Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Научно-фантастическая литература

Леонид Лагин. - Майор Велл Эндъю

Скачать Леонид Лагин. - Майор Велл Эндъю

 

     Среда, 24 июня.
     Боже мой, они нас пасут!
     Неясные подозрения   охватили   меня  еще  вчера  вечером,  когда
марсиане,  вернувшись на свою базу в пустоши,  вышвырнули из цилиндров
несколько  трупов.  Два  из  них  мне  удалось  распознать.  Это  были
обескровленные трупы моего солдата-кокни и колбасника.
     Бесконечно страшно   об   этом   писать,   но  марсиане  питаются
человеческой кровью1.  Еще вчера вечером мне удалось рассмотреть  этот
жуткий процесс сквозь тот самый иллюминатор в стенке цилиндра, который
выходит в нашу корзину и,  очевидно,  предназначен для  наблюдения  за
поведением  ее  живого содержимого.  Это слишком отвратительно,  чтобы
рассказывать подробности,  но это  именно  так.  Они  вводят  прямо  в
кровеносные  сосуды  своего  головотела кровь жертвы пипетками объемом
около чайного стакана.
     1 Справедливость  требует  отметить,  что марсиане не делали себе
матрацев из волос своих жертв,  абажуров - из их кожи,  мыла -  из  их
жира. - Л. Л.
     Марсиане удивительно быстро ориентируются в новой для них  земной
обстановке. Они уже успели понять, что без пищи и воды люди истощаются
и гибнут. И они решили нас пасти. Меня и О'Флагана. И они уверены, что
нам от них не убежать.
     А мы-то с О'Флаганом сначала не поняли,  почему "наш" цилиндр так
медленно   рыщет   среди   развалин  Уокинга.  Он  шагал,  неторопливо
передвигая свои серебристые суставчатые ноги,  пока не остановился над
домом,  с  которого как ножом срезало второй этаж.  Когда нас охватили
щупальца,  мы решили,  что вот он  и  пришел,  наш  смертный  час.  Но
щупальца  довольно  бережно  опустили  нас в этот бесконечно печальный
разрез дома,  в котором еще  пять  дней  тому  назад  текла  мирная  и
счастливая   человеческая  жизнь.  Опустили  и  отпустили,  а  сами  с
неприкрытой угрозой раскачивались в непосредственной близости от  нас.
Бежать нам было некуда. И они решили попасти нас, дать нам возможность
размяться, поискать себе пищи, набрать воды.
     Дом, в  который  нас  опустили,  принадлежал  до  прошлой пятницы
владельцу крохотного магазинчика,  который,  будь он  раз  в  двадцать
крупнее,  можно  было  бы  назвать  небольшим универсальным магазином.
Жилые  комнаты  были  расположены  позади  магазинчика  и  в   начисто
снесенном  втором  этаже.  В  этой  лавчонке  было всего понемногу:  и
канцелярских товаров,  и колониальных,  и вина,  и книг,  и  все,  что
требуется   рассеянному  охотнику,  забывшему  запастись  необходимыми
боеприпасами в Лондоне.
     В кладовой мы обнаружили три окорока, два черствых, но вполне еще
съедобных хлеба, несколько банок варенья, фунтов десять сахару, четыре
круга колбасы, две дюжины пива в тяжелых картонных коробках, несколько
жестяных коробок с бисквитами, ящик отличного коньяку, несколько банок
табаку,   вдоволь  спичек.  Мы  напились  из-под  крана,  из  которого
почему-то еще текла вода,  и вернулись в столовую за скатертью,  чтобы
упаковать  в  нее  все это бесплатно доставшееся нам чужое добро.  Это
было настолько увлекательно - бесплатно брать все,  что  тебе  угодно,
что я на время даже забыл о своих тяжких размышлениях.
     Для удобства мы взяли две скатерти.  Со  скатертями  в  руках  мы
заглянули в то,  что осталось от магазина: четыре стены и голубое небо
вместо  потолка.  На  полу  поблескивали  еще  не  успевшие  высохнуть
дождевые   лужи.  В  лужах  плавали  пожелтевшие  листья  с  деревьев,
поломанные стволы которых уныло торчали по обе стороны входа в  бывший
магазин.  В  полувыдвинутом  ящике  кассы  денег  не было,  но вдоволь
валялось разбухших от дождя счетов  и  записок  с  лиловыми  разводами
дешевых чернил.  Зато на полках товар был почти не тронут сыростью.  Я
взял себе три записные книжки (родные сестры той,  в которой я  сейчас
веду  свои  записи!  У  меня  страсть  к  хорошим  записным книжкам.),
несколько карандашей и библию,  библию,  которой мне так не хватало  и
без  которой  я во время моей колониальной службы не отправлялся ни на
одну операцию,  даже если она лично мне не грозила никакой опасностью.
Упаковав  все  это  в  скатерти,  мы  положили  узлы  на  стол и стали
советоваться, как поднять их к нам в корзину. Но мы явно недооценивали
сообразительность  марсиан.  Только мы несколько отошли от стола,  как
щупальце схватило один за другим оба громадных узла и перенесло  их  в
корзину со сноровкой бывалого грузчика.
     В это  время   Майкл   О'Флаган,   в   котором   его   ирландское
бунтовщическое нутро рождало одну безумную идею за другой, стал совать
мне в руки увесистые продолговатые коробки. Я глянул на их наклейки, и
меня чуть не хватил удар: это были коробки с охотничьим порохом!
     - В крайнем случае,  - возбужденно  шептал  мне  О'Флаган,  -  мы
уничтожим хоть одну марсианскую боевую машину!.. Ну, берите же!.. - Он
настолько обезумел,  что  даже  не  счел  нужным  прибавить  "сэр".  -
Берите!..  И я захвачу коробки четыре... Эти вурдалаки не знают, что в
этих коробках, а когда поймут, уже будет поздно...
     - Я вам приказываю немедленно положить порох на место!  - крикнул
я этому осатаневшему  молокососу.  -  У  меня  семья,  дети,  и  я  не
тороплюсь на тот свет!..
     О'Флаган от злости покраснел до самых корней рыжих волос,  но то,
что  еще осталось в нем от дисциплинированного солдата,  заставило его
выполнить мое приказание.
     От волнения  у  меня  пересохло  в  горле.  Я  раскупорил бутылку
содовой и налил себе стакан.
     Сколько это  потребовало  времени?  Минуту,  не более.  Но за это
время  проклятый  ирландец  успел  схватить   из   витрины   охотничью
двустволку и зарядить ее.
     - Бегите! - крикнул он мне, стреляя в упор в дежурное щупальце. -
Бегите  через  кухню  и  спрячьтесь  в  саду!..  А  я  постараюсь пока
задержать это чудище!.. Да здравствует Ирландия!..
     Никогда еще я не был так близок к смерти.





 
 
Страница сгенерировалась за 0.0521 сек.