоками  света  в
хижину ворвалась волна морозного воздуха. Пенеллан, орудуя ломом, расширил
отверстие и с наслаждением вдохнул свежий воздух.  Выбравшись  наружу,  он
упал на колени и стал горячо благодарить создателя за их спасение. К  нему
присоединились и остальные.
   Кругом все было залито лунным сиянием. Мороз был трескучий,  моряки  не
могли долго оставаться под открытым небом и вернулись в  ледяной  дом.  Но
Пенеллан, прежде чем войти в хижину,  огляделся  по  сторонам.  Скалистого
мыса больше не было. Ледяной дом  находился  среди  беспредельной  ледяной
равнины. Пенеллан  направился  было  в  ту  сторону,  где  стояли  сани  с
провизией. Сани исчезли!
   Холод заставил Пенеллана войти в хижину.  Он  ничего  не  сказал  своим
товарищам.  Прежде  всего  следовало  просушить  над  спиртовкой   одежду.
Термометр, на секунду выставленный наружу, показал -30o.
   Через час Андрэ Васлинг и Пенеллан решили снова выйти наружу. Одежда на
них еще не просохла. Закутавшись в еще сырые плащи,  они  выбрались  через
прорытый ими туннель, стены которого уже стали твердыми, как камень.
   - Как видно, нас отнесло к северо-востоку,  -  заметил  Андрэ  Васлинг,
пытаясь ориентироваться по звездам.
   - Это бы еще не беда, если бы у нас были сани.
   - Как, сани пропали? - воскликнул Андрэ Васлинг. - Тогда мы погибли!
   - Будем искать, - отвечал Пенеллан.
   Васлинг и Пенеллан обошли вокруг хижины.  Она  превратилась  в  ледяную
глыбу  высотой  более  пятнадцати  футов.  Во  время  пурги   единственное
возвышение на равнине было заметено снегом. Ледяная тюрьма, в которой были
заживо погребены путники, вместе с обломками льдов была отнесена  миль  на
двадцать пять к северо-востоку. Сани, оказавшиеся на  другой  льдине,  без
сомнения были унесены в другую сторону, так как их нигде не было видно.  А
собаки скорее всего погибли во время бури.
   Отчаяние овладело  Васлингом  и  Пенелланом.  У  них  не  хватало  духа
вернуться в дом и сообщить ужасную новость  товарищам  по  несчастью.  Они
решили взобраться на ледяной холм, образовавшийся над хижиной, и  еще  раз
внимательно осмотреть окрестности, но и оттуда не было видно ничего, кроме
беспредельной белой равнины. Вскоре у них начали замерзать руки и ноги,  а
влажная одежда покрылась сосульками. Спускаясь с ледяного холма,  Пенеллан
случайно  взглянул  на  Андрэ  Васлинга  и  заметил,  что  тот  пристально
всматривается вдаль; вот он вздрогнул и побледнел.
   - Что это с вами, господин Васлинг? - спросил Пенеллан.
   - Так, ничего, - ответил помощник капитана. - Спустимся вниз и поскорее
уйдем отсюда. Ведь нам здесь все равно ничего не найти.
   Но Пенеллан не последовал совету Васлинга; он снова взобрался на холм и
стал всматриваться в ту сторону, куда только что глядел помощник капитана.
То, что он увидел, произвело на него совсем иное впечатление.
   - Слава тебе, господи! - радостно воскликнул он.
   На северо-востоке он заметил поднимавшийся к небу  дымок.  Сомнений  не
было - там находились  люди.  Услышав  радостный  возглас  Пенеллана,  все
выбежали из хижины и собственными глазами убедились,  что  рулевой  сказал
правду. Не теряя ни минуты, позабыв о голоде,  на  свирепом  морозе,  все,
нахлобучив капюшоны, быстрыми шагами  направились  к  северо-востоку,  где
