Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Драма

Кэтрин Энн Портер. - Тщета земная

Скачать Кэтрин Энн Портер. - Тщета земная

     Девочки любят театр  -  мир,  где  шествуют  герои  ростом  много  выше
обыкновенных людей и заполняют сцену собою, своими необыкновенными голосами,
величавые, точно боги и богини, чьему мановению руки  повинуется  вселенная.
Но и тут всякий раз кто-нибудь из старших напоминает о других, более великих
артистах. Бабушка в молодости слышала Дженни  Линд  и  полагает,  что  Нелли
Мелбу расхваливают не в меру. Отец видел Сару Бернар - госпоже  Модъеской  с
нею не сравниться. Когда в их городе давал свой первый концерт  Падеревский,
послушать его съехались и остановились в доме  у  бабушки  родичи  со  всего
штата. Девочки на сей раз остались в стороне от знаменательного события. Они
лишь  разделили  общее  волнение,  когда  старшие  уезжали  на  концерт,   и
праздничные минуты, когда те, возвратясь, садились по нескольку  человек  и,
не выпуская из рук  стакан  вина  или  чашку  кофе,  беседовали  вполголоса,
счастливые,  исполненные   восторженной   почтительности.   Да,   несомненно
произошло нечто потрясающее, и девочки в ночных рубашонках сновали тут же  и
прислушивались, покуда кто-то не  заметил  их  и  не  изгнал  из  лучезарных
отсветов этой славы. Однако некий старый джентльмен  прежде  не  раз  слыхал
Рубинштейна. И конечно же, на его взгляд, Рубинштейн проникал в  самую  суть
музыкального произведения как никто другой, куда там Падеревскому, смешно  и
сравнивать. Девочки слушали  невнятное  бормотанье  старика,  он  все  махал
рукой, словно хотел водворить тишину. Остальные посматривали на него и  тоже
прислушивались, но его воркотня ничуть не нарушала их мирной растроганности.
Они-то никогда не слыхали Рубинштейна, всего лишь час назад они слушали игру
Падеревского - и чего ради воскрешать далекое прошлое?  Тут  Миранду  силком
увели из гостиной, но она, хоть поняла не все, разозлилась  на  старика.  Ей
казалось, будто и она только что слышала Падеревского.
     Итак, есть еще какая-то жизнь кроме той, что окружает их в этом мире, и
загробной; такие вот случаи  открывают  девочкам  благородство  человеческих
чувств, божественный дар человека видеть незримое, величие жизни  и  смерти,
глубины человеческого сердца, романтическую возвышенность трагедии.  В  одно
из своих посещений  кузина  Ева,  пытаясь  приохотить  Марию  с  Мирандой  к
занятиям латынью, рассказала им про Джона  Уилкса  Бута  -  убив  президента
Линкольна, он, такой живописный в длинном черном плаще, вскочил на сцену  и,
хоть у него была сломана нога, воскликнул гордо: "Sic semper tyrannis"  {Так
всегда будет с тиранами (лат.).}. Девочки нимало не усомнились,  что  все  в
точности так и произошло, и мораль всего  этого,  видимо,  была  такая:  для
великих или трагических случаев надо непременно знать латынь или по  крайней
мере иметь в запасе  хорошую  цитату  из  классической  поэзии.  Кузина  Ева
объяснила им, что  никто,  даже  самый  хороший  южанин  не  может  одобрить
поступок Бута. В конце концов, это ведь убийство. Девочки должны это  крепко
запомнить. Но Миранда привыкла к трагедиям в книгах и к трагическим семейным
преданиям  -  два  двоюродных  деда  покончили  с  собой,  а  одна   дальняя
родственница от любви сошла с ума - и потому решила, что, не будь  убийства,
незачем было бы живописно кутаться в плащ, и прыгать  на  сцену,  и  кричать
по-латыни. Так как же не одобрить поступок Бута? Все это так красиво звучит.
Миранда знала, что один старик, их  дальний  родич,  восхищался  сценическим
талантом Бута и видел его во многих  спектаклях,  но,  увы,  не  в  час  его
величайшего торжества. А жаль: так было бы приятно, если б их семейство было
причастно к убийству Линкольна.
     Дядя Габриэл, который так  отчаянно  любил  тетю  Эми,  еще  существует
где-то, но Мария с Мирандой никогда его не видели. После смерти Эми он уехал
куда-то далекодалеко. Он все еще держит скаковых лошадей, выставляет  их  на
самых знаменитых ипподромах страны - Миранда  убеждена,  что  нет  на  свете
занятия великолепнее. Очень скоро он женился во второй раз и написал бабушке
- просил ее принять его новую жену как дочь, вместо  Эми.  Бабушка  ответила
довольно  холодным  согласием,  пригласила  новобрачных  навестить  ее,   но
почему-то  дядя  Габриэл  так  ни  разу  и  не  привез  молодую  супругу   в
родительский дом. Гарри навестил их в  Новом  Орлеане  и  сообщил,  что  эта
вторая жена очень хорошенькая блондинка, хорошо воспитана и несомненно будет
Габриэлу хорошей женой. А все-таки сердце дяди Габриэла разбито. Раз  в  год
он неизменно пишет кому-нибудь из семьи и присылает денег, чтобы  на  могилу
Эми возложили от него венок. Он написал стихи для ее  надгробия  и,  оставив
вторую жену в Атланте, сам приехал домой проследить, чтобы надпись правильно
высекли на могильной плите. Он не мог объяснить, каким образом  ему  удалось
сочинить эти стихи:  с  тех  пор  как  он  окончил  школу,  он  не  пробовал
зарифмовать и двух строк. Но однажды, когда он  думал  об  Эми,  стихи  сами
пришли ему в голову, будто с неба свалились.  Мария  и  Миранда  видели  эти
стихи, вытисненные золотом на  открытке.  Дядя  Габриэл  разослал  множество
таких открыток всей родне.

                      Жизни и смерти избыв страданья,
                      На небесах не страдает боле
                      Певчий ангел, свободный от воспоминаний
                      О тщете земной, о земной юдоли.

     - Она и правда пела? - спросила Миранда отца.
     - Не все ли равно? - спросил он в ответ. - Это же стихи.
     - По-моему, они очень красивые, -  почтительно  сказала  Миранда.  Дядя
Габриэл приходился ее отцу и тете Эми троюродным  братом.  Выходит,  что  их
семья не чужда поэзии.
     - Для надгробия стихи недурны, - сказал отец, - но можно бы сочинить  и
получше.





 
 
Страница сгенерировалась за 0.0389 сек.