Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Драма

Аделъберт Шамиссо - Удивительная история Петера Шлемиля

Скачать Аделъберт Шамиссо - Удивительная история Петера Шлемиля

  8

     Вскоре ко мне присоединился  пешеход, который, прошагав некоторое время
рядом с моей лошадью, --  нам, видно,  было по  пути, -- попросил разрешения
положить сзади на седло  свои пожитки; я молча согласился. Он  поблагодарил,
не придавая  большого  значения  такой как  будто бы не  особо  значительной
услуге,  похвалил мою лошадь  и,  воспользовавшись  этим,  стал превозносить
счастье и могущество богачей, а затем незаметно завел своего рода  разговор,
в котором я принимал участие только в качестве слушателя.
     Он  пространно изложил  свое  мировоззрение  и  очень  скоро  дошел  до
метафизики, к которой-де предъявлено требование найти слово, разрешающее все
загадки. Он чрезвычайно отчетливо разъяснил эту задачу и перешел к ответу на
нее.
     Тебе, мой друг, известно, что, побывав в выучке у  философов,  я твердо
убедился  в   своей   полной   непригодности   к  умозрительным  философским
рассуждениям и решительно отрекся  от этого  поприща. С тех пор я до многого
перестал докапываться, многое отказался постигнуть и понять и, следуя твоему
же совету, доверился здравому смыслу, своему внутреннему голосу и, насколько
это было в моих силах, шел  своим путем.  Так вот,  мне показалось, что  сей
краснобай с большим мастерством возводит крепко сколоченное здание, которое,
будучи  в себе самом обосновано, возносится ввысь и стоит в силу  внутренней
необходимости.  Но  я не видел в нем  как  раз того, что хотел бы  найти,  и
поэтому для  меня  это  здание  было  просто  художественным  произведением,
изящная гармония  и совершенство которого радуют только глаз. Тем не менее я
с удовольствием слушал своего красноречивого  спутника,  отвлекшего  меня от
грустных мыслей и овладевшего  моим вниманием, и он  легко покорил бы  меня,
если бы обращался не только к моему разуму, но и к сердцу.
     Меж тем  время шло, и я  не  заметил, как  посветлело от утренней  зари
небо.  Я  обмер, когда  поднял глаза  и  вдруг увидел, что  восток окрасился
великолепным пурпуром, возвещавшим скорый восход солнца. Я понял, что в час,
когда  тени,  отбрасываемые предметами, красуются  во всей  своей длине, мне
некуда укрыться здесь, на открытом месте,  негде найти убежище! А  я  был не
один. Я взглянул на своего спутника и снова обмер. Это был человек в сером.
     Он засмеялся, увидя мое смущение, и продолжал,  не дав мне вымолвить ни
слова:
     --  Пускай  наша взаимная  выгода на  время нас свяжет,  как это обычно
бывает на свете! Расстаться мы всегда успеем. Вот эта дорога вдоль гор -- по
этой же дороге поспешаю и я  -- единственная, по которой,  здраво рассуждая,
вам следует ехать, хотя сами вы до этого не додумались; вниз, в  долину, вам
нельзя,  а тем паче назад, через горы, туда, откуда вы прибыли. Я  вижу, что
восход солнца вас  пугает;  так и быть, я одолжу вам вашу  тень на то время,
что мы вместе,  но зато вам  придется примириться с  моим обществом. Бенделя
при вас нет, можете воспользоваться моими услугами. Вы меня не любите, очень
жаль. Все же я  могу вам пригодиться. Черт не так страшен, как  его  малюют.
Вчера вы меня, правда, разозлили; сегодня я уже обиды не  помню, я помог вам
скоротать  время  в пути, это вы должны  признать. Хотите на  время получить
обратно свою тень?
     Солнце взошло, по дороге навстречу нам шли люди. Я  принял предложение,
хотя  и  с  неудовольствием. Усмехнувшись,  опустил  он  на землю мою  тень,
