Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Научно-фантастическая литература

Кир Булычев. - Младенец Фрей

Скачать Кир Булычев. - Младенец Фрей

  Лидочка отвела  взгляд.  Под  журнальным  столиком  лежала  погремушка.
Сергей закрыл шкаф. На нем  была  голубая  сорочка.  Он  медленно,  словно
преодолевая сопротивление суставов, опустился на диван.
   - Здесь перепутаны причина и следствие, - непонятно сказал он.
   Почему-то для Лидочки было облегчением, что Сергей не  стал  признавать
немыслимого тождества. Она была согласна выслушивать любые  фантастические
гипотезы, только бы самой не заглядывать за пределы здравого смысла.
   - В этом нет никакой мистики,  -  сказал  Сергей,  -  если  не  считать
мистикой непознанные возможности наших тел. Подумайте:  медицине  известны
многочисленные  случаи  мгновенного  или  почти   мгновенного   поседения.
Помните? "Утром он  проснулся  седой,  как  лунь".  А  что  это  означает?
Организм, огорченный потерей или испытавший  страх,  дает  приказ  волосам
потерять пигмент. И каждая из миллионов клеток  избавляется  от  пигмента.
Неужели это чудо физиологии вас не потрясает?
   - От него до омоложения - громадная дистанция.
   - Никакой дистанции! Механизм этого явления тождествен тому, что  может
замкнуть цепочку: рождение - младенчество - старость -  младенчество,  где
второе младенчество заменяет собой смерть. Вы читали о том, как  в  Африке
люди, проклятые колдуном, в ту  же  ночь  умирали?  Это  явление  того  же
порядка: приказ мозга и мобилизация всех систем организма.
   - Значит, можно приказать старческому телу: омолодись! - Лидочка  вдруг
поняла - ее собеседник безумен.
   - И клетки его послушно и скоро  изгонят  из  себя  продукты  старения,
сделают сосуды вновь эластичными, глаза - зоркими, суставы  -  гибкими.  А
что в этом невозможного? - спросил Сергей.
   - Только то, что этого не может быть. Жизнь необратима!
   - Главное - поверить в очевидное, а потом уже делать  выводы.  Когда  я
впервые, молодым  врачом,  столкнулся  с  этим  феноменом,  мне  было  еще
труднее, чем вам. Но я поверил. И доказательства - в соседней комнате.
   Лидочке  показалась,  что  в  глазах  Сергея,  как  говорится,  зажегся
безумный огонь. Что теперь? Спасаться?
   - Разные организмы в различных  обстоятельствах  обретают  либо  теряют
такие способности. Все зависит от способности мозга  повелевать  функциями
тела. А эти способности, как оказалось, безграничны. Моя же роль  скромна.
Я, зная, что и где искать, могу помочь телу.
   Музыка за стеной оборвалась.
   - Возьмем сына Евгении, - сказал Сергей. - Мальчику уже шестой год.  Но
он лежит в колыбельке. Физически ему меньше полугода.
   - Вы хотите сказать, что проводите опыты над людьми? Я вам все равно не
верю!
   - Почему?
   - Он - чудовище! - закричал, как всегда останавливаясь в дверях,  Фрей.
- Вы читали роман  Гюго  "Человек,  который  смеется?"  Компрачикосы!  Вот
именно! Кто дал вам право, чудовище, ставить эксперименты на людях?
   - Вы ставили  эксперименты  над  страной,  Владимир  Ильич,  -  ответил
Сергей. - По какому праву вы делали это?
   - Не смейте! - замахал руками Фрей. - Забудьте  мое  имя.  Я  не  хочу,
чтобы меня убили. Ищейки еще бегают по следу!
   Казалось, что он отбивается от роя пчел.
   - Я не убийца, - сказал Сергей, - но этот мальчик не может расти. С его
болезнью дети дотягивают до года. И конец. Я удерживаю его младенцем...
   - И сколько намерены продолжать эту пытку?
   - Пока не будет изготовлено лекарство.
