Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Фэнтези

А.Белаш - Охота на Белого Оленя

Скачать А.Белаш - Охота на Белого Оленя

x x x

     Сон, добрый сон простерся над Лесом, разлился тягучей зевотной  дремой,
отяжелил  веки,  объял  усталой  истомой  тела,  наполнил  мысли неудержимым
желанием спать, спать, спать...
     Приоткрыв рот, постанывая, спал Олень -- и во сне бежал по выгоревшему,
сожженному Лесу на далекие крики Лани, терявшиеся в едкой гари, и ноги вязли
в пепле, будто в болоте.
     Волчок и Эва долго шептались, но сон поборол в них  кофейную  бодрость,
повалил рядом -- они только успели найти в темноте руки друг друга и поплыли
вместе по медленным волнам серебряного лунного моря.
     Гиена,  взваливший на себя многотрудные обязанности военного советника,
занял за столом опустевшее место Оленя  и  совещался  с  командирами  боевых
отрядов  -- надо было уточнить в деталях план Белого, а без звериного знания
Леса тут не обойтись. Говорили и Волки, и Медведи, и Туры, добавил кое-что и
Рысь; с вниманием выслушали Вука, чей род волей-неволей уже  не  первый  век
был  замешан в людских войнах; пару слов по теме проронил Татцельврум -- дед
оказался куда головастей, чем можно подумать на первый взгляд. Гиена  подвел
в уме итог -- лесное войско пестрое, рьяное и необстрелянное, но другого нет
и  потому  первое  --  не  терять  связи, чтоб не рассыпаться на действующие
вразнобой кучки. Кротам -- вести тоннели под  лагерь  с  новых  направлений.
Куницы  зашли  в  тыл  противника и ждут сигнала? Отлично, а для завязки боя
создадим группу из Бродячих и Пуделя -- этим взять дымовые шашки и "коктейль
Молотов". Пусть принцева сволота боится и шаг ступить из лагеря.  Не  давать
им ни минуты покоя!
     --  Наши  патрули все на связи? -- осведомился под конец Гиена, и Дятел
кивнул -- ему хватало провода,  чтоб  разнести  по  Лесу  несколько  полевых
телефонов,  переделанных  из  детских  игрушечных.  -- Собирать их донесения
каждую четверть часа. Приготовить снаряжение, подхарчиться и -- спать. В три
часа выходим.
     Заснул он сразу, сунув под голову сумку с бинтами;  он  не  видел,  как
улыбнулась  ему  глазами  Росомаха, неслышным шагом проходя мимо, не слышал,
как Пума булькает оливковым маслом на клинок ятагана, чтоб тише  выходил  из
ножен,  и  как  Рыся  щелкает  трофейным  "узи".  Вскоре легли и они -- один
Татцельврум, прикрыв перепонками глаза, остался бодрствовать у коптилки,  да
бессонный Дятел переговаривался с постами охранения.
     Гиене  снилось,  что он снова стоит в Лесу, окруженный деревьями, а они
смотрят на него. Ох, как смотрят! Он был рад попятиться, а некуда  --  сзади
те же деревья.
     Что вы уставились? Я все сказал!
     Нет, -- шевелил листву ветер.
     Ты охотился на людей, -- шептала трава.
     А вам-то что?
     Ты убивал.
     Я  боец,  но  не  каратель,  -- объяснял он. Поймут ли?.. -- Я детей не
трогал и по женской части не марался. Все же я человек, а не скот...
     Да, человек, -- промолвило раскидистое дерево,  --  но  до  скота  тебе
недалеко, если считаешь, что одних людей можно убивать, а других нет.
     Я так не считаю.. -- пробовал возразить он.
     Считаешь.  В  своей стране ты вел себя как человек, но когда тебя звали
поохотиться в чужие земли --  охотно  ехал,  оставив  имя  Человека  дома  и
прихватив  только  остаток  совести.  Скоро  ты  потеряешь  его где-нибудь в
аэропорту или забудешь в камере хранения, и на других людей будешь  смотреть
как  на  дичь  --  только  потому,  что  они  грязнее  тебя или беднее твоих