виднелся дымок. Им предстояло пройти  по  крайней  мере  миль  пять.  Было
чрезвычайно трудно придерживаться намеченного направления. Внезапно  дымок
исчез, а впереди не было ни одного возвышения, которое  могло  бы  служить
ориентиром среди ледяной пустыни. Как тут не сбиться с пути?
   - Вот беда - не на что нам ориентироваться, -  сказал  Жан  Корнбют.  -
Придется вот что сделать: Пенеллан пойдет впереди, за ним в двадцати шагах
- Васлинг, я - в двадцати шагах от Васлинга. Таким образом я сразу  увижу,
если Пенеллан отклонится от прямой линии.
   Так шагали они  добрых  полчаса.  Вдруг  Пенеллан  остановился  и  стал
прислушиваться.
   - Вы ничего не слышите? - спросил  старик,  когда  товарищи  подошли  к
нему.
   - Решительно ничего, - ответил Мизон.
   - Как странно! - продолжал Пенеллан. - Мне показалось, что я только что
слышал какие-то крики, - они доносились вон с той стороны.
   - Крики? - воскликнула молодая девушка. - Так, значит, мы  недалеко  от
цели.
   - Это ровно ничего не значит, - ответил Андрэ  Васлинг.  -  На  крайнем
севере при сильном морозе звуки слышны на большом расстоянии.
   - Что бы там ни было, - сказал Жан Корнбют, - идемте вперед, а не то мы
замерзнем.
   - Нет, - возразил Пенеллан. - Постойте минутку и прислушайтесь.
   В самом деле, в этот момент издалека донеслись  слабые,  но  совершенно
отчетливые  крики.  Казалось,  это  были  вопли  страдания  и  тоски.  Они
повторялись вновь и вновь. Можно  было  подумать,  что  кто-то  взывает  о
помощи. Потом крики затихли, и воцарилась мертвая тишина.
   - Я не ошибся, - сказал Пенеллан. - Вперед!
   И он бросился бежать в том направлении, откуда доносились крики. Так он
пробежал около двух миль. Каково же было его удивление, когда внезапно  он
увидел перед собой  человека,  лежащего  на  снегу.  Пенеллан  подбежал  к
лежавшему, приподнял ему голову и в ужасе поднял руки к небу.
   В следующий миг подбежали Андрэ Васлинг и матросы.
   - Это один из наших! Матрос Кортруа! - крикнул Васлинг.
   - Он умер, - проговорил Пенеллан. - Замерз...
   Когда подошли Жан Корнбют и Мари, труп уже успел заледенеть.  Все  лица
выражали отчаяние. Погибший был одним из спутников Луи Корнбюта!
   - Вперед! - крикнул Пенеллан.
   Еще полчаса путники шли в мрачном молчании. Но вот  вдалеке  показалось
какое-то возвышение, очевидно, то была земля.
   - Это остров Шаннон, - заявил Жан Корнбют.
   Пройдя еще милю, они увидели дымок, поднимавшийся над снежной  хижиной.
Вскоре можно было разглядеть в стене  хижины  деревянную  дверь.  Тут  все
стали громко кричать. На их крики из хижины выбежали двое мужчин. Пенеллан
сразу узнал Пьера Нукэ.
   - Пьер! - воскликнул он.
   Нукэ стоял в каком-то странном оцепенении, как будто  не  понимая,  что
происходит вокруг него.
   Андрэ Васлинг с беспокойством всматривался в  спутника  Пьера  Нукэ;  в
глазах его блеснула радость: это не был Луи Корнбют.
   - Пьер! Это я! - кричал Пенеллан. - Посмотри, здесь твои друзья!
   Наконец Пьер Нукэ опомнился и  в  порыве  радости  бросился  в  объятия
своего старого товарища.
   - А мой сын? А Луи? - вскричал Жан Корнбют, и в голосе  его  прозвучала
смертельная тревога.

 





 
 
Страница сгенерировалась за 0.1179 сек.