Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Драма

Альберт Анатольевич Лиханов - Кикимора

Скачать Альберт Анатольевич Лиханов - Кикимора

      Да, все одно.
     Мирон напивался во все праздники - и на Октябрьские, и в Новый  год,  и
на Первомай, - но всегда при этом работал: колол дрова, как тогда,  или  мел
тротуар перед поликлиникой, размахивая яростно метлой и распугивая  прохожих
ругней, повторяемой в такт шарканью своего инструмента.
     А хуже всего, если он собирался ехать - ведь малыши требовали еды  даже
по праздникам. В таком случае Мирон ругался  еще  яростнее,  пересыпая  свою
матерщину извозчичьими восклицаниями: "Но-о! Тпру-у!" Ужасней всех его  слов
был хлест вожжей  и  кнута.  Сперва,  видно,  для  порядку,  со  всего  маху
прохаживался он по Машкиной спине брезентовыми  вожжами,  вкладывая  в  удар
всю свою силу.
     Кобыла прядала ушами, приседала на задние ноги, изгибала шею,  кося  на
хозяина кровавым глазом, молчала и только взглядом молила о пощаде.  Но  что
ему лошадиный взгляд, этому извергу Мирону! Он  лупил  кобылу  для  порядка,
просто так, чтоб знала, кто она такая и кто властвует ее жизнью.
     Отлупив лошадь, изругавшись до пота, одурев от от своей  физзарядки  и,
кажется,  даже  получив  удовольствие,  Мирон  наконец  слабел,  крики   его
становились тише, невнятнее, Машка успокаивалась и смирно становилась  между
оглобель. Он запрягал ее, подтягивал подпруги, подлаживал  какие-то  ремешки
и ремни к, довольный, цокал на кобылу. Она трогала со двора, а  в  телеге  -
или на санях зимою - тысячью  колокольчиками  брякали  маленькие  стеклянные
бутылочки, отсюда пустые, а обратно белые, полные,  с  изменившимся  -  чуть
поглуше - звуком.
     Лошади ведь не машины, ходят только чуть побыстрее человека, и порой  я
шел за Мироном и Машкой, нисколько не отставая от них. Кучер дремал,  борода
его упиралась в рубаху, и Машка, каким-то чутьем понимая это,  утишала  шаг,
давала себе отдых. В  эти  мгновения  я  шел  поближе,  негромко,  чтобы  не
разбудить Мирона, разговаривал с Машкой, жалел ее.
     - Правильно,  Машка,  -  например,  приговаривал  я,  -  гнать  некуда,
поубавь шагу, все равно этот сейчас проснется и  погонит  вперед,  передохни
малость.
     Машка не оборачивалась ко мне, но по ушам, которые  шевелились,  стояли
домиком, видел, что она меня слышит, и понимает, и считает меня своим.
     "Эх, Машка, - думал я в  такие  минуты,  -  отвезти  бы  сейчас  молоко
малышам - это, конечно, дело нужное, да распрячь  тебя,  да  дунуть  бы  нам
вдвоем куда-нибудь за город, к стогу сена, еще не очень заметенному  снегом,
и забыть бы тебе этого проклятого Мирона".
     Я представлял себе очень ярко: сижу  верхом  на  Машке,  а  она,  сразу
взбодрившаяся, подтянутая - ну что тебе буланый конь, -  несет  меня  вперед
бодрой рысцой, сверху видно все хорошо, и вот мы уже на просторе, на  лесной
дороге, и Машка радостно ржет - хоть бы разок услышать ее ржание!
     Но Машка тяжело  вздыхает,  Мирон  на  телеге  начинает  ворохаться,  я
отстаю, и тут опять начинается  безжалостная  бойня.  На  маленьком  подъеме
Мирон непременно просыпается, приходит в себя и  принимается  лупить  кобылу
со свежей яростью. Похоже, этот подъемчик, который лошадь и так  бы  одолела
без всяких понуканий,  он  использует  как  повод,  чтобы  поиздеваться  над
бессловесной тварью. А для людей, для чужих  глаз  -  оправдание:  смотрите,
как он старается на работе, погоняет лошадь, чтоб лучше  шла  и  на  подъеме
время не теряла.
     Машке хочется уйти от этих ударов, она пробует поджать  круп,  уйти  от
ременного, с тяжелым узлом на конце, кнута, но куда убежишь  из  упряжки  да
оглоблей? И она прибавляет шаг, качая головой в  такт  шагам,  надсаживается
без всякой нужды, выполняя волю своего злобного хозяина.
     А тот стегает Машку кнутом - она уже бежит, но он все  стегает,  словно
лупит ненавистного ему врага.






 
 
Страница сгенерировалась за 0.0393 сек.