Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Драма

Альберт Анатольевич Лиханов - Кикимора

Скачать Альберт Анатольевич Лиханов - Кикимора

      Стоял возле телеги, в руке держал вожжи, словно собирался  огреть  ими,
и смотрел с таким видом, будто видел меня впервые.  И  глаза  у  него  опять
изменились: не большие, не маленькие, а средние и будто пустые.
     - Добрый день! - сказал я как можно приветливее, но он будто  не  понял
меня.
     - Ты здесь чего делаешь? - спросил он и через паузу добавил: - Вот  как
хлобыстну вожжами!
     От негодования я аж захлебнулся воздухом, и это  помешало  мне  толково
объясниться. Я кашлял и кашлял, как последний идиот, и дураку было  понятно,
что человек, который ни с того ни  с  сего  вдруг  закашлялся,  конечно  же,
имеет  какие-то  злонамеренные  цели.  Чем  дольше  я  кашлял,  тем   глупее
становилось мое положение: на глаза навернулись слезы то ли от кашля, то  ли
от обиды, не поймешь.
     А он-то не кашлял. Он говорил:
     - Здесь шляться не положено! - Бросал фразу и умолкал. -  Ежели  каждый
шляться станет, что выйдет? - Он умолкал и через паузу говорил  еще:  -  Это
конюшня, а там лошадь. И лошадь теперь - транспорт, оборонный объект.
     Я кашляю, он молчит.
     - Может, ты подпалить хочешь этот объект?
     Я! Подпалить Машку! Гад такой, сам же позвал и сам же издевается!
     От негодования, что ли, кашель мой мигом прошел;  не  скрывая  слез,  я
кинулся к нашему дырявому забору и уже там, на  своей  территории,  крикнул,
плохо видя Мирона -  размывали,  делали  мутной,  нечеткой  его  фигуру  мои
горькие слезы.
     - Сами  же  позвали!  -  гаркнул  я   нескладно,   путая   грубость   с
вежливостью. - И сами же издеваетесь!


     Дома никого не было, и я дал  волю  досаде.  Сперва  в  голос  повыл  -
сдерживаться нечего, вокруг никого. Потом в ярости  швырнул  портфель:  ведь
это Мирон до двойки  меня  довел!  Наконец  подлетел  к  маминой  кровати  и
принялся мутузить кулаками подушку.
     Неожиданно, в самый разгар сражения с собственными чувствами,  я  вдруг
подумал, что ведь пьяный Мирон вот точно так же хвощет  чурбаны  колуном,  и
расхохотался сам над собой.
     Счастливая пора - детство: слезы и смех под руку ходят!
     Смех помог мне, я разогрел суп, выучил уроки, почитал  книгу,  стараясь
отгонять мысли о Мироне. Но куда их прогонишь?
     Я вышел погулять, и тут же меня окликнул Мирон.
     - Парене-е-ек! - звал он меня из-за  забора,  а  я  глядел  в  сторону,
будто не слышал. - Эгей, паренек! А я ведь тебя не признал!
     Я повернулся  к  конюху.  С  недоверием,  но  повернулся.  Лицо  Мирона
выражало крайнее смущение -  борода  обвисла,  глазки  смиренно,  с  мольбой
глядят на меня.
     - Ей-богу, - говорил он торопливо, - не признал,  старый  дурак.  Вчера
вот гульнул, голова-то, видать,  того,  ишшо  отуманена,  да  ты  проходи  в
забор-то, проходи! Машка уже заждалася!
     Утишая гулкие грохоты сердца, я, точно зайчонок  перед  удавом,  сперва
медленно и недоверчиво, потом все быстрее и охотнее  двинулся  к  забору,  а
потом и к Мирону.
     "Не узнал? - сомневался я. -  Возможно  ли  такое?  Поди,  врет,  снова
издевается?" Но конюх улыбался мне, глаза виновато  взблескивали,  он  вынул
из кармана ключ от амбарного замка, и я приблизился к конюшне.
     Теперь можно поверить!
     Дверь распахнута, и в черном провале я вижу почти слившуюся в  темнотой
морду кобылы Машки.  Она  смотрит  внимательно,  настороженно,  но  есть  не
перестает: ее челюсти движутся не сверху вниз, а справа  налево,  как  будто
она не кусает, а перемалывает клок сена, свисающий с губы.
     - Ты тут побудь, паренек, -  говорит  Мирон  деликатно,  не  желая  мне
мешать, - а я дрова поколю.
     Он отходит, а я вхожу в душистый мрак конюшни. Пахнет  сеном,  навозом,
лошадиным потом, и, смешиваясь, эти  запахи  образуют  дух,  приятный  моему
обонянию.





 
 
Страница сгенерировалась за 0.046 сек.