Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Фэнтези

Пол АНДЕРСОН - ЦАРИЦА ВЕТРОВ И ТЬМЫ

Скачать Пол АНДЕРСОН - ЦАРИЦА ВЕТРОВ И ТЬМЫ

        Земли Уильяма Айронса простирались на много  миль  вокруг.  Но  такие
большие площади требовались, потому что поместье должно было  обеспечивать
и его, и всех его родственников, и домашний скот за счет местных  культур,
а наука об их разведении все еще находилась в  зачаточном  состоянии.  При
летнем свете и в оранжереях он выращивал кое-какие земные растения, но это
уже скорее как роскошь.  На  самом  деле  будущее  сельского  хозяйства  в
северной Арктике лежало в таких культурах, как йерба для  заготовки  сена,
батрихиза,  из  которой  можно  получить  отличную   древесину,   перикуп,
гликофилон, а позже, когда с ростом населения и промышленности  расширится
рынок,  здесь  можно  будет  выращивать  даже  халкантемы  для   городских
цветочников и разводить роуверов ради пушнины.
     Но это в будущем, до которого Айронс, похоже, дожить не  надеялся,  и
Шерринфорду показалось, что судьбу всех остальных поселенцев этот  человек
представляет столь же пессимистично.
     В ярко освещенной комнате было тепло. Весело трещал огонь  в  камине.
Свет от флуоропанелей играл отражениями  на  резных  самодельных  комодах,
стульях, в посуде, расставленной по полкам. Кругом висели цветные шторы  и
занавесочки. Сам хозяин, крепкий, широкоплечий дальнопоселенец  с  бородой
до пояса, сидел в кресле с высокой спинкой. Гостям, ему и сыновьям жена  с
дочерьми принесли кофе, чей аромат смешивался с еще не  ушедшими  запахами
богатого ужина.
     Но снаружи завывал  ветер,  сверкали  молнии,  грохотал  гром,  дождь
буквально обрушивался на крышу и стены дома, с шумом и плеском стекая вниз
и бурля по вымощенному булыжником двору. Сараи  и  хлева  словно  присели,
съежились на фоне  огромного  темного  неба.  Стонали  деревья,  испуганно
мычали коровы, и... не зловещий ли это  смех  пробивается  сквозь  буйство
стихии? Новый порыв ветра принес с собой  град,  застучавший  по  черепице
костяшками гигантских пальцев.
     Сейчас очень  хорошо  чувствуется,  как  далеко  живут  другие  люди,
подумалось Шерринфорду. Однако это именно те люди, которых ты видишь  чаще
всего, с которыми договариваешься о делах  по  визифону  (когда  солнечная
вспышка не превращает голоса в тарабарщину, а лица - в  цветную  мешанину)
или  лично,  отмечаешь  праздники,   сплетничаешь,   замышляешь   интриги,
породняешься. Это те люди, которые в конце концов тебя похоронят.  А  огни
прибрежных городов очень далеко, чудовищно далеко.
     Уильям Айронс был сильным человеком, и все же, когда  он  говорил,  в
его голосе чувствовался страх.
     - Вы в самом деле собираетесь за Кряж Троллей?
     - Имеете в виду скалы Ханштейна? - переспросил Шерринфорд с вызовом.
     - Ни один дальнопоселенец не называет их иначе как  Кряж  Троллей,  -
сказала Барбро.
     Но как возродилось тут это название? За много  парсеков  от  Земли  и
спустя сотни лет после того, как закончилось ее средневековье?
     - Однако в тех местах бывают охотники,  трапперы,  старатели-бродяги,
как вы их называете, - уверенно заявил Шерринфорд.
     - Не  везде,  -  ответил  Айронс.  -  Это  разрешено  уговором  между
человеком  и  Царицей,  потому  что  когда-то  давно  один  человек   спас
попрыгайца, покалеченного летучим дьяволом. Там, где  растет  плумабланка,
человеку ходить можно, если он оставляет на каменных алтарях дары в  обмен
на то, что берет из тех земель. В других же местах... - Рука Айронса сжала
подлокотник кресла и тут же обмякла. - В других местах это неразумно.
     - Но люди там бывали.
     - Бывали, бывали. И некоторые даже вернулись  живы-здоровы,  как  они
уверяют, да только я слышал, что никому из них  с  тех  пор  не  везло.  А
кое-кто и не вернулся: люди порой  просто  исчезают.  Есть  и  такие,  кто
возвращался с рассказами об ужасах и чудесах, но так до конца своих дней и
оставался не в себе. Давно уже нет охотников нарушать уговор и  переходить
границу.
 




 
 
Страница сгенерировалась за 0.0375 сек.