Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Научно-фантастическая литература

Леонид Лагин. - Майор Велл Эндъю

Скачать Леонид Лагин. - Майор Велл Эндъю

 Суббота, 27 июня. Десять часов утра.
     Никогда я еще не имел таких оснований  считать  себя  идиотом!  Я
мог, я обязан был предусмотреть эту возможность!
     В самом деле. Каждый вечер мы возвращались на Хорселлскую пустошь
по одной и той же дороге. Каждое утро мы отправлялись по той же дороге
в обратном направлении.  Навстречу новым победам? Бесспорно. Но ведь и
навстречу  неизвестности.  Я  не имел права успокаиваться на том,  что
армейские части откатились далеко на северо-восток.
     И все  же  кто  мог  подумать,  что  неожиданности  грозят нам со
стороны каких-то штатских!
     Правда, что-то вроде искорки сомнения вспыхнуло у меня еще вчера,
когда мы возвращались на пустошь.  Мой  взгляд  упал  на  велосипедный
завод,  вернее,  на  то,  что  от  него  осталось.  Его  обгоревший  и
полуобрушившийся остов мрачно  и  как-то  угрожающе  чернел  у  обрыва
крутого  и широкого оврага на ярко-оранжевой стене заката.  Я патриот,
горжусь индустриальной мощью Британии, но смею все же заявить: терпеть
не могу индустриальных пейзажей. Они портят мне настроение. Они портят
буколическую красоту доброй,  веселой старой Англии. Они портят людей,
которые   приходят   на  предприятия  законопослушными  и  доверчивыми
верноподданными короны. Они портят молодых людей призывного возраста.
     Мне пришло  в  голову,  что лишней порцией теплового луча дела не
испортишь.  Я торопливо набросал на бумажке контуры завода, а над ними
- разрывы снарядов.
     По меньшей мере полминуты две боевые машины тщательно прожаривали
заводской скелет,  пока он окончательно не осыпался и не превратился в
смрадную груду полурасплавленного и потрескавшегося кирпича.
     И все же этого оказалось недостаточно.
     Два часа тому назад как раз невдалеке от этих проклятых  развалин
неожиданно взлетела на воздух одна из боевых машин.  Она спокойно,  не
встречая на своем пути препятствий,  шагала третьей справа  от  нашей,
пока  не  достигла  того  единственного  узкого места,  где можно было
перешагнуть через овраг. И тут раздался оглушительный взрыв.
     Теперь-то я знаю,  что это сработала адская машина,  предательски
замаскированная дерном  и  битым  кирпичом.  А  тогда  я  увидел,  как
внезапно  вырос  огненный  холм в темно-рыжем нимбе вздыбленной земли.
Треножник несчастной боевой машины как бы растаял;  ее  цилиндр  боком
грохнулся  в овраг и покатился по нему,  как неправдоподобно громадная
консервная банка.  Мы кинулись на помощь, но были еще ярдах в пятистах
от  него,  когда  крышка  цилиндра  отлетела прочь и из нее показались
первые щупальца. Это было безумие! Это было так непохоже на осторожных
и осмотрительных марсиан.  Они должны были ждать нашего прибытия и уже
тогда только отвинчивать крышку!
     И вот  я  увидел,  как  откуда-то,  видимо  из норы во внутреннем
склоне оврага,  полетела в открытый цилиндр вторая адская машина, и со
всеми,  кто не успел еще выбраться,  было покончено.  Клочья кровавого
мяса брызнули во все  стороны  и  оглушили  единственного  марсианина,
которому  к  этому  времени  удалось  отползти  от  цилиндра  ярдов на
пятнадцать.  Его расстреляли в упор из дрянных  охотничьих  ружей  два
обросших человека в рваной,  отвратительно грязной одежде,  опоясанные
дешевыми матерчатыми патронташами.
     Нет, они  не  стали удирать от нас.  У них хватило мозгов,  чтобы
понять,  что убежать от марсиан невозможно.  Они перезарядили ружья  и
стали палить по приближавшимся цилиндрам. С таким же успехом они могли
бы стрелять из рогаток по Дуврским скалам.
     О, если  бы  марсиане догадались хоть на несколько минут спустить
меня на землю!  Я бы придушил этих мерзавцев собственными  руками.  Но
марсиане  оказались  умнее  меня.  Надо  еще и еще раз воздать должное
великолепному  хладнокровию   и   блистательной   расчетливости   этих
прирожденных завоевателей.
     Они взяли их живьем!  Они  взяли  их  живьем  и  швырнули  в  мою
корзину.  А  пока они еще извивались высоко над моей головой в могучих
щупальцах,  в иллюминаторе мелькнула знакомая табличка  с  крючковатым
крестом:   марсиане   целиком   полагались   на   мою   преданность  и
сообразительность. И, смею надеяться, я не обманул их надежд!
     Пленники не  очень  удивились,  обнаружив  в  корзине  еще одного
человека.
     С минуту они тяжело дышали, упершись спинами в стенку цилиндра.
     - Вот  это  здорово!  -  воскликнул,  наконец,  младший  из  них,
невысокий,  тонкогубый,  кудлатый,  как  пудель,  вытаскивая дрожащими
руками из кармана старенький кожаный портсигар.  - У нас тут собралась
