Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Драма

Наталья Соколова. - Пришедший оттуда

Скачать Наталья Соколова. - Пришедший оттуда

     Поздним вечером зал  универмага,  подсвеченный  прожекторами,  выглядел
по-иному, чем днем:  торжественнее  и  в  то  же  время  серьезнее.  Даже,
пожалуй, мрачнее. Казалось,  теперь  в  нем  было  еще  больше  переходов,
закутков и закоулков,  отгороженных  резкими  тенями.  Над  самым  куполом
лежало низкое темное небо с яркими точками звезд.
   Теща повторяла:
   - Правильно.  Чем  раньше,  тем  лучше.  А  то  ведь  к  ребенку  можно
привязаться... привыкнуть. Нет, уж раз решили, значит, решили.
   Она несла коробку, перевязанную шпагатом.
   Полки, заставленные коробками с детьми, наверху терялись  в  полумраке.
Иногда луч прожектора вырывал белое пятно детского профиля, завиток волос,
полоску крутого лба с бликом света на нем.
   Дети дремали, как будто набираясь сил, -  ведь  им  предстояли  большие
дела. Им предстояло жить. Кто знает, который из них - будущий Лобачевский?
Будущий Пушкин? Будущий Маркс?
   Продавщица отослала нас к товароведу.
   Товаровед пригласил заведующего секцией.
   Заведующий, с  хорошо  отполированной  лысиной  и  солидными  манерами,
вышел, облокотился о барьер. Теща размотала шпагат, открыла коробку.
   - Вот... нет второй ямочки. Обменять принесли.
   - Не у нас брали, - сказал заведующий твердо.  Он  покачал  головой,  и
темное небо с колючими звездами,  отражаясь  в  его  полированной  лысине,
заколебалось туда-сюда, как колеблется вода у быков моста. -  Не  получаем
товар такого низкого качества. Не у нас, нет, не у нас.
   - Как же не у вас? Позвольте...
   - Где чек? Копия чека?
   Я стал ворошить бумаги. Знаменитая "Инструкция к пользованию".  Паспорт
ребенка. Вкладыш упаковщицы.  Список  гарантийных  мастерских.  Талоны  на
гарантийный ремонт. Листок для отзыва...
   Копии чека не было.
   - Без чека магазины  Культторга  не  обменивают.  -  Заведующий  развел
руками. - Ничем  не  могу  помочь.  Попробуйте  обратиться  в  гарантийную
мастерскую.
   Гарантийная мастерская помещалась на Садовом кольце. Она была разделена
на две части - в  одном  окошке  принимали  неисправные  электробритвы,  в
другом неисправных детей.
   Висел плакат:

   "НАША МАСТЕРСКАЯ НЕ НЕСЕТ ОТВЕТСТВЕННОСТИ,
   ЕСЛИ БЫЛО ДОПУЩЕНО:
   1. Обращение с ребенком вопреки правилам, указанным в инструкции;
   2. Небрежное хранение и неудачная транспортировка  ребенка  в  торговой
сети или самим потребителем".