которая тут же уселась на  тень лошади и весело затрусила рядом со мной.  На
душе у  меня было  смутно. Я  проехал мимо группы крестьян, они, почтительно
сняв шапки, дали дорогу состоятельному человеку. Я поехал дальше, с бьющимся
сердцем, жадным оком  косясь на тень,  некогда принадлежавшую мне, а теперь,
полученную напрокат от постороннего, мало того -- от врага.
     А  он беззаботно шагал  рядом и насвистывал песенку.  Он  шел пешком, я
ехал на лошади! У меня закружилась голова, искушение  было слишком велико. Я
дернул за повод, пришпорил  коня и пустил его галопом по проселочной дороге.
Но  я  не увез  тени,  при повороте  на проселок она соскользнула с лошади и
стала  дожидаться  на  большаке  своего  законного  хозяина.   Пристыженный,
повернул  я  обратно;  человек в  сером,  спокойно  досвистав  свою песенку,
высмеял меня,  снова посадил мою тень  на место  и назидательно заметил, что
она только тогда  накрепко ко мне прирастет и уже не  отстанет, когда  снова
перейдет в мое законное владение.
     -- Я крепко держу вас за вашу тень, -- закончил он. -- И вам от меня не
уйти! Такому богачу,  как вы, тень необходима, тут ничего  не  поделаешь. За
одно  только  вас  следует  пожурить  -- за то, что вы не  сообразили  этого
раньше.
     Я продолжал свой путь по большой дороге. И комфорт и даже роскошь снова
были к  моим услугам.  Я  мог свободно и  легко передвигаться -- ведь у меня
была тень, правда, данная во временное пользование, --  и повсюду я встречал
уважение, которое внушает всем богатство, но в душе у меня  была смерть. Мой
удивительный спутник,  выдававший  себя за  скромного слугу  самого богатого
человека  на  свете,  был очень услужлив, бесконечно умел  и ловок, -- можно
сказать, квинтэссенция камердинера богатого человека, -- но он ни  на шаг не
отходил  от  меня  и  все  время  убеждал,  непрестанно  высказывая  твердую
уверенность,  что я наконец  соглашусь на  выкуп тени,  хотя бы только  ради
того,  чтобы  развязаться  с ним. Мне он  был столь  же  противен,  сколь  и
ненавистен.  Он внушал мне страх:  теперь, вернув меня к наслаждениям жизни,
от которых я бежал, он крепко взял меня  в руки. Мне приходилось терпеть его
болтовню, и я даже чувствовал, что он как будто прав. Богатому  человеку без
тени никак нельзя, и коль скоро я  хочу сохранить свое положение,  которым с
его легкой  руки  я опять начал  пользоваться, для  меня возможен  лишь этот
выход. Одно  только  я  твердо  решил: после  того как  я пожертвовал  своей
любовью, после того как жизнь  для  меня померкла, я не хотел продавать свою
душу этой погани даже за все тени на свете. Я не знал, чем все это кончится.
     Однажды  мы  сидели  у  входа  в  пещеру,  которую  обычно  осматривают
иностранцы, путешествующие в  здешних  горах.  Сюда из  бесконечной  глубины
доносится гул подземных  потоков, и  шум  от  брошенного вниз камня замирает
раньше,  чем камень  достигнет  дна.  С  богатой фантазией  человек  в сером
рисовал,  как  уже  не   раз  прежде,  в   самых  ярких   красках  чарующие,
соблазнительные, тщательно обдуманные картины того,  чего я  могу достигнуть
при  помощи  моего  кошелька,  разумеется,  если  опять  буду  распоряжаться
собственной тенью. Опершись локтями о колени и закрыв  лицо руками, я слушал
лукавого,  и  сердце  мое  разрывалось  между  соблазном  и  твердой  волей.
Пребывать  дольше  в таком раздвоенном настроении я был  не в  силах и решил
дать окончательный бой.
     --  Вы, сударь, как будто запамятовали, что  я  вам,  правда,  разрешил
сопровождать  меня  на определенных  условиях,  но сохранил за  собой полную
свободу действий.
