Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Фэнтези

Игорь Гергенредер. - Парадокс Зенона

Скачать Игорь Гергенредер. - Парадокс Зенона

5


     Отряд  незаметно вошел в город и,  миновав ветряные мельницы,  оказался
среди  лабазов, складов,  хозяйственных  построек Форштадта. Передышка перед
боем. Козлов и его товарищи присели  на тюки  с шерстью  в  сарае валяльного
цеха.
     -  Не  умею  колоть  штыком... -  виновато сказал Иосиф Двойрин. Он был
симпатичный кареглазый шатен, довольно плотный, с объемистой грудью.
     Пузищев не без уныния уведомил:
     - Из нас никто еще ни одного не заколол...
     В Оренбуржье,  сразу после  Октябрьского переворота, эсеры организовали
губернский  и  уездные  комитеты  спасения  Родины  и  революции.  При   них
создавалось  ополчение, которое принял  под свое командование Дутов.  Как  и
сотни  гимназистов, реалистов, кадетов  - Козлов, Пузищев  и  Истогин  стали
дутовцами.
     Козлов  - сын  лесничего. Отец  Пузищева  -  служащий  железнодорожного
управления. У Истогина  отец  - нотариус. Уйдя  из дома четыре месяца назад,
гимназисты участвовали в первом бою дутовцев с красными - у станции Сырт. Им
здорово повезло:  они не были  даже ранены. Между тем красные,  когда заняли
станцию, удивлялись множеству "мертвых безусых юнцов".
     Для  Иосифа  его  спутники  были   уже  пропахшими  порохом  солдатами.
Поглаживая ложе винтовки,  он озабоченно  извинился за те  ошибки,  которых,
очевидно, не избежит в бою...
     Он успел давеча рассказать о себе: в  Томске, его родном городе, учился
в   классической  гимназии.  Семья  состоятеленая,  отец  -  член  правления
Сибирского  акционерного общества. Дед  Иосифа  в  молодости  бедствовал  за
чертой оседлости на западе  России  и, решившись перебраться в Сибирь, был в
Томске  извозчиком, потом  торговал упряжью, под старость основал кооператив
шорников. Отец Иосифа начинал комиссионером по торговле пушниной... Он и его
младший брат Саул -  разные люди. Тот еще в детстве загорелся революцией. Не
доучившись в университете, стал эсером-боевиком. А когда началась германская
война, поступил вольноопределяющимся в запасной полк, чтобы получить военную
подготовку. Сдал  экзамены на прапорщика - и на фронт. Был ранен,  несколько
раз награжден. К лету семнадцатого стал штабс-капитаном.
     Минувшей  зимой он  появился в Томске.  Убеждал тамошних  богачей  дать
деньги  Дутову на  борьбу  с  красными.  Советы  в  Томске  еще не  окрепли,
реквизиции  пока не развернулись.  Но  дядя Саул доказывал  богатым томичам:
пройдет немного времени, и они лишатся всего, если большевиков не свергнуть.
Однако денег ему дали немного.
     Иосиф уговорил  дядю взять его с собой к дутовцам. С полмесяца был  при
ставке атамана и все время просился в действующий отряд. И вот он здесь.
     -  Я умею только  разбирать  и собирать винтовку. Стрелял всего  десять
раз... по мишеням.
     Пузищев сказал с расстановкой:
     - Вначале из нас троих один я хорошо стрелял. - И пояснил со значением:
- Я - охотник!
     - Хо-хо-хо! - нарочито хохотнул Истогин.
     - Можно подумать, ты не знаешь? - не менее едко парировал Пузищев.  - Я
год назад  волка убил!  Можно подумать, ты  не  видал, как  с  него  снимали
шкуру?!
     С  доверительностью наклоняясь к Иосифу, сообщил,  что дома у него есть
нарезное    охотничье   ружье.   Очень   хорошее!   Первоклассное!   Фабрики
Гастин-Реннет.
     -  Сведущие люди знают,  что  изделия  этой  фабрики устарели, -  тоном
снисходительного сожаления произнес Истогин.
     - Что, что-оо?..
     -  Не  это сейчас  важно!  -  вмешался  Козлов  и поспешно обратился  к
Двойрину:  - Почему меня  интересуют ваши убеждения... У нас  тут... э-ээ...
две партии.
     - Да?
     -  Две  будущие партии, - уточнил Евстафий. - Я и Миша, -  кивнул он на
Пузищева,  - представляем основу первой.  Мы  -  Хранители Радуги!  Слова  -
непременно с заглавной буквы.
     -  А  я  представляю партию  Повелевающей Женщины, -  проговорил не без
смущения Истогин.
     - Пэпэжэ! - хихикнул Пузищев.
     - Хоть бы  и так!  - воскликнул  с  упрямством  и вызовом Димитрий.  Он
повернулся к Двойрину: - Я себя называю пэпэжистом.  Это не смешно, а  очень
серьезно. Я иду гораздо дальше, чем суфражисты*.
     - Я, кажется, не закончил, - остановил Козлов, - о нашей партии.






 
 
Страница сгенерировалась за 0.0961 сек.