Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Научно-фантастическая литература

Павел Вежинов. - Измерения

Скачать Павел Вежинов. - Измерения

    Вы, конечно, догадываетесь, что странное предсказание бабушки  меня  не
удивило. Я готов был ожидать от нее и не такого. Дети живут в мире  чудес,
и порой их воображаемый мир гораздо сильней реального. В этом  мире  то  и
дело происходят чудеса, ребенок  придумывает  их  каждую  минуту  и  часто
глубоко в них верит. Родители тревожатся, подозревают, что  у  ребенка  не
все в порядке с психикой, даже показывают его врачам. А  эта  жажда  чудес
так же стара, как, наверное, сама  человеческая  душа.  У  нее,  одинокой,
беспомощной среди могучих стихий природы, словно  бы  и  не  было  другого
выхода.
   Бабушка жила в своей комнатке очень уединенно, так что  видеть  ее  мне
доводилось довольно редко - главным образом во  время  обеда.  Позвать  ее
обычно посылали меня. Робко постучавшись, я  входил  в  комнату  и  всегда
заставал бабушку в той самой позе, в какой  увидел  впервые,  -  сидит  на
кровати, ноги еле достают до пола. Ее неподвижный и чуть отрешенный взгляд
был обычно устремлен на голую стену. Окликнув ее, я всегда чувствовал, что
она возвращается откуда-то издалека, очень  издалека,  где  до  нее,  быть
может, никогда не ступала нога человека. И должно было пройти немало  лет,
прежде чем я понял, что бабушка возвращается из своего прошлого. Мгновение
за мгновением, день  за  днем  она  снова  и  снова  переживала  все,  что
случилось с ней в те давние  годы.  Это  было  ее  единственной  утехой  и
упованием. Ведь у нее и вправду не было никакой жизни, кроме той, что  она
провела рядом с дедом. То было время, когда люди не  имели  ничего,  кроме
самих себя. Сейчас в бессонные свои ночи я часто думаю, что, пожалуй,  так
оно и естественней. Кто выиграл от перемен, кто потерял?
   И все же настал день, когда я нашел в себе силы спросить:
   - Скажи, бабушка, как ты догадалась о землетрясении?
   Она окинула меня долгим беспокойным взглядом.
   -  Словами  этого  не  скажешь,  дитятко...  Будто  вдруг   вспоминаешь
что-то... Чего еще не было.
   Нет, такой ответ меня явно не устраивал. Ведь я  рассчитывал,  что  она
вот-вот откроет мне важную тайну. И эта тайна сделает меня умнее и сильнее
всех.
   - Это в первый раз с тобой такое случилось?
   - Нет, нет, бывало и раньше... Будто во сне... После  того,  как  убили
твоего дедушку.
   Увидев мое огорченное лицо, она добавила:
   - Ни к чему тебе знать, дитятко, что  может  случиться.  Только  страху
наберешься.
   Да, наверное, бабушка была права.  Для  себя.  Не  для  меня.  Все-таки
человеку невредно знать, когда  случится  землетрясение  или  какой-нибудь
кирпич задумает свалиться тебе на голову. Ведь так и смерть  можно  обойти
сторонкой. Поколебавшись, я высказал ей все это.
   - Как раз это-то и невозможно, сынок.  Не  может  человек  свою  смерть
увидеть! - ответила она.
   Умолкла и больше не сказала ни слова.
   По-прежнему тихо и безмятежно жила она в своей комнатке, словно бы ее и
не было. В мою жизнь она вмешалась всего два раза. Но зато весьма активно.
Когда я кончил прогимназию, отец вдруг решил, что дальше учиться мне ни  к
чему. Или что я этого не заслуживаю. В какой-то степени он, может,  и  был
прав - учился я не блестяще. "Он способный, -  говорили  учителя  маме.  -
Способный, а учиться не желает. Все время витает где-то". - "Где витает? -
хлопала глазами мама. - Да его на улицу не выгонишь, целыми днями читает".
