Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Научно-фантастическая литература

Павел Вежинов. - Измерения

Скачать Павел Вежинов. - Измерения

    Здесь мне хочется слегка открыть скобки. Пусть и не  очень  слегка,  но
что поделаешь. Как ни  выставлял  я  себя  логиком  и  рационалистом,  вы,
наверное, заметили, что я не лишен известного художественного вкуса.  Хотя
кто его знает. Некоторые факты  доказывают  противное.  Так,  например,  я
очень люблю Сомерсета  Моэма,  автора,  который  ныне  считается  порядком
устаревшим. Вместе с тем я с удовольствием читаю  Чивера  и  Гора  Видала,
которые, наоборот, сейчас в моде. Иногда я и сам не могу  понять,  кто  я,
где я. Сам ученый,  я  в  принципе  терпеть  не  могу  технократов  за  их
близорукость и  самонадеянность.  И  всегда  был  убежден,  что  искусство
гораздо совершенней науки. Перед Эйнштейном я преклоняюсь  не  столько  за
его физику,  сколько  за  его  философию.  Так  вот,  сам  Эйнштейн  часто
отождествлял истину искусства с научной истиной. Сейчас  я  понимаю  этого
великана намного лучше, чем раньше, когда мне казалось, что при  всей  его
правоте в нем есть некоторая предвзятость. В сущности, наука ищет  истину,
а искусство ее создает. Искусство живо, как природа, наука же - скальпель,
который часто ее убивает.
   Странные мысли, правда? Особенно для ученого. Должен  признаться,  что,
когда я взялся за перо, они были мне далеко не  так  ясны.  Точнее  -  они
созревали вместе с моим  произведением.  Теперь  вам,  наверное,  понятно,
почему  я  остановился  на   десятой   странице.   Очень   просто.   Любое
художественное произведение содержит какую-то истину. Или  идею.  А  я  не
знал, какая у меня истина. И вряд ли скоро узнаю.  Тогда  какого  черта  я
пишу?
   А вот какого!
   Думаю, что мало кто из писателей, берясь за перо, знает свою истину  до
конца. Как  и  у  прочих  смертных,  в  их  сознании  немало  глупостей  и
предубеждений. И  все  они  приходят  к  истине  за  работой,  воссоздавая
действительность по законам гармонии и красоты. Правда,  если  эти  законы
уже заложены в них - в даровании, в душевном складе.
   Почему бы и мне не испробовать этот метод? Если я сумею осмыслить  свой
рассказ, это будет равнозначно  постижению  истины.  Той  истины  о  себе,
которую я искал всю жизнь.
   Сознаю, что становлюсь скучным. В том-то все и  дело.  Когда  искусство
соединяется с наукой, наука от  этого  лишь  выигрывает,  но  когда  наука
забирается на территорию искусства, Пегас превращается  в  рабочего  мула.
Поэтому вы свободно можете пропустить эту страничку  так  же,  как  сам  я
пропустил почти два месяца, прежде чем снова взялся за перо. Правда, не по
своей вине -  сама  судьба  вмешалась  в  эту  историю.  Однако  не  будем
торопиться, вернемся к нашему рассказу. И оставим на время в  покое  жену,
хотя она тоже часть моей истины. Но нельзя забывать и о землетрясении -  в
нем узел проблемы.
   Все его прекрасно помнят. Хоть мы и живем в сейсмически  опасной  зоне,
такого сильного землетрясения в Болгарии не было уже полвека. О  первом  я
говорил. Теперешнее скорей напугало нас, чем  причинило  серьезный  ущерб.
Первые сообщения были  даже  чересчур  спокойными  -  наверное,  чтобы  не
создавать паники среди населения. А я  прозрел  землетрясение  именно  как
разрушительное. Я видел здание, рухнувшее в  облаке  пыли.  Существует  ли
такое здание в действительности? И где? Может быть, нигде?  Как  проверить
правильность моего прозрения?
   Лишь через два дня я увидел это здание  на  снимке  в  газете.  Обычный
жилой дом в Свиштове, разрушенный до самого основания. Снимок поразил меня
дольше, чем само  землетрясение.  Когда  оно  действительно  случилось,  я
только испугался, как и те, для кого оно было  неожиданностью.  Но  снимок
взволновал меня чрезвычайно. Ошеломленный, я заперся в  кабинете  и  около
получаса лежал на кушетке, стараясь прийти в себя.
   Теперь уже не  оставалось  никаких  сомнений.  Я  действительно  увидел
реальное событие до того, как оно произошло. Именно увидел, а не воспринял
каким-либо другим органом чувств, как это бывает со  змеями,  сусликами  и
крысами.
   Поверьте, я вовсе не стремлюсь кого-нибудь поразить. То,  что  со  мной
случилось,  в  самом  деле  неестественно.  Но  не  противоестественно.  В
сущности, с чисто научной  точки  зрения  современная  физика  не  считает
абсурдной возможность проникновения в будущее.  Правда,  для  этого  нужна
колоссальная сверхэнергия, которую человечество  пока  не  обнаружило.  Но
теоретически такая возможность существует, и с этим приходится считаться.
   Практически же вопрос стоит совсем иначе. Как во мне,  в  моем  слабом,
неустойчивом теле, составленном  из  каких-то  жалких  аминокислот,  могла
возникнуть подобная сверхэнергия? Абсурд,  неразрешимое  противоречие.  Но
разве в этой внутренней противоречивости явления не кроется его сила?  Тут
допустимо, как говорит Бор, следующее безумное предположение. Может  быть,
энергия должна быть не сверхмощной, а  просто  чрезвычайно  специфической.
Присущей, скажем, лишь живым тканям или человеческому сознанию.
   Никогда в жизни я не был слишком уверен в своих силах  и  возможностях.
Самонадеянность - верный признак глупости и слепоты.  Я  не  стану  ничего
утверждать, прежде чем не узнаю. Но и отрицать ничего  не  буду,  пока  не
проверю.
   Ну вот, опять я становлюсь  скучным.  Короче,  я  забросил  биохимию  и
занялся  другой  важной  отраслью  биологии,  которая  теперь   называется
биофизикой. Читал по восемь-девять часов в день  до  полного  изнеможения.
Вначале  -  спокойно,  уверенно,  вел  подробные  конспекты.  Потом   стал
горячиться, даже нервничать. Электрон, электричество! Смутные  понятия,  и
не только для меня  -  для  всех!  Что  такое,  черт  побери,  поле?  Даже
Эйнштейну не удалось ответить на  этот  вопрос.  А  мое  поле,  обладающее
способностью проникать в будущее, еще более странно и загадочно.
   Иногда я ходил по улицам в полном смятении, смутно чувствуя, что вокруг
меня сгущаются события, что вот-вот произойдет какое-то чудо, может  быть,
даже совсем простое и человечески объяснимое. И я вдруг прозрею.




 
 
Страница сгенерировалась за 0.0799 сек.