Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Фэнтези

А.Белаш - Охота на Белого Оленя

Скачать А.Белаш - Охота на Белого Оленя

x x x

     Дороги Альдо и Эвы разошлись -- пока  светло,  надо  было  заснять  как
можно больше материала о преступлениях охотников.
     Волчок  гнал  так,  словно  надеялся, что Эва не удержится в седле и на
очередной колдобине сломает себе шею, но девчонка как припеклась к седлу  --
умеет ездить вторым номером, зараза!..
     Кроме  того,  его  подмывало тормознуть, завернуть голову и выложить ей
все, что он думает о людях. Он так и  ждал,  что  она  даст  ему  повод  для
ядовитых  откровений  --  но  девчонка нарочно вела себя как паинька, аж зло
брало.
     А у Эвы язык едва не отвязался извиняться  всюду,  где  ей  приходилось
щелкать  "поляроидом"  над  трупами  и  ранеными.  Бывало  и так, что Волчку
приходилось за нее вступаться и  в  крик  объяснять,  что  она  чужим  горем
торговать  не будет, а фотки сдаст в газету, чтоб все узнали о бойне в Лесу.
И столько он косых горящих взглядов перехватил, покрывая Эву, и столько  раз
отвечал  недобрым  волчьим  прищуром,  что  к  сумеркам  уже чувствовал себя
настоящим телохранителем.
     -- Все, снимать  больше  нечем,  --  Эва  втолкала  в  пакет  последние
отснятые карточки. -- Надо отвезти это к Альдо.
     --  Без проблем, -- стараясь выглядеть бывалым парнем, Волчок красиво и
длинно сплюнул сквозь зубы. -- Давай сюда, щас отправим..
     На свист к нему неслышно подлетел Нетопырек -- и взвился, унося пакет.
     Волчок  уже  прикинул,  что  Олень   нахмурится,   если   узнает,   что
природоохранительница  ушла  из  Леса  не  только битой и обруган- ной, но и
голодной, да и воды ей как-то никто  не  предложил.  В  надежде  на  похвалу
командира  и  еще  на  что-то неопределенное он набулькал воды во фляжку и у
кого-то -- вроде для себя -- взял пару толстых бутербродов с ветчиной;  ему,
как бойцу, дали сразу.
     --  На, закуси, -- пихнул он добычу Эве, сидящей, вытянув усталые ноги,
на пеньке. -- А то еще скажешь, что тебе куска не дали..
     -- О, спасибо! -- вздохнула Эвы,  впиваясь  в  бутерброд  зубами.  Чуть
погодя она подвинула второй Волчку.
     --  Да  ты  хавай,  --  скрестил  он  руки  на  груди  с  видом полного
безразличия к пище,  хотя  живот  у  него  подвело  и  пустой  желудок  тихо
скручивался в узел. -- Мы не то, что вы -- мы и последнее можем отдать, даже
человеку.
     Глаза у Эвы сразу стали скучные; она запила съеденное через силу мелким
глотком.  Торжества  от упрека Волчок почему-то не почувствовал, зато в душе
появилась кислятина типа изжоги и он старался не глядеть на Эву.
     "И дернуло меня  на  подлянку!..  --  со  злой  тоской  он  вперился  в
тускнеющее  небо  между  ветвей.  --  И  зачем  я  ее пнул, если ответить не
может?.."
     -- Извини, -- еле-еле  проговорил  он,  переведя  дыхание,  но  ему  не
полегчало -- Эва молчала, а второй раз извиняться было глупо.
     -- Ну, ты понимаешь...
     -- Понимаю, -- тихо отозвалась она.
     Волчку представились кунята -- и защипало в носу; он напрягся, упреждая
недостойную Волка слабость
     --  Я  думаю,  --  осторожно  начала  Эва, стараясь не досаждать Волчку
взглядом, -- что можно попытаться поговорить с принцем.  У  него  тоже  есть
потери, он может одуматься...
     Волчок вздохнул, как три взрослых Волка разом не вздыхают.
     -- Оох... да не будь ты такой дурой. Может ты и из лучших людей, и твой
кореш  тоже,  но только поэтому думать, что принц такой же -- это ду-урь. Он
Хищник, Прэдэйтор -- понимаешь? он как бешеный -- такого только пристрелить.
Вы бы вместо макарон и спичек нам патронов принесли -- оно бы лучше было.
     -- И что? -- подняла глаза Эва. -- Опять  стрелять,  убивать?  разве  к
этому надо стремиться? лучше найти общий язык...
     --  Во-во, общий, -- скрипнул зубами Волчок. -- Как он с нами, так и мы
с ним говорить должны -- огнем. Вот к тебе в дом маньяк влезет -- будешь  ты
с ним общий язык искать?..
     --  И  все  же стоит попытаться, -- гнула свое Эва. -- Если я, человек,
выступлю от вас парламентером -- он не сможет не прислушаться.
     -- Делай как знаешь, -- дернул плечами  Волчок.  --  Я  бы  на  это  не
надеялся.  Все  эти хурды-мурды с переговорами -- как воду в ступе толочь...
Еще скажи -- договор о ненападении с ним заключать!