   Электробритвы, включенные сразу в несколько  розеток,  гудели  густо  и
сипло, натужно, как коровы, которых забыли подоить.
   Мы с тещей стали к  соответствующему  окошечку.  Теща  опять  размотала
бечевку.
   Мальчик лежал на специально сделанном желобе, окрашенном в белый  цвет,
и улыбался. В самом деле, в его лице было что-то  хитроватое,  плутовское.
Или это только так казалось? Толстые ножки, точно перевязанные  невидимыми
ниточками,  закручивались,  поджимались.  Теща  заботливо  прикрывала   их
краешком голубого одеяла - боялась, видно, как бы мальчика не продуло.
   Старичок в окошке надел очки, покхекал.
   - Что ж, нормальный ребенок. Низкосортный, конечно. Поверните на живот,
пожалуйста. Ах, конструкцию с ключиком. Так, так. Что же  вы,  собственно,
хотите? Ямочка? Одна ямочка? Это, по-моему, некондиционный  дефект.  -  Он
полистал толстую растрепанную  книгу,  подвешенную  на  шнуре.  -  Язык...
Ягодицы... Да, так и есть. Ямочки не входят. Отсутствие ямочки на виске не
дает основания для обмена. - Старичок еще раз  заглянул  в  книгу,  поднял
очки на лоб, сказал почти с удовольствием: - Не дает.  Вот  так!  -  Опять
осмотрел мальчика. - К тому же  ребенок  уже  пользованный.  Поцарапанный,
смотрите, тут и тут. Кто  знает,  может  быть,  вторая  ямочка  имелась  в
наличии,  но  исчезла  по  вине  потребителя,  а?  В   силу   неправильной
эксплуатации.
   - Но позвольте...
   Теща отодвинула  меня  плечом  и  сказала  каким-то  особенным  медовым
голосом, поправляя платок:
   - Вы ж понимаете... молодые... моя дочь и этот... Ну какой с них спрос?
А вот мы с вами, люди солидные... понимающие...
   Старичок приосанился, стал заметно любезнее.
   - Обменять не имеем возможности. Могу предложить ремонт: сделаем вторую
ямочку, под  пару  первой.  Работа  будет  грубоватая,  предупреждаю.  Нет
хороших мастеров. Что ж вы хотите - а расценки у  меня  какие?  Мастерская
третьей категории. Вот и уходят люди на завод.  Ремонт  -  это  же  у  нас
считается просто тьфу, от телеги пятое колесо,  к  высоковольтному  столбу
бантик. Нет правильного отношения. Бледный, вы говорите? Щеки  подкрасить?
Ну, предположим, я это сделаю. Для вас, гражданочка. -  Старичок  галантно
наклонил голову. - Но  красители  никудышные  -  предупреждаю.  Плывут  от
горячей воды. Поскольку у нас мастерская третьей  категории...  а  базовая
контора нерасторопная, берет, что ей суют...
   - Мы подумаем, - сказала несколько оробевшая теща. - Посоветуемся дома.
   - И что обидно, - с жаром продолжал старичок, - обращаются к  частнику,
вон он сидит в том  угловом  парадном,  видите,  через  дорогу,  склеивает
стекло и фарфор, чинит что хотите - от радиоприемников до молний на ботах.
На все руки. А между прочим, никакого у него  нет  мастерства  -  исключая
нахальства. Господи, мне бы условия - я бы показал,  что  такое  настоящее
обслуживание, тонкая, красивая работа...
   Теща произвела  на  старичка  сильное  впечатление.  Он  закрыл  окошко
фанерным щитком и запросто вышел к нам поговорить. Под тоскливый протяжный
вой электробритв  долго  еще  жаловался  на  работников  базовой  конторы,
которые совершенно не разбираются в ремонтном деле.
   - Я ему: "Сделаем тут заподлицо, и будет ребеночек как  новый".  А  он:
"Как вам не стыдно, пожилой человек и очень спокойно ругаетесь  подлецом".
Эх! -  Старичок  даже  сплюнул  от  досады.  И  сказал  тоном  величайшего
презрения: - Ну с кем там разговаривать, они же все либо из юристов,  либо
снятые с профсоюзной работы.
   Мальчик, пока мы  его  закутывали,  лежал  с  полузакрытыми  глазами  и