- "Да, мальчик читает много, но что?" Этого не знал никто,  ведь  любовные
романы я, разумеется, читал украдкой. Как бабушка погружалась в прошлое  в
своей комнатке, так и я погружался в книги в нашей пропахшей луком  кухне.
В любовные романы - ничто другое меня не интересовало. Романы эти месяцами
изо дня в день публиковались в газетах, и многие старательно вырезали их и
сшивали сапожной дратвой. Я глотал их с таким наслаждением,  какого  потом
не доставляло мне ни одно другое занятие.
   Выхода не было, пришлось пожаловаться бабушке.
   - Не бойся, сынок, мы это дело устроим, - коротко ответила она.
   Много позже я узнал от мамы каким тяжелым был этот разговор. Отец ни за
что не хотел соглашаться, хотя бабушка обещала взять на себя все  расходы.
Уж не знаю, что было у него на уме, может,  считал,  что  незачем  бабушке
тратить деньги на меня, когда он сам мог бы употребить  их  на  что-нибудь
более стоящее. Наконец, исчерпав все аргументы, бабушка рассердилась.
   - Я только одно скажу! Попомни мое  слово  -  состаришься,  Манол  тебя
кормить будет. Из Иордана ничего толкового не получится. Так и знай!
   Тут отец испугался всерьез. Один урок он уже получил  -  землетрясение.
Вопрос был решен в мою пользу. И все же, неужели бабушка  и  на  этот  раз
угадала?  Трудно  сказать.   Правда,   последние   годы   жизни   родители
действительно находились на моем иждивении. Я был рад, что  могу  для  них
что-то сделать, хотя для меня отец сделал так мало. Но судьба моего  брата
не  вполне  соответствовала  бабушкиному  предсказанию.  Иордан   блестяще
закончил юридический факультет, еще студентом опубликовал  ряд  статей  по
международным  проблемам,  в  двадцать  шесть  лет   он   занял   довольно
ответственный  пост  в  министерстве  иностранных  дел,  а  в  тридцать  -
возглавил  протокольный  отдел.  Очень  красивый  внешне,   брат   обладал
врожденным  вкусом,  прекрасно  одевался,  в  совершенстве  владел   тремя
языками. Все прочили ему блестящую карьеру. Все, кроме  бабушки.  Впрочем,
может быть, она имела в виду нечто совсем иное.
   А  Иордан  действительно  плохо  кончил.  Правда,  не  по  политическим
причинам. Сама судьба уберегла его от суда или преследований,  которым  он
мог подвергнуться как ответственный чиновник  тогдашнего  прогитлеровского
правительства. Брат погиб на операционном столе в тот  самый  день,  когда
американские  бомбы  убили  бабушку.  Я  и  до  сих  пор  не   знаю   всех
подробностей. Иордан лег  в  одну  из  лучших  частных  клиник  по  поводу
какой-то сравнительно легкой  полостной  операции.  Вот  только  неудачно,
чтобы не сказать фатально, выбрал дату - 10 января 1944 года. Какая уж там
операция под бомбами. Резанули  человеку  поджелудочную  железу,  и  через
несколько дней брат скончался в страшных мучениях. Но так  или  иначе  уже
после смерти бабушки. Возможно, этот факт тоже имеет какое-то значение.
   Я постарался рассказать обо всем этом как можно объективнее,  чтобы  вы
сами  могли  составить  себе  представление  о  бабушкиных   способностях.
Конечно, в том, что касается Иордана, предсказание ее, может быть, сбылось
совсем случайно. Или она просто хотела как-то повлиять на отца. А может, и
не так уж все было случайно. Несмотря на свою суровость  и  отстраненность
от нашего грешного мира, бабушка все же была очень доброй и все понимавшей
старушкой. И не стала бы зря говорить отцу чего не следует.






 
 
Страница сгенерировалась за 0.1084 сек.