нанимателей. А человечью маску ты будешь одевать на  родине,  чтоб  люди  не
пугались твоих клыков.
     Хватит! -- оборвал он шум деревьев. -- Не вам меня учить!
     Не  нам...  не нам... -- затихал Лес и Гиене стало вдруг страшно -- то,
что говорило с ним, исчезло, но слова все  звучали  в  голове;  он  побежал,
запнулся  о  корягу,  но  успел  смягчить падение, выбросив руки -- и ладони
заскользили по закраине ямки со стоячей водой; из водяного  зеркала  к  нему
метнулась оскаленная морда в жесткой шерсти и остановилась нос к носу -- тут
он понял, что видит себя, закричал, вскочил, сжал голову ладонями...
     --  Э,  ты  чего?  -- потрясла его за плечо Росомаха, когда он с криком
проснулся и сел; он встрепенулся, сбрасывая с себя ее ладонь:
     -- Отвянь! без тебя тошно...
     -- Лес мудрит над тобой, -- покачала  она  головой,  глядя  печально  и
понимающе; куда девалась давешняя крутота?
     -- Чего это ты разлеглась тут -- для тепла поближе? Ведь не холодно, --
сощурился он, а сердце все не унималось, все стучало изнутри в ребра.
     --  Да  так,  --  беззаботно  тряхнув  волосами,  она поднялась и стала
заправлять гриву под платок. -- Скоро время, пора... Рыська, вставай, -- она
потормошила подругу.
     С легкой  росомахиной  руки  зашевелился  весь  лесной  табор,  спавший
вповалку; Олень встал чуть раньше -- они с Рысем проверяли оружие.
     --  Доктор!  Бобер! -- вопль поднял Эву, и Волчок тоже вскинулся; бегом
несли кого-то на носилках, а Бобер, мгновение назад спавший,  уронив  голову
на стол, уже спешил навстречу, заправляя дужки очков за уши.
     Маленькая  Выдра  бессвязно  бормотала, металась, задыхаясь, мордочка у
нее странно розовела.
     -- Из реки напилась. А мать-Выдра... -- Барсук безнадежно махнул рукой.
     Бобер засопел -- его родня и детишки тоже были на реке.
     -- Мы всех упредили насчет водопоя... И водозаборный насос застопорили.
Что с ней?
     -- Давайте зонд, -- буркнул  Бобер,  --  и  раствор  марганцовки.  Эва,
помоги  --  надо  промыть  желудок.  Быстро ей метиленовую синьку -- в вену,
пятьдесят кубов. Многие пострадали?
     -- Да -- их несут сюда.
     -- Бегите к Оленю, -- вскинул глаза Бобер. -- Надо  разрушить  Бобровую
Плотину.
     -- Да как же ?! -- оторопел Барсук. -- Строили-строили...
     --  В  реке  отрава, что-то цианистое. Выше плотины яд накапливается --
надо дать воде сойти, смыть все это. Пить только из родников. Ну ?!
     От новости, принесенной Барсуком, Гиену замутило, и он невольно плюнул,
словно во рту уже запахло горьким миндалем. Ну, принц...
     -- Й-ад? -- Заика облизнул желтые зубы.  --  Живод-де-ры,  п-паскуды...
П-пашли, ребя!
     Пришлось   пересмотреть   планы  --  часть  народа  Олень  отправил  на
расширение стока в Плотине, а Росомаху  с  ее  девчатами  бросил  на  поиски
отравителей вверх по течению. Расставание отрядов было коротким и деловым --
хлопки  по  плечу,  быстрые  рукопожатия,  проверка  связи,  затяжка ремней;
Росомаха -- замоталась так, что одни глаза на лице -- протолкалась к Гиене и
серьезно дала руку.
     -- Свидимся -- сочтемся.
     -- Договорились.
     Винтом завертелся Волчок, зыркая то на медпункт, то  на  Оленя  --  его
разрывало и драться, и не оставить Эву; равновесие страстей нарушил Заика:
     -- Волчара, б-браток, д-давай с нами! Мы их г-голыми руками..
     --  Ага! -- тявкнул Пудель. -- Устроим шорррох! -- в звонком его голосе
послышалось рычание диких предков.
     -- Иди, -- поймав его взгляд, кивнул Олень.





 
 
Страница сгенерировалась за 0.0374 сек.