Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Драма

Альберт Анатольевич Лиханов - Кикимора

Скачать Альберт Анатольевич Лиханов - Кикимора

      Эх, Машка! Разве такой  должна  быть  наша  первая  настоящая  встреча,
когда я могу  погладить  тебя  по  боку,  прикоснуться  к  влажным  замшевым
ноздрям, потрогать жилу, вздувшуюся на ноге?
     Ведь днем, на переменке, я приготовил тебе  настоящую  школьную  булку.
Да еще какую? Необыкновенную! Неизвестно, кто изобрел этот волшебный  способ
превращения обыкновенной маленькой булочки в необыкновенную большую, но  это
был истинно великий  человек.  Небольшое  усилие,  и  нате  вам  -  огромный
плоский кругляш.
     Это делалось очень просто. Требовался  лишь  кусок  газеты,  и  то  для
гигиены, а если парта чистая, и так можно.
     Одним словом,  готовясь  к  встрече  с  Машкой,  я  решил  угостить  ее
школьной булочкой. Суп, который выдавали нам в классе,  слопал  просто  так,
"наголо", а булку аккуратно вложил между двух промокашек и начал  прессовать
ее крышкой парты. Бух-бух-бух  -  хлопала  крышка  на  переменке,  и,  после
каждого жима заглядывая под крышку, я  видел,  как  плющилась  булочка,  как
превращалась из пухлого, но маленького комка в плотный, но  тонкий  блин,  в
целое румяное солнце. Сперва она стала больше вдвое,  потом  втрое,  наконец
вчетверо.
     Все мальчишки в нашем классе жали свои булки до возможных  пределов,  и
всем казалось, что она вырастала  от  этого  сжатия  во  много  крат,  потом
жевали с тройным аппетитом, а я сложил свой кругляш, это желтенькое  солнце,
в портфель, для Машки, и дома, в слезах  и  расстройстве,  начисто  забыл  о
кем.
     Вот так, Машка! Пришел к тебе с пустыми руками.
     Побежать домой, взять плоскую булку и принести снова  -  я  подумал  об
этом первым делом, но тут же отрекся от  своей  мысли.  А  Мирон?  Вдруг  он
закроет дверь? Да и объяснять ему все никакой охоты.
     - Не горюй, Машка, - прошептал я кобыле, - за мной не заржавеет.
     Нет ли тут щелей, кстати? Я оглядел стену конюшни,  выходившую  на  наш
двор.  Понизу,  на  уровне  моего  роста,  щелей  не  было,  а  вот   повыше
просвечивала светлая линейка, только уж очень узкая, даже самый тонкий  блин
не пройдет.
     "Ладно, - вздохнул я, - что-нибудь придумаем". Хлопнул Машку по боку  и
притащил ей из угла охапку сена.
     Эх, эх! Надо бы и гребешок захватить,  желательно  крупный,  с  редкими
зубьями, у бабушки есть такая расческа, только полукруглая, ею,  пожалуй,  и
Машку можно расчесать. А пока я разглаживал,  встав  на  цыпочки,  лошадиную
гриву руками, пропускал длинные волосы сквозь пальцы,  приглаживал  на  одну
сторону.
     Машка фыркнула - мне показалось, от удовольствия, мягко повела  шеей  и
толкнула меня. Я свалился в сено и расхохотался - вот она и играет со  мной!
Я лежал в сене тихонечко, чтобы не  привлечь  внимания  Мирона,  смеялся,  а
Машка перестала жевать и удивленно уставилась на меня.
     Машка, Машка, бедная душа!
     Я перестал смеяться, вспомнил, как Мирон лупит ее почем  зря,  прижался
к лошадиному боку, обнял кобылу, и она, точно услышав мои  мысли,  тяжело  и
прерывисто, как человек, вздохнула.
     - Жди, - шепнул я, - булку я принесу!
     У меня уже была одна идея.
     Дверной проем заслонила фигура конюха. Против света лица  его  не  было
видно, он молчал, и я снова испугался.
     Мирон помолчал и проговорил мрачно:
     - Запрягать пора.
     Я испугался опять - ведь он каждый раз, перед тем как запрячь,  нещадно
лупит Машку. Что же делать, если он примется лупить лошадь при мне?
     - Поглядеть желаешь? - спросил меня Мирон.
     Я не знал, что ответить. Хотел ли я  поглядеть?  Еще  бы!  Но  если  он
станет лупить, лучше не надо.
     Я так ничего и не ответил - сжавшись, вышел из конюшни.
     Глухо зацокали  копыта  -  Мирон  вывел  Машку  во  двор,  а  я  быстро
обернулся, приняв твердое решение. Если он ударит ее хоть раз, я  скажу  ему
прямо в лицо, кто он есть, - и будь что будет.
     Я видел, как напряглась Машка, подрагивая кожей. Я  напрягся  тоже.  Но
Мирон был неузнаваем. Похлопывая кобылу по  шее,  приговаривая  невнятные  и
хриплые, но мирные слова, он надел на нее хомут, завел в  оглобли  -  и  все
без единого крика!
     Я перевел дыхание и случайно взглянул на крыльцо.  Там  стояли  Поля  и
Захаровна. Мне стало легче и как-то  лучше,  я  улыбнулся  им,  а  Захаровна
помахала мне ладошкой. И вдруг я понял, что они вышли на  крыльцо  вовсе  не
случайно. Они вышли посмотреть. Вот только на что?
     На то, как Мирон запрягает лошадь? Так они это видели  тысячу  раз.  На
Машку? Что здесь невиданного? На меня? Меня ведь Мирон впервые  подпустил  к
лошади. Впрочем, разве я просился?
     Тогда на Мирона? На то, как он заводит в оглобли лошадь - без  крика  и
жестокого битья?
     Мне стало легко на сердце: ведь вот можно же тихо, мирно, с лаской.
     Машка стояла снаряженная в путь, Мирон грузил на телегу сетчатые  ящики
с пустыми бутылочками, а морщинистая Захаровна  и  Поля  все  не  сходили  с
крылечка, разглядывая нас. Наконец телега  загружена.  Мирон  снова  заметил
меня.
     - Хочешь прокатиться? - спросил он.
     Машке и так тяжело, и я отказываюсь, трясу головой.
     - Да не на телеге, - говорит он. - Верхами!
     На верхом, а верхами - ишь как выразился!
     - Прокатись, прокатись! - кричит с  крыльца  Поля,  а  Захаровна  опять
машет мне рукой, натягивая низко на лоб свой белый платок, будто  что-то  им
прикрывая.




 
 
Страница сгенерировалась за 0.1137 сек.