неплохая компания! Хотите закурить? - протянул он мне портсигар.
     Этот невзрачный  малый  был  в  состоянии  крайнего  возбуждения.
Второй,  высокий,  широкоплечий,  с загорелой лысиной,  обрамленной по
сторонам плохо подстриженными седыми волосами, был внешне спокоен.
     Вот и говорите после этого, что нет на свете наития! Я повел себя
с ними, как равный с равными. Я взял сигарету, и мы закурили.
     - Видали?  - торжествующе продолжал кудлатый, судорожно затянулся
и закашлялся. - Полный ящик марсиан ко всем чертям!
     - Великолепно  сработано!  - ответил я.  - Никогда бы не подумал,
что такое возможно.
     - Возможно!  Все  возможно!  -  расхохотался (подумать только,  в
таком положении расхохотался!) кудлатый.  - Плохо вы знаете  англичан,
сэр!
     - Я надеюсь,  что вы не откажете мне в чести быть англичанином, -
возразил я с улыбкой, которая стоила мне очень многого.
     - Прошу прощения,  сэр,  - спохватился кудлатый. - Я не хотел вас
обидеть...  Я  только  хочу  сказать,  что  просто  так  англичане  не
сдаются... Что мы еще повоюем...
     Его перебил лысый:
     - Ходят слухи,  что они питаются людьми... Что они якобы кормятся
человеческой кровью...
     Видимо, он не терял еще надежды,  что  я  отвечу  на  его  вопрос
отрицательно. Но я утвердительно кивнул головой.
     Лысый помрачнел еще больше и замолк надолго.
     - Еще вчера нас было трое, - сказал я.
     Казалось, что  на  кудлатого  мои  слова  не  произвели  никакого
впечатления.  Он продолжал упиваться своей пирровой победой. Глаза его
лихорадочно блестели.
     - Даже помирать не так обидно,  когда знаешь, что отправил на тот
свет полную кастрюлю этих чертовых чудищ!
     Он сделал  несколько  глубоких  затяжек,  швырнул  окурок за борт
корзины и не совсем последовательно добавил:
     - А что, если выпрыгнуть из этого лукошка?
     - Поймают,  - сказал я с самым обреченным видом.  - Разве только,
когда вернемся в пустошь.  Ночью...  А пока давайте знакомиться. Томас
Браун. Бухгалтер.
     - А что!  - запальчиво заметил кудлатый. - Среди бухгалтеров тоже
попадаются совсем неплохие парни!
     Видимо, он хотел сказать мне нечто приятное.
     В интересах дела я проглотил эту пилюлю.  Мне надо было во что бы
то ни стало заставить его разговориться.
     - Вчера мы  тут  с  одним  парнем,  ирландцем,  попробовали  было
улепетнуть,  - продолжал я.  - Между прочим,  тоже палили из ружья,  и
тоже из охотничьего...
     - И что? - спросил кудлатый.
     Я пожал плечами.
     - Они его сожгли? - спросил кудлатый.
     Я отрицательно покачал головой.
     - Противно! - промолвил после коротенькой паузы кудлатый.
     - Что ж,  -  вздохнул  я,  -  давайте  хоть  на  несколько  часов
знакомиться.
     - Джек, - представился кудлатый. - Джек Смит. Литейщик.
     - Фергюс  Дэвидсон.  Слесарь,  -  мотнул  головой  лысый  и снова
надолго замолк.
     - Вы  с  этого  завода?  -  кивнул  я  на развалины велосипедного
завода.
     - Подымай  выше,  с  сэнткетринских  доков!  -  горделиво ответил
кудлатый.
     Я поразился не на шутку:
     - Вы хотите сказать, что вы пробрались сюда из Лондона?
     - Потомственные почтенные кокни! - ответил оборванец таким тоном,
словно он отрекомендовался пэром Англии.
     - Нас,  докеров,  голыми руками не возьмешь! - снова разгорячился
он.  - Мы,  с вашего позволения,  сэр,  не  бараны...  Мы  пораскинули
мозгами и решили действовать... В нашем союзе...
     Он вдруг  замолк,  вопросительно  глянул  на  Дэвидсона,   словно
спрашивая,  можно  ли  выдать  мне военную тайну.  Лысый утвердительно
кивнул, и тогда кудлатый Смит простодушно поведал мне такое, от чего у
меня потемнело в глазах.
     Оказывается, лондонская чернь,  и не только лондонская  (кудлатый
намекнул,  что уже имеется договоренность и с Бирмингемом, и с Глазго,
и с Манчестером,  и с горняками Уэльса),  собирается на свой  страх  и
риск  вести  войну  с  марсианами.  На  манер  испанских  гверильясов.
Нетрудно понять,  что значит такая борьба в условиях капитуляции армии
и  к  чему  такая  борьба может в конечном счете привести.  Предо мной
устрашающим  призраком  встала  Парижская  коммуна.   Я   содрогнулся,
представив  себе,  к чему скатится бедная Англия,  если вдруг случится
чудо и эти ист-эндовские гверильясы победят марсиан.  Чернь у  кормила
государственной  власти!..  Лорд-канцлер  -  литейщик!..  Сапожник - в
палате общин!..  Дети поденщиков и лакеев  за  одной  партой  с  моими
детьми!..  Моя  жена  - на файв о'клоке у кухарки!..  Все,  что есть в
Англии родовитого,  богатого,  просвещенного и  тонко  думающего,  под
пятой у торжествующего простонародья!




 
 
Страница сгенерировалась за 0.0935 сек.