Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Научно-фантастическая литература

Павел Вежинов. - Измерения

Скачать Павел Вежинов. - Измерения

    В это время дед Манол сражался на Бырдото.  Из  истории  известно,  чем
закончился этот бой. Погода стояла холодная, хмурая, в горах Эледжика даже
шел снег, хотя  по-теперешнему  была  середина  мая.  Потом  полил  дождь,
вымочил порох в жалких самодельных  патронах  повстанцев.  Ружья  смолкли.
Хафиз-паша дорого заплатил за победу, но  так  или  иначе  его  регулярные
части, возглавляемые ордой башибузуков, ворвались в опустевший городок.
   Бабушка по-прежнему ждала. Она сразу поняла, что мертвая тишина  вещает
не победу, а гибель. Разгромленные повстанцы рассыпались по горам,  каждый
искал спасения в одиночку. Но  многие  все-таки  пробрались  в  обреченный
город. Это горстка храбрецов, о которых рассказывает  в  своих  "Записках"
Захарий Стоянов.  Известны  имена  Рада  Клисаря,  Стояна  Гыкова,  Тодора
Гайдука из Радилова, которые своими допотопными ружьями  остановили  целую
армию.  Но  имена  моего  деда  и  его  маленькой  храброй  жены  остались
неизвестными, как и многие-многие другие. Все они  предпочли  погибнуть  в
последнем бою, но не жить в отчаянье и  позоре  поражения.  Хотя  это  уже
принадлежит истории и не имеет отношения к моему рассказу.
   Когда дед, задыхаясь, ворвался во двор, бабушка все  так  же  стояла  в
дверях. Он был в  повстанческой  форме,  в  тяжелой  суконной  накидке  на
плечах, но без шапки, которую потерял в бою. В руках у него был  винчестер
и к нему два патронташа. Как известно, винчестер - одно  из  лучших  ружей
того времени, вооружены им были лишь немногие.  Говорят,  дед  за  немалые
деньги купил его у Нури-бея, одного из самых богатых пирдопских  черкесов,
с которым его связывало какое-то старое приятельство. Дед был  чрезвычайно
возбужден, даже губы у  него  побелели,  может  быть,  от  усталости.  Но,
заговорив, он сразу пришел в себя, лицо  его  смягчилось.  Во  дворе  было
тихо, спокойно - укромное зеленое гнездо за крепкими стенами.  Стрельбы  в
городе пока не было слышно.  Только  что  расцветшие  гиацинты  улыбались,
орошенные дождем. Даже тучи поредели, в  просветах  засияло  чистое  небо.
Казалось, что все вокруг рождено для вечного мира. Дед  взглянул  на  жену
своими ясными голубыми глазами и еле слышно вздохнул.
   - Ну, Петра, пришел наш последний час!  -  сказал  он  спокойно.  -  По
крайней мере умрем по-человечески!
   - А я? - тихо спросила она.
   - Что ты?
   - Нету ведь у меня оружия.
   - Об этом я позаботился! - ответил дед.
   Сунул руку под накидку и вытащил двуствольный пистолет.
   - Здесь две пули, - сказал он. - Если поганцы  убьют  меня,  хорошо.  А
если ранят, ты убьешь и меня и себя.
   И протянул ей  пистолет  так,  как  протягивают  дорогой  подарок.  Она
поцеловала ему руку и опустила глаза. Бабушка  никогда  не  описывала  мне
своих тогдашних переживаний, ни в одном из ее многочисленных рассказов  не
было ни слова о чувствах. Когда-то люди стыдились  своих  чувств,  вернее,
стеснялись их не меньше, чем наготы. Это благодаря ей я понял -  не  может
быть глубоким и сильным то, что показывается без всякого смущения.
   А тогда она сказала только:
   - Хорошо, Манол.




 
 
Страница сгенерировалась за 0.0451 сек.