Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Научно-фантастическая литература

Павел Вежинов. - Измерения

Скачать Павел Вежинов. - Измерения

    Я был так  признателен  бабушке,  что  в  гимназии  учился  на  круглые
шестерки. За все время обучения у  меня  было  только  три  пятерки  -  по
физкультуре. Я был крепким и выносливым парнем, но, в  отличие  от  брата,
которого в гимназии всегда назначали знаменосцем, терпеть не мог  строевых
упражнений и всегда норовил  идти  не  в  ногу  с  другими.  Преподаватель
гимнастики, горластый краснорожий тупица, с удовольствием  влепил  бы  мне
даже двойку, но, похоже, директор ему не позволил. В мое время, не то  что
теперь, круглые отличники не росли как грибы, чтобы ими бросаться.
   Может, вам покажется странным, но в гимназии у меня  не  было  любимого
предмета,  не  выявилось   каких-либо   более   или   менее   определенных
наклонностей. Только математика казалась мне довольно скучной, впрочем,  и
она меня не затрудняла. В  классической  гимназии  математику  изучали  не
слишком углубленно. Лучше всего мне давались языки, хотя  и  к  ним  я  не
чувствовал особой склонности. Вообще, к чему знать  несколько  иностранных
языков, если в жизни и одного,  скажем,  английского,  хватает  за  глаза.
Таким образом, по окончании гимназии я вдруг  столкнулся  с  дурацкой,  но
неразрешимой проблемой - а что дальше? Мой аттестат открывал  передо  мной
все двери, но я не мог выбрать ни одной. У меня просто не было честолюбия.
   Приличия ради нужно было посоветоваться с бабушкой, хотя она  и  ничего
не понимала в науках. Но деньги-то были ее, а в те годы учеба в  Софийском
университете обходилась недешево.  Бабушка  выслушала  меня  молча,  видно
было, в каком она затруднении.
   - А что говорит отец? - неуверенно спросила она.
   Отец! Что он мог сказать, если его знания ограничивались умением варить
чудесный кофе.
   - Он говорит, лучше всего право. Учиться на адвоката.
   - Нет! - решительно заявила бабушка. - Только не это!
   - Может, медицина? - спросил я с замиранием сердца.
   Меньше всего я хотел стать врачом. Слишком чувствительный, я не выносил
вида чужой боли и страданий, а крови и ран - тем более. Конечно,  я  знал,
что рано или поздно сумею привыкнуть ко  всему,  но,  может  быть,  именно
этого мне и не хотелось.
   - Неплохо... А какие у вас есть еще науки?
   - Ну... философия... Математика, физика, химия, биология.
   - А это последнее, что оно такое?
   - Биология? Если перевести точно, наука о жизни.
   Бабушка просияла.
   - Вот что тебе нужно! - воскликнула она. - Я и не знала, что есть такая
наука!
   Такой науки, разумеется, нет, и вряд  ли  она  когда-нибудь  возникнет.
Есть  наука  о  живых  организмах  -  и  все.  Какими  бы  сложными,  даже
загадочными ни были происходящие в них процессы, это все-таки не жизнь,  а
лишь ее проявления. Но тогда я еще не имел представления о  таких  сложных
проблемах.
   - В этой науке ты далеко, очень далеко пойдешь! - возбужденно прибавила
бабушка. - Люди из дальних земель придут тебе поклониться... Только бы нам
выбрать нужную дорогу.
   Сейчас мне пятьдесят семь лет, я профессор, член-корреспондент Академии
наук. Более узкая моя специальность - биохимия. Все считают  меня  светлой
головой, блестящим ученым. И только я один знаю,  насколько  это  неверно.
Истина в другом. Просто у меня редкая эрудиция, и в своей области я всегда
на вершине современных знаний. Без ложной скромности могу сказать,  что  я
внес некоторый вклад в развитие науки. Но настоящих собственных открытий у
меня нет. Я развивал и усовершенствовал то, что открыли другие. Мне хорошо
известно, что ученые всего мира считаются с моим мнением. Но  ни  один  из
них не пришел из чужих земель, чтобы мне поклониться. Ни один. Так  что  в
этом отношении бабушка полностью обманулась.
   Но у нас  ничего  не  получится,  если  я  не  буду  с  вами  до  конца
откровенным. А это не так-то легко, потому что касается  не  только  меня.
Все дело в том, что когда бабушка изрекла свои крылатые слова -  о  людях,
которые придут мне поклониться, - я ей безусловно поверил. Теперь мне  это
кажется смешным,  ведь  я  тогда  уже  не  был  мальчиком,  зачитывающимся
любовными романами. Это давно заброшенное чтиво не оставило  в  моей  душе
никаких следов. По природе я  картезианец,  рационалист,  логик,  то,  что
работает в моей черепной коробке, слишком активно, чтобы я  мог  верить  в
какие-то  иллюзии  и  химеры.  Я   стараюсь   поменьше   рассчитывать   на
воображение, предпочитая ему здравый рассудок. И все  же  кроется  во  мне
нечто, противоречащее именно  здравому  рассудку.  Это  прежде  всего  моя
пристрастность. Ни к людям, ни к фактам я не могу  относиться  объективно.
Есть вещи, которые мне нравятся или не нравятся, которые я  люблю  или  не
люблю, в которые я верю или не верю. Я способен возненавидеть  человека  с
первого взгляда, и  обычно  не  ошибаюсь.  Могу  категорически  отвергнуть
какую-нибудь гипотезу  -  просто  так,  из  внутренней  антипатии,  только
потому, что  она  показалась  мне  неупорядоченной,  не  укладывающейся  в
логическую систему. Так в свое время невзлюбил я квантовую механику - и не
без основания.




 
 
Страница сгенерировалась за 0.094 сек.