Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Научно-фантастическая литература

Павел Вежинов. - Измерения

Скачать Павел Вежинов. - Измерения

    Бабушка жила у себя в комнате тихо и бесшумно,  как  мышка.  Никуда  не
ходила, почти ничего не ела. За все это время она ни разу не  заглянула  в
церковь, словно все  еще  сердилась  на  бога  за  жестокую  смерть  деда.
Наверное, так оно и было. А может быть, там, где она родилась,  вообще  не
было церкви.
   Только раз в неделю, по пятницам, она ходила в  старую  турецкую  баню.
Долго готовилась к этому, чем-то шуршала у  себя  в  комнате,  отпирала  и
запирала сундук. Я ничуть не удивился бы, если  бы  она  вдруг  вынула  из
сундука ковер-самолет и полетела бы  на  нем  к  свинцовым  куполам  бани.
Никогда не забуду, какой легкой прямой походкой выходила она в этот  путь.
Даже соседи высовывались из окон, чтобы на нее посмотреть. Но сама она  ни
на кого не глядела, словно жила одна на этом свете. А  может,  так  оно  и
было. Воспоминания - еще с Христовых времен - были  для  нее  единственной
реальностью. Да и  кто  может  сказать,  какая  жизнь  более  настоящая  -
реальная или та, что внутри нас. Одним  лишь  безумцам  все  ясно  в  этом
вопросе, мы же, остальные, только обманываем сами себя.
   Из бани бабушка возвращалась ровно через  три  часа,  хотя  никогда  не
глядела на часы, будто и не ведала об их существовании. Она и в самом деле
была единственным известным мне человеком, который словно бы носил время в
себе самом. Домой она возвращалась свежая, розовая, с  двумя  еще  теплыми
сдобными булочками за пазухой. Не знаю,  как  их  пекли  в  те  времена  в
Пловдиве - сейчас таких нет, - но мне казалось, что  вкус  у  них,  как  у
просвирок, небесный. Даже брат, строивший из себя невесть кого, поедал  их
с удовольствием.
   И как раз во время одного из таких банных походов с бабушкой  случилась
беда - она сломала ногу.  Поскользнулась  на  мокром  каменном  полу  -  и
готово. Прямо из бани  отец  отвез  ее  в  городскую  больницу.  Домой  он
вернулся озабоченный - бабушке предстояло лежать самое малое  два  месяца.
На ногу пришлось наложить гипс.
   Она и вправду надолго застряла в  этой  проклятой  больнице.  Дважды  в
неделю мы ходили ее навещать - то с отцом, то с  мамой.  Но  у  меня  было
чувство, что рада она только мне, на  других  бабушка  почти  не  глядела.
Опускала, как обычно, руку на мою твердую голову, черные, как вишни, глаза
еле заметно улыбались. Потом расспрашивала меня  о  моих  школьных  делах.
Дела эти шли неплохо, я очень легко научился читать, только с  арифметикой
не все ладилось. Я и до сих пор не очень твердо знаю, сколько будет  семью
восемь.
   - Учись, учись, - назидательно говорила мне бабушка. - Из тебя  большой
человек получится.
   Отец скептически усмехался, но не спорил. В те времена было не  принято
спорить с родителями. Тем  более  им  противоречить.  Сам  он  в  меня  ни
капельки не верил. И с полным  правом.  Первый  класс  начальной  школы  я
закончил на четверки, и это привело  отца  в  отчаянье.  Мой  брат  Иордан
никогда не получал меньше шести. При этом он вовсе не был  зубрилой,  чаще
вертелся перед зеркалом, чем сидел над учебниками, тут он был весь в отца.
Разве я мог сравниться с ним - белолицым, красивым, как  отец  и,  конечно
же, как дедушка Манол. Что я такое рядом с ним, ничто - самый обыкновенный
растяпа,   черноклювый,   словно   только   что   вылупившийся   галчонок.
По-настоящему именно его должны были назвать Манолом, но отец в сладостном
ожидании наследства предпочел назвать первенца в честь тестя.  Мог  ли  он
знать, что тот всю свою мельницу обратит в жетоны, которые за одну  неделю
растают в игорном доме Висбадена.




 
 
Страница сгенерировалась за 0.0441 сек.