Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Научно-фантастическая литература

Хулио Кортасар. - Преследователь

Скачать Хулио Кортасар. - Преследователь

       Маркиза, у которой чутье на настоящую музыку, как у  борзой
на  дичь,  всегда восхищалась Джонни и его товарищами по ансамблю.
Представляю, сколько долларов она им подкинула в дни существования
Клуба-ЗЗ,   когда   большинство   критиков   протестовали   против
грамзаписи  Джонни  и  использовали для  оценки  его  джаза  давно
прогнившие  критерии.  Возможно, именно в ту  пору  маркиза  стала
иногда  проводить ночи с Джонни и покуривать с ним. Часто видел  я
их  вместе  перед  сеансами записи или в  антрактах  концертов,  и
Джонни  выглядел  безмерно счастливым рядом  с  маркизой,  хотя  в
партере  или  дома  его ждали Лэн и ребята. Но  Джонни  просто  не
понимал,  зачем ждать попусту, и вообще не представлял  себе,  что
кто-то  может  его  ждать. Выбранный им способ отделаться  от  Лэн
достаточно характерен. Я видел открытку, которую он послал  ей  из
Рима  после четырех месяцев отсутствия (он удрал самолетом с двумя
другими   музыкантами,  не  сказав  Лэн  ни  слова).  На  открытке
изображены  Ромул  и  Рэм, которые всегда очень  забавляли  Джонни
(одна  из его пластинок так и называется), и написано; "Брожу
один  во  множестве  любви"- строка из поэмы  Дилана  Томаса,
которым Джонни зачитывался. Поверенные Джонни в США устроили  так,
чтобы  часть  его  доходов переводилась Лэн,  которая  сама  скоро
поняла, что сделала неплохое дельце, развязавшись с Джонни. Кто-то
мне  сказал,  что  маркиза  тоже  пересылала  деньги  Лэн,  и   не
подозревавшей,  откуда  они.  Это меня  не  удивляет,  потому  что
маркиза  добра до безрассудства и относится к жизни  почти  как  к
омлету,  который  готовит в своей студии, когда у  нее  собираются
толпы  друзей,  или, точнее, как к своего рода вечному  омлету,  к
которому  она  добавляет  всякую всячину и  от  которого  отрезает
кусочки, наделяя ими страждущих...
      Я  застал у маркизы Марселя Гавоти и Арта Букайя;  они  как
раз  говорили  о записях, которые сделал Джонни накануне  вечером.
Все  бросаются  ко  мне,  словно сам архангел  явился  пред  ними;
маркиза  чмокает меня до изнеможения, а парни жмут мне  руку  так,
как  это  могут делать только контрабасист и баритонист. Я  нахожу
убежище   за   креслом,  с  трудом  вырвавшись  из  их   объятий,-
оказывается,  они  узнали, что я достал великолепный  саксофон,  и
Джонни  смог вчера записать три или четыре свои лучшие композиции.
Маркиза  тут же заявляет, что Джонни - мерзкий тип, а так  как  он
нахамил  ей  (о причине она умолчала), этот мерзкий тип  прекрасно
знает,  что,  только  попросив  у  нее,  у  маркизы,  прощение   в
надлежащей  форме,  он мог бы получить чек на  покупку  саксофона.
Понятно, Джонни не пожелал просить прощения после своего приезда в
Париж  - ссора, кажется, произошла в Лондоне месяца два назад,-  и
потому  никто не знал, что он потерял свой проклятый сакс в метро,
и  т. д. и т.п. Когда маркиза разражается речью, невольно думаешь,
не  выделывает ли она языком штуки в стиле Дицци, ибо импровизации
следуют  одна за другой в самых неожиданных регистрах.  Наконец  в
качестве  финального  аккорда маркиза хлопает  себя  по  ляжкам  и
заливается  таким истерическим смехом, словно кто-то  вознамерился
защекотать ее до смерти. Арт Букайя пользуется моментом и подробно
рассказывает  мне  о  вчерашнем  сеансе  грамзаписи,   который   я
пропустил по вине жены, схватившей воспаление легких.
      -  Тика  вон  подтвердит,- говорит Арт, кивая  на  маркизу,
которая продолжает корчиться от смеха.- Бруно, ты представить себе
не  можешь, что было, пока не прослушаешь пластинку. Если сам  бог
бродил  вчера  по  грешной земле, то не  иначе  он  забрел  в  эту
проклятую  студию,  где  мы, кстати сказать,  просто  подыхали  от
дьявольской жары. Ты помнишь "Плакучую иву", Марсель?
      -  Еще  бы не помнить,- говорит Марсель.- Дурацкий  вопрос,
помню ли я. С головы до пят исхлестала меня эта "Ива".
 




 
 
Страница сгенерировалась за 0.0409 сек.