     -- Если все проявят добрую волю и понимание... -- Эва  опять  закрутила
шарманку, но Волчок уже встал.
     --  Айда,  провожу  тебя к опушке. И не надо мне моралу читать, лады? у
меня к этим, в лагере, еще свои претензии есть...
     Ближе к опушке они шли уже крадучись; Волчок нервно  шевелил  ноздрями,
держа  ладонь  на  рукоятке  ножа  --  тут  пахло  кровью, порохом, смертью.
Заслышав посторонний звук, он крепко схватил Эву за локоть.
     -- Что?! -- встрепенулась она.
     -- Тсс... -- Волчок вглядывался в заросли, немного скаля клыки. --  Там
кто-то есть... Чужой. А... вон он -- лежит.
     Здоровенный  Пес  лежал на боку, редко и тяжело дыша; обметанный кровью
сухой язык вывалился из пасти. Ран видно не было -- должно быть,  в  горячке
погони он слишком оторвался он своих и его крепко приложили чем-то тупым.
     -- Отойди и отвернись, -- велел Эве Волчок, доставая нож.
     --  Нет,  нет, -- она растопырила руки, заслоняя Пса, -- так нельзя! Он
еле живой!
     -- А будет совсем неживой, -- отстранил ее Волчок, но  она  повисла  на
нем, отгибая руку с ножом; боролся Волчок с опаской -- не поранить бы девку.
     Странно  стало  Волчку,  как горячим его обдало -- ни одна волчушка так
тесно к нему не жалась, не дышала так близко в лицо; холодная, черная злость
на полудохлого Пса и власть зажатого  в  руке  ножа  над  мыслями  дрогнули,
расклеились,  размякли  --  от  неловкости  и  непонятного  испуга  он  стал
пятиться, чтобы отстраниться от Эвы.
     -- Пусти, ты...
     -- Не пущу! Это подло -- бить безоружного!..
     -- А как они нас?!
     -- И ты -- вроде него стать хочешь? Тогда и меня давай тоже, ну?!
     Эва так и перла на нож, тянулась к нему горлом -- будто Пес ей родня!..
резать Волчку расхотелось -- девчонка ему настрой перебила.
     -- Тьфу, полоумная!.. -- ворча, Волчок опустил руку. -- Ну, та- щи  его
-- все равно сдохнет!
     --  Помоги мне, -- Эва подхватила Пса подмышки, но поняла -- тяжеловато
для нее одной.
     -- Еще не хватало!
     -- Да помоги же!
     -- Совсем очертенела... -- помотал башкой Волчок, но послушался.
     Расстались они хмуро, вполголоса облаяв друг дружку --  Волчок  посулил
ей  медаль  от  принца за спасение волкодава, и Эва тоже что-то зря съязвила
насчет кровожадности -- однако напоследок Волчок ее окликнул:
     -- Э, гринпис, держи на память...
     -- Это -- что? -- взяла она гладкую гнутую  железячку,  которую  Волчок
извлек из набитого всяким хламом кармана.
     --  Отмычка,  --  буркнул  Волчок,  показав  ей  спину. -- Пригодится в
жизни...
     Пес, за все это время не проронивший ни слова, отследил  полуприкрытыми
глазами путь отмычки в карман Эвиных джинсов -- и сомкнул ресницы.
     -- Фляжку оставь, -- попросила Эва.
     --  Да на, подавись! -- швырнул Волчок флягу; на кого он был зол сейчас
и почему, и была ли это злоба -- он и сам не понимал.
     Пес дернул губой, когда в пасть ему полилась струйка воды.
     -- Идти сможешь? -- кое-как дав Псу напиться, спросила Эва. -- Ты очень
тяжелый...
     Он напрягся, крупно дрожа,  чуть  приподнялся  --  и  не  удержался  на
трясущихся ногах.
     -- Плохо дело, -- Эва села рядом. -- Ну, дотащу тебя как-нибудь.
     -- Зря... -- прохрипел Пес.
     -- Что?
     -- Зря ты... не дала добить. Не жилец я. Откобелился...
     -- Перестань, -- нахмурилась девчонка. -- Тебя вылечат, вот увидишь.
     Пес закашлялся -- она не сразу поняла, что это горький смех.
     --  Плохо ты... охоту знаешь. Я... был нужен, пока здоров... а теперь я
падаль... Усыпят уколом -- и все...
     -- Я не позволю!
     -- А... тебя не спросят. Да ты... не плачь. Не о чем...  Как...  у  вас
говорят -- собаке собачья смерть...
     Пес медленно, со стоном, выгнулся -- что-то разорванное внутри сочилось
кровью, спирая дыхание.
     -- Э... слышь... отмычку спрячь за щекой...
     -- За... чем? -- слезно моргнула Эва, придерживая ему голову.
     --  Тебе  говорю  --  спрячь, -- глаза Пса заволакивало мутью. -- Потом
спасибо скажешь. Ты... погладь меня.
     Под движения ее руки Пес словно придремал тихонько --  и  скоро  совсем
заснул.  Эва не сразу это заметила, и все гладила -- пока пока не догадалась
приложить ладонь к его груди.
     Лес не склонил над ним ветвей --  недостоин  скорби  тот,  кто  за  еду
служил врагам и с гордостью носил ошейник.





 
 
Страница сгенерировалась за 0.1005 сек.