     -- Если прикажете, я сейчас же заберу свое имущество.
     Он  часто  прибегал  к  такой  угрозе.  Я  молчал; он  тут  же принялся
скатывать мою тень.  Я побледнел, но был нем и не препятствовал его занятию.
Последовала длительная пауза.
     Он заговорил первый:
     -- Вы меня не выносите,  сударь, ненавидите, я знаю; но за что  вы меня
ненавидите? Уж не за то ли, что напали на меня среди бела дня и хотели силой
отнять  гнездо? Или за то, что пытались воровски похитить мое добро -- тень,
доверенную, как  вы полагали, вашей честности?  Что касается меня, я вас  за
это   не  ненавижу;  я   нахожу  вполне  естественным,  что  вы   стараетесь
воспользоваться  всеми  своими  преимуществами, хитростью  и  силой.  Против
вашего пристрастия  к самым строгим правилам  и неподкупной честности я тоже
ничего не имею. Я, правда, не столь щепетилен: я просто действую так, как вы
думаете.  Разве  был  такой  случай,  чтобы  я  брал  вас  за  горло,  желая
прикарманить вашу дражайшую тень, которую мне так хотелось  заполучить? Или,
может  быть, я  напустил  на  вас  моего  слугу  за выменянным  вами  у меня
кошельком или попробовал с ним удрать?
     Мне нечего было возразить. Он продолжал:
     -- Будь по-вашему, сударь, будь по-вашему! Вы меня терпеть не можете, я
понимаю и не сержусь. Нам надо расстаться. Это ясно, и вы тоже  уже порядком
мне надоели.  Итак,  чтобы окончательно избавиться от моего стесняющего  вас
присутствия, еще раз советую вам: выкупите у меня сей предмет!
     Я протянул кошелек:
     -- Вот этой ценой! '
     -- Нет!
     Я тяжело вздохнул и сказал:
     -- Ну что ж!  Я настаиваю на своем, сударь! Расстанемся; не становитесь
мне поперек дороги, надеюсь, что на земле хватит места нам обоим.
     Он усмехнулся и ответил:
     -- Я  ухожу, сударь! Но предварительно я научу вас, каким звоночком мне
позвонить, ежели вам когда придет охота повидать вашего  покорнейшего слугу:
встряхните кошельком -- и все, чтобы  звякнули неразменные червонцы, на этот
звук  я  являюсь  моментально.  Здесь, на  земле,  каждый заботится  о своей
выгоде,  я, как вы видите, забочусь также и о вашей, ведь я, несомненно, даю
вам в руки новую  власть!  Ох, какой это кошелек! Даже если бы вашу тень уже
съела моль,  при помощи кошелька  вы  крепко  связаны со  мной.  Словом,  вы
держите  меня за  мое  золото.  Даже  издали  вы можете распоряжаться  вашим
слугой. Вы знаете, что я могу оказывать большие услуги моим друзьям  и что с
богатыми у меня  особенно хорошие отношения;  вы  сами это  видели, но  вашу
тень, сударь,-- запомните это раз и  навсегда! -- вы можете получить обратно
только при одном-единственном условии!
     Перед  моим  умственным  взором  возникли  образы  прошлого.  Я  быстро
спросил:
     -- Господин Джон дал вам расписку? Он усмехнулся:
     -- С ним мы такие друзья, что этого не потребовалось.
     -- Где он? Ради бога, мне надо знать!
     Он нерешительно  сунул руку в карман и вытащил за  волосы Томаса Джона,
побледневшего, осунувшегося,  с синими, как у покойника, губами, шептавшего:
justo  judicio  dei  judicatus  sum;  justo  judicio  dei  condemnatus  sum"
/"Праведным судом  божиим я был судим; праведным  судом  божиим  я  осужден"
(лат.)/.
     Я ужаснулся и, быстро швырнув звенящий кошелек в пропасть,  обратился к
моему спутнику с последним словом:
     -- Заклинаю тебя именем Господа Бога, сгинь, окаянный, и никогда больше
не появляйся мне на глаза!
     Он мрачно поднялся с места и сейчас же исчез за  скалами,  окаймлявшими
заросшую густым кустарником местность.





 
 
Страница сгенерировалась за 0.1099 сек.