Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Научно-фантастическая литература

Леонид Лагин. - Майор Велл Эндъю

Скачать Леонид Лагин. - Майор Велл Эндъю

 Пятница, 26 июня. Полдень (продолжение).
     Только я   приготовился  вздремнуть,  как  четыре  боевые  машины
выпустили свои треножники и с  уже  привычным  лязгом  приблизились  к
нашей  машине  так  близко,  что  мне  стало  вчуже  за  них  страшно;
достаточно было бы одного шального снаряда,  чтобы  сразу  вывести  их
всех  из  строя.  Надо будет подумать,  как им дать понять,  чтобы они
всячески избегали такого скопления.
     Но, судя  по  всему,  они  скучились ненадолго и только для того,
чтобы рассмотреть меня  получше.  Во  всяком  случае,  щупальце  нашей
машины  подняло меня из корзины и передало на весу щупальцу из другой.
Повертев  меня  перед  ее  передним  иллюминатором   (оказывается,   у
цилиндров  впереди  и  по  бокам  тоже  имеются  иллюминаторы,  только
значительно  большие,  чем  задние,  обращенные  к  корзинам),  второе
щупальце таким же манером передало меня третьему. Точно таким же путем
я был передан следующему щупальцу,  и,  после того как  меня  подробно
осмотрел   экипаж  четвертой  машины,  я  был  благополучно  возвращен
"домой", в свою корзину.
     Во время  этих  захватывающих  перелетов  меня  приветствовали из
своих  корзин  пленные,  которых  я  меньше  часа  тому  назад  пас  в
разрушенном доме. В ответ я махал им рукой, улыбался и кричал:
     - Ну,  вот видите!  Я нисколько не боюсь!..  Это  наши  подлинные
друзья!..  Они  нас  всех  подробнейшим  образом  изучат и отпустят по
домам!..
     Я еще   не   успел   как   следует  прийти  в  себя  после  этого
головокружительного  воздушного  променада,  как  крышки  всех   машин
одновременно  приподнялись  и  щупальца  каждой  перенесли по человеку
внутрь своих цилиндров.
     Что ни  говори,  а  потребуется еще,  вероятно,  некоторое время,
покуда я научусь с должным спокойствием переносить подобные сцены. Как
все-таки  счастливы  по-своему цыплята,  которые и понятия не имеют до
самого последнего мгновения,  зачем их понесли на кухню!..  Эти  люди,
которых  щупальца уносили в глубь цилиндров на неминуемую и уже совсем
близкую смерть,  улыбались,  смеялись, махали тем, кого они оставили в
корзинах,  как  мальчишки,  особенно  высоко взлетевшие на "гигантских
шагах".
     А те,  кто  оставался  еще в корзинах,  кричали им,  чтобы они не
особенно задерживались внутри цилиндров,  потому  что  всем  интересно
поближе посмотреть на марсиан.
     Правда, из одного цилиндра  раздался  пронзительный  человеческий
вопль   и  довольное  уханье  марсиан,  прежде  чем  крышка  над  ними
окончательно завинтилась.  Все оставшиеся на воле,  то есть в корзинах
(как  все  в  конце  концов относительно!),  встревоженно взглянули на
меня.  И хотя меня самого пробирала нервная дрожь, я нашел в себе силу
воли улыбнуться и крикнуть:
     - Нечего  сказать,  хорошее  у  них  составится  мнение  о  нашем
пресловутом спокойствии!..
     Я почувствовал  себя  лучше  лишь  тогда,  когда  машины  наконец
развернулись в каре и выступили в очередной боевой поход.
     И тут,  когда я уже думал, что обо мне, наконец, забыли и что мне
удастся  хоть немного отдохнуть от этого сверхчеловеческого напряжения
нервов,  шторка в моем иллюминаторе раздвинулась.  В нем показались не
то  две,  не  то  три  пары  глаз  (от  волнения я позабыл,  сколько в
точности).  Затем одно из щупалец,  висевших до  этого  отвесно  вдоль
стенки цилиндра,  вдруг взмыло в воздух,  сделало плавный полукруг,  и
самый  его  конец  повис  перед  моим  ртом.  Что-то  внутри  щупальца
щелкнуло,  и  у  моего рта оказалось нечто продолговатое,  прозрачное,
объемом с чайный стакан.  Это  нечто  было  заполнено  чем-то  темным,
жидким...
     Мой отказ был бы  равносилен  подписанию  самому  себе  смертного
приговора  и  не  принес  бы  никакой  пользы  никому,  в  том числе и
несчастной жертве...
     Впрочем, я  все больше проникаюсь уверенностью,  что с их стороны
это было не только испытанием моей  преданности  пришельцам  с  Марса.
Возможно,  что там,  на их далекой планете, этим угощают гостей, всех,
кому они хотят сделать приятное.  Ведь в каком-то смысле я находился у
них  в  гостях.  В  таком  случае  мой  отказ  мог  быть воспринят как
оскорбление и иметь не менее далеко идущие последствия.
     Трудно пересказать,  что я передумал за эти короткие мгновения. Я
подумал о своей семье, которая в случае отклонения мною этого угощения
осталась бы без главы и кормильца в эти тяжкие времена.  В то же время
я твердо  сознавал,  что  никогда  еще  судьбы  моей  страны  и  всего
человечества  так  не  зависели  от  того,  проявит  ли или не проявит
один-единственный человек чисто  условное  чувство  брезгливости...  Я
уверен,  что  и  тот,  кто  только  что  стал в нашем цилиндре жертвой
особенностей марсианского питания,  легче умирал бы, если бы знал, что
и он,  пусть столь пассивным и косвенным путем,  участвует в борьбе за
превращение своей страны  в  младшего  партнера  самых  могущественных
властителей, которые когда бы то ни было появлялись на просторах нашей
старой планеты...
     К чести марсиан,  они даже не заставили меня выпить все до конца.
Щупальце отплыло от моего рта,  а в иллюминаторе снова,  уже в  третий
раз за время моего пленения, появилась пластина с крючковатым крестом.
Теперь уже у меня не было никакого сомнения. Это могло означать только
одно: они были мною довольны.
     Итак, первый этап установления взаимопонимания между марсианами и
человечеством  можно  считать завершенным.  И радостно сознавать,  что
именно меня господь избрал на этот высокий подвиг.  Нет теперь,  и  не
было никогда на всем земном шаре человека, обладающего такими поистине
неограниченными возможностями воздействия на  дальнейший  ход  мировой
истории   на   страх  всем  подрывным  элементам  и  для  вящей  славы
христианской европейской цивилизации!
     Задача теперь в том,  чтобы выработать необходимый язык для более
детального и точного общения  с  марсианами.  Но  в  этом  я  смиренно
полагаюсь  на  них,  у  которых  интеллект  так  далеко ушел вперед по
сравнению с человеческим.





 
 
Страница сгенерировалась за 0.0497 сек.