улыбался - как будто понимал  смешную  сторону  происходившего.  Углы  губ
вздрагивали и загибались кверху,  а  под  спущенными  голубоватыми  веками
нет-нет да  пробегал  живой  огонек  насмешки.  Над  кем  он,  собственно,
смеялся, этот опасный маленький человечек?
   Домой мы пришли довольно сконфуженные.
   - М-да, - сказал тесть, выслушав отчет о  нашей  неудаче.  -  Придется,
видно, мне самому... Да ты живей, живей ребенка  рассупонивай,  Математик.
Не возись, небось у него ручки-ножки-то затекли. Тебя бы так  потаскать  в
коробке.
   На семейном совете было  решено:  никакого  ремонта.  Просто  обменять.
Добиться обязательно обмена.
   Тесть пошел сам в гарантийную мастерскую. Вернулся сердитый.
   - Не обменивают. Рекомендуют обратиться в  базовую  контору.  Там  этот
седой болтун... попугайчик в окошечке...
   Теща вступилась за своего поклонника. В ремонтной системе очень  трудно
работать. Нет правильного отношения.
   - Оставь, пожалуйста. Все у него виноваты. И расценки не те, и  базовая
контора не такая. А сам? На четырех  рабочих  держит  трех  учетчиц.  Так,
ясное дело, прогоришь. К  ним  бы  одного  человека  с  хорошей  заводской
выучкой...
   Пришла телеграмма от Кирюхи, брата Майки, - он  хочет  взять  отпуск  и
приехать поглядеть на малыша.
   - Какой смысл, - сказала Майка. - Вот обменяем, и уж тогда...
   Не стоило, конечно, давать имя временному ребенку.  Поэтому  мальчик  у
нас никак не назывался. Просто - Мальчик. А так как время шло, то теща так
и вышила на маленьких наволочках и пододеяльниках: "МАЛЬЧИК".
   У тестя опять был конец  месяца.  Опять  мы  его  не  ждали  с  обедом,
садились к столу без него. Но в первых  числах  он  успешно  справился  со
всеми заводскими бедами - и пошел в базовую контору.
   - Ну что, пап, что? - спрашивала Майка, прыгая  вокруг  отца  в  тесной
прихожей.
   - Ох, ерундовое место. Стекла три месяца не мыты. Какой тут может  быть
порядок?
   - Отказали?
   - Да как тебе сказать... Велели подать  заявление,  заполнить  какой-то
дефектный бланк. Обещали дать ответ.
   В квартире над нами смеялись. Феликс, студент МАИ, острил:
   -  А  когда  женить  будете,  в  брачном  свидетельстве  тоже  напишут:
"МАЛЬЧИК"?
   Шофер Василий Андреевич грозился - не то в шутку, не то всерьез:
   -  Смотрите,  Юра,  если  до  конца  квартала   не   назовете   ребенка
по-человечески, напишу в "Известия", в отдел семьи и быта!
   Мой старинный приятель  Денис,  оказывается,  приготовил  для  Мальчика
роскошный подарок - собрание сочинений Майн Рида. "Ну, впрок,  на  вырост,
конечно". Но  принести  отказывался.  "Вот  когда  будет  имя...  Тогда  я
надпишу: "Дорогому Ильюше" или "Дорогому Валюше, чтобы рос умным".  А  без
имени какая может быть надпись?"
   Вот так и шло дело.  Они  колыхались  на  веревке  в  кухне,  маленькие
простынки и полотенчики, вздувались над теплой  газовой  струей,  и  перед
глазами мелькало: "МАЛЬЧИК", "МАЛЬЧИК"...
   Время от времени кто-нибудь из нас  отправлялся  в  базовую  контору  -
узнать, как идут дела, поторопить.
   Теща вернулась, отдуваясь:
   - Поругалась я с ними!
   Майка призналась, скромно опустив ресницы:
   - Меня там один тип пригласил в молодежное кафе.
   Гоша отказался идти.
   - Выдумки  ваши  дурацкие.  Отличный  парень.  Почему  бы  не  сменить,
например. Майку? Вертится перед зеркальным шкафом, обезьянничает. Или Юру?
У него один глаз астигматический. Тоже  недостаток,  и  посерьезнее  вашей
ямочки.
   Он с самого начала был против обмена.






 
 
Страница сгенерировалась за 0.0437 сек.