   - А если это случится через сто лет? - кричал Фрей.
   - Решает мать.
   - У вашей Женьки в голове солома! Неужели вы на самом деле  доверяетесь
ей? - спорил Фрей.
   - Я слежу за исследованиями. Положительные результаты будут получены  в
ближайшее время.
   Сергею очень не хотелось говорить. Словно  этот  диалог  он  давно  уже
проговорил сам с собой, но не смог убедить себя в собственной правоте.
   - Там есть второй  ребенок,  -  сказала  Лидочка.  -  Тоже  неизлечимая
болезнь?
   - Нет, там другая проблема. Тот ребенок  не  может  стать  большим.  Он
этого не хочет.
   - Ему не дают? Ему вы не даете?
   - Его нельзя трогать, - сказал Фрей. -  Возможно,  я  его  со  временем
задушу.
   - Помолчите, - отмахнулся Сергей. - Я сам не все понимаю.
   - Вам хорошо! - закричал Фрей. - Вы чуть что - сразу молодеете. Я  знаю
- у вас все готово.
   - С меня хватит, - сказал Сергей. - Я жил достаточно.
   - Врешь! Самому скоро девяносто, а какой крепкий! - Тут Фрей  обернулся
к Лидочке. - Нет, вы поглядите, какой он крепкий.
   - Если бы я мог ввести гормон как лекарство... Неужели вы думаете,  что
я не спас бы Галину? Но решаю не я. Решает  организм  перед  лицом  смерти
либо страха, равного ей.
   - Может, ты и не хотел ее спасать, - сказал Фрей и  отступил  к  двери,
словно испугался, что Сергей его ударит. - На молодой хочешь жениться.
   Но Сергей вовсе не рассердился, он пропустил обвинение Фрея мимо ушей.
   - Гормон, синтезированный мной, не может стать просто лекарством.  И  я
убежден, что запрет на это лежит в самой природе жизни.
   - А как же младенцы? - спросила Лидочка.
   - Да, младенцы! - подтвердил Фрей.
   - Здесь работают механизмы, которые включаются раньше, чем  просыпается
сознание.  Я  могу  помочь  младенцу.  Но  не  взрослому  человеку.  И  не
спрашивайте меня - почему. Я уверен только в одном - я старался  выйти  за
пределы дозволенного человеку. Это слишком опасно.
   - Но будут другие люди, другие ученые, - сказала Лида.
   - Возможно, - ответил старик. - Но, надеюсь, это случится, когда нас  с
вами уже не будет на свете.
   - И вы храните это в тайне?
   - Разумеется. Как любой человек, владеющий пробиркой с бациллами  чумы.
Я могу разбить ее или закопать.
   - Тогда молчи! - крикнул Фрей.
   - Не могу, - улыбнулся Сергей, - любому ученому страшно, что его знания
умрут вместе с ним.
   - Вам страшно? - спросила Лидочка.
   -  Не  знаю.  Возможно,  уже  не  страшно.  Потому  что  мне   страшнее
представить себе мобилизационные пункты, на которых древних стариков вновь
превращают в юношей и выдают им гранатометы. Человечество всегда стремится
обратить свои знания во вред людям.
   - Ну уж это чушь! - воскликнул Фрей.
   Сергей словно не слышал его.
   - Я понимаю, -  сказал  он,  -  что  через  год  или  пять  лет  кто-то
обязательно  придет  к  этому  открытию.  Но,  дай  Бог,  к  тому  времени
человечество станет лучше и добрее.
   - Оно не станет таковым, если я его не сделаю свободным! - сказал Фрей.
   И в тот момент Лидочка окончательно убедилась, что он - оживший  Ленин.
Каким-то образом это было связано с тайной Сергея. Фрей был Лениным. И это
находилось за пределами чуда и здравого смысла. Лида не могла  поверить  в
то, во что уже уверовала. И совершенно непроизвольно она сказала:
   - Но ведь я же была в Мавзолее!
   Ей никто не ответил, а она поняла, что  в  Мавзолее  может  лежать  кто
угодно - был бы похож на фотографии. А может, и фотографии сделали  задним
числом?






 
 
Страница сгенерировалась за 0.1012 сек.