Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Научно-фантастическая литература

Павел Вежинов. - Измерения

Скачать Павел Вежинов. - Измерения

    Прекрасно помню  этот  день.  Я  вышел  из  дома  часов  около  десяти,
направляясь в университетскую библиотеку. Погода стояла отличная - один из
тех осенних дней, которые можно было бы принять за весенние,  если  бы  не
блестящие каштаны на тротуарах. Я медленно шел по  правой  аллее  Русского
бульвара, как всегда в последние дни погруженный в мысли. На  этот  раз  о
жене, ее странном поведении.  Может,  все-таки  разумней  самому  проявить
инициативу? Я никогда не страдал чрезмерным самолюбием, шаг  назад  или  в
сторону вряд ли заденет мое достоинство.
   Над перекрестком горел желтый свет - это я помню твердо. Когда вспыхнул
зеленый, я сошел на мостовую. И это было последнее, что я запомнил.
   Очнувшись,  я  почувствовал,  что  словно  бы  купаюсь  в  море  света.
Наверное, солнечного, хотя вокруг и разливалось  какое-то  молочно-матовое
сияние. Настолько сильное, что я невольно зажмурил глаза. Но  сейчас  мрак
показался мне невыносимым, как будто я пробыл в нем миллионы лет. Я  опять
открыл глаза. Мучительно медленно всплыло передо мной лицо. Женское  лицо.
Очень тонкие чистые черты, белая косынка. И хорошо всем знакомый маленький
красный крестик. Медсестра.  Взглянув  на  меня,  она  вздрогнула,  словно
увидела просыпающегося мертвеца.  Потом  коснулась  моего  лица  кончиками
тонких пальцев, встала и, не сказав ни слова, вышла.
   Что все это значит? И что это так стягивает лицо? Непроизвольно пощупал
- бинт. Голова моя оказалась настолько туго забинтованной, что трудно было
открывать рот. Я медленно  повернулся  туда,  откуда  шел  свет.  И  перед
глазами колыхнулся трепещущий  в  его  отблесках  зеленый  занавес.  Ветви
деревьев почти касались чисто промытых окон. Какая-то птица, может, дрозд,
уцепившись желтыми лапками за веточку, смотрела мне  прямо  в  глаза.  Что
могло быть прекраснее? Я жив, солнце светит, вечная зелень планеты  готова
волной хлынуть на мою кровать. Между листьями  сияло  великолепное  земное
солнце. Я и не знал, что его свет  так  прекрасен  -  такой  живой,  такой
вечный. Вот что! Это  и  есть  жизнь,  бытие,  которое  мы  изо  всех  сил
стремимся  постичь.  Свет.  Дрозд,  соглашаясь,  кивнул  мне  головкой.  Я
улыбнулся. Большая белая комната,  громадное  белое  окно,  высокий  белый
штатив с системой  для  переливания  крови,  на  секунду  напомнивший  мне
наказанного гимназиста, понурившего  унылую  стеклянную  голову.  Здорово,
школяр! Что стряслось?
   В комнату вошел невысокий густобровый человек в халате.  Похоже,  врач.
Присел на стоявший у кровати белый табурет и широко, как  мне  показалось,
неуместно широко улыбнулся. Явно хотел  меня  подбодрить  -  причем  самым
банальным образом.
   - Что это я тут делаю? - спросил я.
   - Небольшая авария, профессор. На вас налетел троллейбус. Тройка. Ну  и
крепкая ж у вас голова, честное слово. Троллейбус до сих пор не  вышел  на
линию - прохожих боится.
   Я тут же вспомнил - желтый свет, потом зеленый. Троллейбуса я, конечно,
не видел.
   - Сегодня?
   - Нет, четыре дня назад.
   Значит, целых четыре дня я провел в коматозном состоянии. Только тут  я
понял, почему вырвался из мрака, как из бездны. Позже  я  узнал,  что  мне
была сделана трепанация черепа, очень сложная  и  тяжелая.  И  чрезвычайно
удачная. Но тогда я спросил только:
   - Где жена?
   - Ушла час назад... Все это время она просидела возле вас, ни на шаг не
отходила.
   - Совсем измучилась, - еле слышно прошептала сестра.
   Но я услышал - несмотря на плотно забинтованные уши. Сердце сжала тупая
боль, ничуть не похожая на ту, что сверлила мою разбитую голову.
   - Позовите ее... прошу вас... очень прошу... И поскорей, если можно.
   - Да, конечно, - кивнул врач.
   Обернувшись  к  сестре,  он  произнес  несколько  слов,  которых  я  не
расслышал. Потом снова взглянул на меня.
   - Думаю, главная опасность миновала! - сказал он, на  этот  раз  вполне
серьезно. - Но, сами  понимаете,  необходимо  быть  очень  осторожным.  Не
двигайтесь, не волнуйтесь, ни о  чем  не  тревожьтесь,  забудьте  об  этом
несчастном случае. И вы уйдете отсюда возрожденным.
   - Понимаю, - сказал я. - Но когда приедет жена?
   - Не беспокойтесь, через полчаса будет  здесь.  Только  бы  удалось  ее
разбудить. За эти четыре дня она не спала и четырех часов. Где у вас стоит
телефон?
   - У меня в кабинете.
   - Да, не очень удобно, она может и не услышать  звонка.  Ну  и  сильная
все-таки женщина ваша жена, позавидуешь.
   - Знаю, знаю... Не охнула, слезинки не уронила.
   - Ну, насчет слез вы не совсем правы. - Врач улыбнулся. - Но не думайте
о ней, думайте о себе.
   Однако я  уже  почти  его  не  слышал.  Меня  вдруг  охватила  приятная
расслабленность, жесткая больничная койка словно бы превратилась в  лодку,
плавно скользящую по глади озера. Счастливый, лежал я на ее дне и смотрел,
как по синему небу  плывут  легкие  облака.  Погруженный  в  себя,  в  это
неведомое прежде чувство, я  незаметно  заснул.  А  когда  наконец  открыл
глаза, увидел рядом с собой ее - на том  же  самом  табурете,  где  раньше
сидел врач. Ее облик, такой знакомый и близкий, поразил меня.
   - Это ты? - еле слышно проговорил я.
   Она  ответила  бледной  улыбкой,  в  которой   чувствовалось   огромное
облегчение, готовое в любой момент прорваться слезами.
   - Как это странно, что я жив. И знаешь, только теперь я понял, что  все
это время думал о тебе.
   - Но ты же был в беспамятстве.
   Однако глаза выдавали ее. Она была та  же  и  все-таки  совсем,  совсем
другая.
   - Выдуманное слово, - ответил я.
   - Какое?
   - Беспамятство. Небытие. Где-то же я был  все-таки,  хоть  и  не  помню
где...
   - Кажется, я тебя понимаю, - ответила она тихо. - Но как  грустно,  что
тебя не понимают другие.
   Я вдруг почувствовал странную слабость, показалось, что сейчас я  вновь
потеряю сознание. Но страха не  было.  Небытия  не  существует,  все  есть
бытие. Наверное, я закрыл глаза, сейчас уже не помню,  и  попытался  вновь
заглянуть в тот странный мир, который таится глубоко в нас. И  который  мы
так мало знаем. Нет, никогда мне больше не понять, что я там пережил.  Но,
несомненно, что-то огромное и сильное.
 




 
 
Страница сгенерировалась за 0.0474 сек.