Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Драма

Кэтрин Энн Портер. - Тщета земная

Скачать Кэтрин Энн Портер. - Тщета земная

     Однако  через  считанные  дни  Габриэл  появился,   с   весьма   кислой
физиономией и с неприятной новостью. Проболев всего лишь один день, умер его
дед. На смертном одре, во имя  божие,  находясь  в  здравом  уме  и  твердой
памяти, он лишил своего любимого внука Габриэла наследства.  "Во  имя  божие
старый дьявол в двух словах оставил меня нищим, Эми", - сказал Габриэл.
     Он сказал, что больше всего уязвлен поведением ближайших  родичей.  Они
не скрывают злорадства. Они всегда знали, что у Габриэла были  все  права  и
основания считать себя наследником  деда,  и  завидовали  ему.  Ни  один  не
предложил хоть что-то ему уделить. Ни  один  даже  и  не  подумал  загладить
внезапную несправедливость выжившего из ума старика.  Втайне  все  ликовали,
что им повезло. "Он лишил меня наследства, и они радуются, - сказал Габриэл.
- Наверно,  воображают,  что,  значит,  не  зря  они  меня  раньше  всячески
осуждали. Правильно они обо мне  судили.  Я  паршивая  овца,  никудышник.  О
господи, поглядели бы вы на них".
     "Интересно, как ты сможешь теперь прокормить жену?" - заметила Эми.
     "Нет-нет, Эми, все не так плохо. Если бы ты только захотела..." - начал
Габриэл.
     "Если мы поженимся сейчас же,  мы  как  раз  успеем  поехать  на  время
карнавала в Новый Орлеан, - сказала Эми. -  А  если  станем  ждать  великого
поста, будет уже поздно".
     "Что ты, Эми,  -  сказал  Габриэл,  -  разве  когда-нибудь  может  быть
поздно?"
     "Вдруг ты передумаешь, - сказала Эми. - Сам знаешь, ты такой ветреник".
     Среди множества писем, хранимых бабушкой, были  два,  которые  Мария  и
Миранда прочли, когда стали взрослыми. Одно было от  Эми,  написанное  через
десять дней после свадьбы.

     "Милая мамочка, за то время, что мы с Новым Орлеаном  не  виделись,  он
изменился гораздо меньше, чем я. Я теперь степенная мужняя жена,  а  Габриэл
очень преданный и добрый  муж.  Вчера  на  скачках  Рампа  пришла  первой  и
принесла нам выигрыш, это было чудесно. Я на скачках бываю каждый день, наши
лошади великолепны; у меня был выбор - Хвала Ирландии или  Мисс  Люси,  и  я
выбрала Мисс Люси. Теперь это моя лошадка, она быстрая, как молния.  Габриэл
говорит, я выбрала неправильно.  Хвала  Ирландии  продержится  дольше.  А  я
думаю, Мисс Люси на мой век хватит.
     Мы здесь чудно проводим время. Как-нибудь на днях я надену карнавальный
костюм и пойду с Габриэлом на улицу. Мне  надоело  любоваться  праздником  с
балкона. Габриэл говорит, это небезопасно. Он говорит, если я настаиваю,  он
меня поведет на карнавал, но я не  уверена.  Мамочка,  он  очень  милый.  Не
волнуйся за меня. На бал-маскарад я надену бархатное платье, очень красивое,
розовое с черным. Госпожа свекровь осведомилась, не слишком ли оно  бьет  на
эффект. Я ей сказала - надеюсь, что  так,  если  только  меня  не  обманули.
Корсаж облегающий, как перчатка, плечи очень открыты - папа ни за что бы  не
одобрил, - а юбка спереди от талии до колен  схвачена  широкими  серебряными
лентами, очень широкая на боках и особенно сзади, и кончается треном ровно в
ярд длиной. Талия у меня теперь, благодаря мадам  Дюрэ,  всего  восемнадцать
дюймов. Надеюсь, я буду до того эффектна, что мою свекровь  хватит  удар.  У
нее  они  часто  бывают.  Габриэл  тебе  кланяется.  Пожалуйста,  хорошенько
заботьтесь о Сером и Скрипаче, когда я вернусь, опять буду на них ездить. Мы
собираемся в Саватогу, еще не знаю точно когда. Передай всем мой самый-самый
нежный привет. Здесь, конечно, все время идет дождь...
     Р. S. Мамочка, когда у меня выдается минутка свободная, я ужасно скучаю
по дому. До свиданья, милая мамочка".

     Второе письмо, через полтора месяца  после  свадьбы  Эми,  написала  ее
сиделка.

     "Я срезала прядку ее волос, потому что была уверена, что вам  захочется
их сохранить. И пожалуйста,  не  думайте,  что  я  по  небрежности  оставила
лекарство у нее под руками, доктор сам про это написал и все  объяснил.  Оно
бы ей ничуточки не повредило, не будь у нее такое слабое сердце. Она  просто
не знала, сколько приняла, она мне часто говорила, что  от  такой  маленькой
лишней пилюльки вреда не будет, и я ей сказала,  надо  быть  поосторожнее  и
принимать только то, что я ей даю. Иногда она у меня их так выпрашивала,  но
я ни за что не давала больше, чем прописал доктор.
     В ту ночь я уснула, потому что совсем не похоже было,  что  ей  так  уж
худо, и доктор не велел мне сидеть возле нее ночью. Пожалуйста, примите  мое
сочувствие в вашей великой утрате и, пожалуйста, не думайте, что  кто-нибудь
был невнимателен к вашей милой дочке. Она очень страдала,  а  теперь  обрела
покой.  Выздороветь  она  не  могла,  но  могла  бы   пожить   подольше.   С
почтением..."

     Эти два письма и все милые сердцу бабушки  странные  памятки  запрятаны
были в сундуки и забыты на многие-многие годы. Видно, им  не  было  места  в
этом мире.

 





 
 
Страница сгенерировалась за 0.1094 сек.