Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Научно-фантастическая литература

Кир Булычев. - Младенец Фрей

Скачать Кир Булычев. - Младенец Фрей

   М.И. пожал мне руку, словно Пущин остающемуся в ссылке Пушкину.
   Вскоре после отъезда М.И. Анна Ильинична обнаружила меня в  гостиной  и
попросила следовать за ней.
   - Сейчас приедут разные люди, - сказала она  неодобрительно.  -  Лучше,
чтобы они вас здесь не видели. Как мухи на падаль... - и повторила, -  как
мухи на падаль, - не ощущая двусмысленности этих слов.
   А впрочем, подумал я, может быть, она уже похоронила брата? И  я  здесь
единственный, кто не верит в смерть Л.
   Анна Ильинична оставила меня в небольшой комнатке второго  этажа,  окно
которой выходило на главный фасад. Она зажгла свет и попросила чувствовать
себя, как дома.
   В комнате стоял диван, письменный стол и  старый  шкаф  с  полуоткрытой
дверцей. На письменном столе стояла электрическая лампа,  переделанная  из
керосиновой. Анна Ильинична прошла  к  окну,  задернула  занавески,  потом
зажгла лампу на столе.
   - Здесь вы будете ночевать, - сказала  она.  -  Я  принесу  вам  белье.
Туалет и умывальник в конце коридора. Простите меня. Мне некогда.
   С этими словами, не ожидая моего ответа, она вышла  из  комнаты,  и  ее
сухие частые шаги застучали, удаляясь, по коридору.
   Впервые за вечер я остался один.  Звуки  снизу  сюда  не  достигали.  Я
почувствовал тишину, которая царила в Горках.
   Я подошел к окну и открыл форточку. По дороге к дому приближались  огни
автомобилей. Наверное, ехали те, кого Анна Ильинична сравнила с мухами.
   Я потушил свет, чтобы меня не было видно снаружи, и стал  наблюдать  за
тем, что происходит  у  входа  в  особняк.  Лестница  была  ярко  освещена
электрическими фонарями.
   Мое любопытство объяснимо и понятно -  ведь  я  был  куда  моложе,  чем
сейчас, и судьбой  мне  было  уготовано  присутствовать  при  кардинальном
моменте истории - смерти великого человека.
   Из первой машины выбрался Сталин - его мне приходилось  видеть  в  годы
гражданской войны, когда я, недавний студент, вернувшийся с южного  фронта
после ранения и  продолживший  обучение  в  университете,  любил  посещать
разного рода собрания и митинги, влекомый свойственным  мне  любопытством.
Тогда для  меня  он  был  представителем  нового  российского  начальства,
выползшего из глухих углов империи, плохо говорящего  по-русски.  Были  те
начальники грузинами,  венграми,  евреями,  латышами,  казаками  -  людьми
ущербными от долгого угнетения и готовыми наказывать всех, кто не  был  им
подобен. Тот Сталин, которого я увидел три  года  назад  и  в  котором  не
угадал вождя великой державы и  даже  сочувствовал  его  неумению  слагать
русские фразы, был невелик, сдержан в жестах и  этим  запомнился  -  среди
крикунов и лицедеев он был бухгалтером.
   На этот раз я узнал Сталина лишь по усам - он был в дохе  и  ушанке.  А
следом,  из  второй  машины,  выкатился,   поспешил   к   Сталину   нарком
здравоохранения Семашко. На улице им разговаривать было холодно -  пар  от
дыхания был плотен и  непрозрачен.  Они  нырнули  в  подъезд,  который  им
пришлось открывать самим, за Сталиным вбежал еще какой-то  человек,  видно
из охраны, а шоферы отогнали машины в сторону.
   Сталин был тогда Главным секретарим партии. И все считали его другом  и
надежным союзником Л.
   Когда  они  вошли  в  дом,  я  тихо  вышел  в  коридор  -  меня  влекло
любопытство.
   В коридоре было почти темно - слабенькая лампочка горела у лестницы.
   Подойдя к лестнице, я мог лишь наблюдать за теми, кто выходил из покоев
Л. Но нарушить приказ Анны Ильиничны и спуститься вниз я не посмел.
   Пробежала Мария Ильинична с кастрюлей горячей  воды,  за  ней  одна  из
секретарш или служанок несла полный графин. Смысл этого  действа  был  мне
непонятен.
   Из спальни вышел Сталин. Он отошел к стулу, стоявшему  у  дверей,  сел,
достал пачку папирос и закурил. В доме  никто  не  курил  и  потому  запах
табака в одночасье отравил воздух в доме. Даже я, относившийся к табачному
дыму вполне лояльно, чуть не закашлялся.
   Возле Сталина остановилась Анна Ильинична.
   - Иосиф Виссарионович, - предложила она, - может, желаете выпить  чашку
чаю? Самовар в столовой, горячий.
   - Спасибо, - сказал Сталин, наклонив голову, чтобы вытолкнуть  из  себя
это слово. - Мне не хочется чаю. Я побуду здесь.
   У него были тяжелые слова. Анна  Ильинична  тоже  это  почувствовала  и
отступила от Сталина, словно испугалась.




 
 
Страница сгенерировалась за 0.0428 сек.