Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Фэнтези

Пол АНДЕРСОН - ЦАРИЦА ВЕТРОВ И ТЬМЫ

Скачать Пол АНДЕРСОН - ЦАРИЦА ВЕТРОВ И ТЬМЫ

        Прочие  отличия  от  Земли  могут  при   поверхностном   рассмотрении
показаться даже более важными. У Роланда, например, две луны -  маленькие,
но  расположенные  довольно  близко  от   планеты,   отчего   тут   бывают
накладывающиеся приливы. Период  обращения  Роланда  вокруг  своей  оси  -
тридцать два часа, что исподволь, но  постоянно  действует  на  организмы,
привыкшие за миллионы лет эволюции к более высокому темпу.
     Погодные условия здесь тоже отличаются  от  земных.  Диаметр  планеты
всего 9500 километров. Сила тяжести у поверхности - 0,42  g.  Давление  на
уровне моря чуть выше одной земной атмосферы. (И надо сказать, что Земля в
этом отношении настоящий каприз  мироздания;  человек  там  появился  лишь
потому, что по какой-то  случайности  космического  масштаба  газообразная
оболочка планеты значительно меньше, чем положено иметь  такому  небесному
телу; вот на Венере в этом отношении все в порядке.)
     Однако "гомо" можно лишь тогда по праву назвать "сапиенсом", когда он
в полную силу использует  свою  основную  способность  -  универсальность.
Неоднократные  попытки  человека  загнать  себя  в  рамки  какой-то  одной
всеобщей линии поведения, или культуры, или идеологии всегда заканчивались
неудачами, зато когда перед ним стоит задача  просто  выжить  и  жить,  он
справляется с ней по большей части неплохо. Он умеет приспосабливаться,  и
в довольно широких пределах.
     Пределы  эти  обычно  устанавливаются  тем,  например,  что  человеку
необходим солнечный свет, или тем, что он  -  обязательно  и  постоянно  -
должен  быть  неотъемлемой  частью  окружающей  его  жизни  и   непременно
существом духовным.
     Портолондон спускался своими доками, кораблями, машинами  и  складами
прямо в залив Поларис. За ними уже располагались жилища пятисот тысяч  его
постоянных обитателей. Каменные  стены,  ставни  на  окнах,  остроконечные
черепичные крыши. Но веселая разноцветная  окраска  строений  выглядела  в
лучах уличных фонарей как-то жалко - ведь город лежал за Северным полярным
кругом.
     Тем не менее Шерринфорд заметил:
     - Веселенькое местечко. Вот именно ради этого я и прибыл на Роланд.
     Барбро промолчала. Дни, проведенные в  Рождественской  Посадке,  пока
они готовились к отъезду, лишили ее последних сил. К причалу  они  прибыли
на гидроплане, и теперь, глядя через купол такси, что везло их в пригород,
она решила, будто Шерринфорд имеет  в  виду  богатые  леса  и  луга  вдоль
дороги, переливы светящихся цветов  в  садах,  шорох  крыльев  в  небе.  В
отличие от земной флоры холодных регионов, растительность арктической зоны
Роланда каждый световой день лихорадочно растет и копит энергию. И  только
когда летний зной уступает место мягкой зиме, растения начинают  цвести  и
плодоносить. В это же время выбираются из своих берлог впадающие в  летнюю
спячку животные и возвращаются домой птицы.
     Вид из машины открывался действительно  замечательный:  за  деревьями
раскинулась просторная равнина, взбирающаяся к горам в отдалении; вершины,
залитые  серебристо-серым  лунным  светом;  северное  сияние;   рассеянные
отсветы солнца, только-только спрятавшегося за горизонт.
     Эта красота - словно красота охотящегося летучего дьявола, подумалось
ей. И эта дикая, необузданная природа отняла у нее Джимми. Удастся  ли  ей
хотя бы найти его маленькие косточки, чтобы похоронить рядом с отцом...
     Неожиданно она поняла, что такси остановилось у отеля,  и  Шерринфорд
говорил о самом городе, втором по величине городе после  столицы.  Видимо,
он здесь уже бывал не раз. Шумные улицы были полны народа,  мелькали  огни
рекламы,   из   таверн,   магазинов,   ресторанов,   спортивных   центров,
танцевальных залов -  отовсюду  неслась  музыка.  Прижатые  друг  к  другу
автомобили еле ползли. Деловые здания в несколько этажей  светились  всеми
окнами. Портолондон связывал огромный материк с  внешним  миром.  По  реке
Глории тянулись сюда плоты, баржи с рудой, урожаем с ферм,  чьи  владельцы
медленно, но верно заставляли Роланд служить себе, мясом, костью и мехами,
добытыми охотниками в горах у подножия Кряжа  Троллей.  С  моря  подходили
рыболовецкие суда и грузоходы, доставляющие продукцию Солнечных островов и
богатства континентов, расположенных дальше к югу, куда совершали  вылазки
отважные искатели приключений.  Портолондон  грохотал,  смеялся,  бушевал,
потворствовал, грабил, молился, обжирался, пьянствовал,  работал,  мечтал,
вожделел, строил, разрушал, умирал, рождался, был счастлив, зол,  печален,
жаден, вульгарен, любвеобилен, амбициозен,  человечен.  Ни  яростные  лучи
солнца где-то южнее, ни полугодовые сумерки здесь  -  а  в  середине  зимы
настоящая ночь - не могли остановить человека.
     Так, во всяком случае, все говорили.
     Все, кроме тех, кто поселился  в  темных  землях.  Раньше  Барбро  не
сомневалась, что именно там рождались странные обычаи, легенды и суеверия,
которые наверняка умрут, когда все дальние регионы появятся  на  подробных
картах и будут полностью под контролем. Теперь  же...  Может  быть,  виной
тому слова Шерринфорда о том, что сам он после  некоторых  предварительных
исследований склонен изменить свою прежнюю точку зрения.
     А может быть, ей просто нужно было переключиться на  какие-то  другие
мысли, чтобы не вспоминать постоянно, как за день  до  отъезда,  например,
когда она спросила Джимми, сделать ему сандвич из  ржаного  хлеба  или  из
французской булочки, сын совершенно серьезно  ответил:  "Пожалуй,  я  съем
кусочек Ф-хлеба". Незадолго до этого он как раз начал проявлять интерес  к
алфавиту.
     Они выбрались из  такси,  оформили  номера  и  отправились  по  своим
комнатам с примитивной меблировкой,  но  все  это  Барбро  помнила  как  в
тумане. И только распаковав вещи, она вспомнила, что Шерринфорд  пригласил
ее к себе обговорить все обстоятельства дела с глазу на глаз. Пройдя вдоль
коридора, она нашла его комнату и постучала. Сердце у нее  колотилось  так
сильно, что казалось, его удары заглушают стук в дверь.




 
 
Страница сгенерировалась за 0.1204 сек.