Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Научно-фантастическая литература

Павел Вежинов. - Измерения

Скачать Павел Вежинов. - Измерения

    Как всегда, жена вернулась домой около пяти. Лицо ее казалось восковым,
до того оно было холодно и бесчувственно. Не сказав ни слова, она ушла  на
кухню и провозилась там до  вечера.  По  отдельным  доносившимся  до  меня
звукам я понял, что  она  что-то  готовит.  Делала  она  это  по  рецептам
поваренных книг, довольно посредственно, без капли  вкуса  и  воображения.
Обедал я обычно один, но ужинали мы всегда вместе.
   Около восьми она показалась на пороге моего кабинета. Лицо ее,  хотя  и
разрумянилось у плиты, оставалось все таким же бесчувственным.
   - Ужинать хочешь? - спросила она.
   - Нет! - ответил я.
   - Почему?
   - Почему! Не вижу смысла.
   Она прекрасно меня поняла. В ее холодных глазах что-то дрогнуло.
   - Думаешь, мы погибнем?
   - Не думаю, - ответил я. - Но война есть война. Никто не ходит в  атаку
с набитым брюхом.
   Секунду поколебавшись, она вышла. Походка ее была довольно унылой, я бы
даже сказал, беспомощной. Это меня  в  какой-то  степени  удовлетворило  -
значит не такая уж она каменная.
   - Я отвезла Донку на дачу, -  проговорила  она.  -  Конечно,  вместе  с
Владко. Лишь ради него я пошла на этот компромисс. Больше ничего я сделать
не вправе.
   У нас была крохотная дачка - финский домик - где-то возле Лыкатника.  В
этом году мы еще там не были. По правде говоря,  я  не  очень  любил  туда
ездить  -  не  хотелось  оставаться  наедине  с  моими  путаными  мыслями.
Одиночество не приводит их в порядок, а только путает еще больше. И все же
надо признать, жена нашла  неплохое  место,  чтобы  укрыть  внука.  Нашего
внука, к  которому  я,  надо  признаться,  не  испытываю  слишком  сильных
дедовских чувств. Дачка была словно специально создана для  землетрясений,
могла покривиться, растрескаться, но рухнуть - ни в коем случае.
   - А ты почему не осталась с ними?
   - Ни за что! - ответила она раздраженно. - Исключение  я  могу  сделать
только для Владко, больше ни для кого.
   "Для Владко", "больше ни для кого" - все это мне было понятно. Жена  не
слишком любила нашу ленивую дочку. В прошлом году Донка развелась с мужем,
но вернуться к нам не захотела, хотя  у  нас  и  была  свободная  комната.
Сильно подозреваю, что тут не обошлось без  жены.  Пока  они  разводились,
жена упорно молчала - явно сочувствовала зятю.
   - Ты выходил сегодня? - вдруг спросила она.
   - Нет, - ответил я, с трудом скрывая враждебность.
   - Почему?
   - Сколько раз можно повторять? Не вижу смысла!
   - Но ведь мы договорились. Я всегда выполняю свои обещания. Да и ты  до
сих пор тоже.
   Это было верно. И все же в наших временных  соглашениях  на  компромисс
шел я, а не она.
   - Неужели ты не понимаешь, в каком я окажусь глупом положении? - сказал
я. - Сейчас и без того развелось слишком много  дурацких  суеверий.  Духи,
спиритические  сеансы,  знаки  зодиака,  гороскопы.   Те,   на   кого   ты
рассчитываешь, в ответ на мои слова только скептически  усмехнутся,  будто
россказням о пресловутой петричской гадалке. Хотя  сами  в  глубине  души,
скорее всего, мне поверят.
   - И постараются  укрыться  от  землетрясения?  -  В  глазах  ее  что-то
блеснуло.
   - Нет, вряд ли.  Люди  ужасно  непоследовательны.  Уверен,  что  многие
убежденные безбожники тайком возносят молитвы. Так же как многие  верующие
в глубине души ненавидят своего бога.
   Нет, ее ум не мог переварить  этих  простых  истин.  Ведь  они  грозили
разрушить упорядоченность ее внутреннего мира. Но в тот вечер  она  только
взглянула на меня и, словно переутомившийся генерал, опустилась в кресло.
   - Не могу понять! - пробормотала она уныло. - Решительно не могу! Иметь
в  руках  такое  доказательство,  такой  невероятный   козырь   -   и   не
воспользоваться.
   Я начал терять терпение. Ну как  вбить  в  эту  гранитную  башку  такую
простую мысль?
   - Какое к черту доказательство! - почти крикнул я.  -  Пусть  даже  сам
Келдыш подпишет мои предварительные показания, все скажут, что один случай
еще ни о чем не говорит. И что это никакое не  доказательство,  тем  более
что оно противоречит основным законам.
   - Каким основным законам? - спросила жена враждебно.
   - Ну, скажем, физическим. Все тут же в  один  голос  закаркают,  что  я
занимаюсь метафизикой.
   В глазах ее опять блеснуло что-то живое.
   - А тебе не приходила в голову простая мысль, что метафизика -  это,  в
сущности, неизученная часть физики? Вроде обратной стороны Луны, о которой
мы совсем недавно ничего не знали.
   Тем наш разговор и окончился. Словно бы чего-то испугавшись,  никто  из
нас не решился добавить ни слова. Ужинать мы не  стали.  Молча  уселись  у
телевизора в тайной надежде отвлечься от неприятных предчувствий. Или хотя
бы притупить невыносимое чувство ожидания. Но передача  оказалась  слишком
скучной. Именно ее  будничность,  ее  полная  отчужденность  от  подлинных
человеческих волнений навели меня  на  неожиданную  мысль:  какое  там,  к
черту, землетрясение? Конечно же, ничего не случится. Чудес  на  свете  не
бывает и никогда не будет! И тут же я почувствовал какую-то  сильную  боль
внутри, какой-то мучительный спазм. Нет, нет, оно должно  произойти!  Даже
если похоронит нас под развалинами. Во  имя  истины.  И  во  имя  надежды.
Человек не может вечно оставаться слепым к огромному окружающему нас миру.
   Первое, что я услышал, был  нежный  звон.  На  стене  висело  несколько
старинных овечьих колокольцев,  которые  я  как-то  купил  у  цыгана.  Два
десятка лет провисели они у нас в доме, лишь изредка позванивая, когда  со
стен смахивали пыль. И вот  сейчас  они  первые  почуяли  землетрясение  и
откликнулись на него тихим звоном.
   - Ну вот! - воскликнул я. - Начинается!
   Я был страшно поражен - казалось, словно это и не я так долго и с таким
нетерпением дожидался этого момента. Быстро обернулся, взглянул на люстру.
Она тоже тихонько покачивалась. И вдруг огромное окно, занимавшее чуть  ли
не всю южную стену, вспыхнуло, словно  от  взрыва,  ослепительным  голубым
светом. Меня  охватил  панический  ужас,  сильнее  которого  я,  наверное,
никогда не испытывал. Я встал и будто лунатик направился к двери, не думая
ни о чем и ни о ком, кроме себя. Не успел я сделать двух шагов,  как  жена
изо всех сил схватила меня за руку.
   - Стой здесь! - крикнула она. - Не двигайся.




 
 
Страница сгенерировалась за 0.0796 сек.