Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Драма

Альберт Анатольевич Лиханов - Кикимора

Скачать Альберт Анатольевич Лиханов - Кикимора

      Я стал тираном. Меня не волновало катание на прицепе в принципе.  Я  не
цеплялся к другим лошадям, но зато мерз долгие часы на нашей  горке,  чтобы,
дождавшись  Мирона,  подцепиться  к  нему  длинным,  на  заказ   исполненным
крючком.
     При этом я смеялся - и не как-нибудь "хи-хи" или "ха-ха". Я даже  дома,
когда никого  не  было,  упражнялся  в  этом  демоническом  смехе,  стремясь
добавить в голос  баса  и  металла.  Чередуясь  с  пискливым  издевательским
хохотаньем, мелким горохом детского измывательства, все это  превращалось  в
целое представление.
     Ребята, завидев  Мирона,  нарочно  разлетались  по  всей  горке,  чтобы
увидеть  мой  концерт,  да  еще   и   поддержать   его   своими   радостными
восклицаниями, многие из  которых,  будем  откровенны,  ничуть  не  уступали
любимым выражениям Мирона  и  как  бы  таким  образом  посрамляли  взрослого
бородатого конюха полным отсутствием  почтения  даже  в  такой  специфически
взрослой сфере духовной жизни.
     Он бесился, шея его багровела, он яростно лупил  кнутом,  но  ничего  у
него не получалось.
     Он принял мой вызов. Торжество мое длилось недолго.
     В один  прекрасный  и  солнечный  день,  когда  народу  на  горке  было
особенно много - может, это было даже воскресенье, выбрал же, гад! - я,  как
обычно, зацепился за Машкины сани. Громогласное "ха-ха-ха!"  я  чередовал  с
издевательским пискливым "хи-хи-хи!", менял на измывательское "ху-ху-ху!"  и
начинал крутить пластинку по новой.
     Я видел, как Мирон замахивается, как медленно, точно нехотя,  прорезает
синее небо кнут, как блестит на солнце один повернутый ко мне  глаз  конюха,
как движется в мою сторону черная острая  змейка,  но  мне  и  в  голову  не
пришло отцепиться: длинная цеплялка, знал я, оберегает меня от удара.
     Лишь в самый последний миг я  понял,  что  ошибся,  -  даже  не  понял,
почувствовал. Тонкое жало  кнута  нависло  над  моим  глазом,  и  я  чуточку
повернулся - отцепиться уже не хватало времени.
     Меня полоснуло чем-то огненным  и  острым,  я  заметил,  как  по  снегу
просыпались  красные  ягодки  брусники,  и  услышал,  как   пацан,   стоящий
неподалеку, заорал во всю глотку:
     - Уби-ил-и-и!
     "Кого-то убили", - подумал я и свалился в снег.
     Я быстро вывернулся из сугроба и сказал мальчишкам, обступившим меня:
     - Он кнут надбавил!
     Мальчишки не отвечали - таращились на меня во все глаза, и вдруг  из-за
них появилась бабушка. Она протягивала мне чистый платок и говорила:
     - Промокни кровь! Кровь промокни!
     В  том-то  и  дело,  что  это  была  не  бабушка.  Какая-то   старушка,
проходившая мимо. Я ее принял за бабушку от боли и испуга.
     Если бы это была моя  бабушка!  Она  бы,  наверное,  подала  в  суд  на
Мирона,  а  так  все  обошлось  спокойно.  Я  сам  сбегал  в  больницу,  мне
остановили кровь перекисью водорода, а потом  наложили  два  маленьких  шва.
Стежки до сих пор есть на моей щеке, под ухом, только побелели  от  времени.
Не повернись я в последний миг, мог бы остаться без глаза.
     Бабушка и мама так и этак пытали меня, где да как. Соврал,  что,  когда
катался, упал на свою цеплялку. Мама собственноручно унесла ее на работу,  и
больше я своего ценного крючка не видел. Но спасибо ему! Свое сослужил!
     И Мирону, и мне.






 
 
Страница сгенерировалась за 0.108 сек.