Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Фэнтези

Игорь Гергенредер. - Парадокс Зенона

Скачать Игорь Гергенредер. - Парадокс Зенона

7


     В рыхлом застойном сумраке колонна вытянулась по Неплюевскому бульвару.
Голые  деревья  уже ясно виделись до каждой  ветви. На  них  недвижно сидели
галки, грачи, и  их перья  ерошил  жесткий предрассветный ветерок.  Рядом  с
командиром шел кадет  лет пятнадцати,  хорошо, по его словам, знавший город.
Он, однако, ошибся, и на Введенскую вышли с опозданием.
     Эта улица  выводила в Хлебный переулок, где за углом, в двух кварталах,
стоял капитально строенный доходный дом купца Зарывнова, занятый  под  жилье
работниками  губисполкома  и  военно-революционного  штаба.  В  охрану  сюда
принимали не  слесарей, не молотобойцев: отбирали, на  соблазнительный паек,
вчерашних фронтовиков.
     Командир послал  одно отделение в обход  - атаковать здание с запада  -
тогда как другие устремятся к дому по Хлебному переулку с юго-востока.
     Голова  отряда  была  шагах  в  ста от угла переулка,  когда  в  городе
шумнула-захлопотала стрельба. Это казаки Лукина бросились к казармам бывшего
юнкерского училища.
     Пузищев тронул Иосифа за рукав:
     - Видишь как... не успели мы!
     Доносящаяся пальба сейчас поднимет на ноги охрану в доме Зарывнова.
     У его  подъезда  еще не был погашен фонарь на  столбе;  желто светились
несколько  окон.  Подходя,  белые,  с нервно-сжимающей  собранностью,  ждали
окрика часового -  но из окошка в цоколе здания выскользнул трепетно-тряский
язычок огня. Зачастили хлопки: взъю-у-у, взъю-у-у, взъю-у-уу - быстро-быстро
зазвучало над головами. Иосиф среагировал своеобразно: поднял  глаза, словно
можно было увидеть  полет миниатюрных цилиндриков.  Его с  силой пригнули  к
земле, потащили назад, за угол.
     - Отливается нам задержка! - озлобленно бормотнул кто-то.
     В теснящейся кучке солдат раздалось:
     - Уже потери есть...
     Офицер то и дело эффектно подносил  руку  к  глазам,  смотрел  на часы.
Несомненно, растерянный -  он держался  прямо, стараясь выглядеть  суровым и
воинственным. Фуражка с белеющей круглой кокардой была лихо примята.
     - Еще одно отделение - в обход! Атака на дом - с западной стороны!
     Старшим офицер назначил Истогина.
     Ломкая  льдистая  грязь  дробно хрупала  под  подошвами,  вот  и улица,
выводящая на дом Зарывнова  с  запада. Возле угла столпилось  отделение, что
пришло сюда раньше. Они уже ходили на приступ -  охрана, без суматохи, стала
так бодро крыть беглым огнем, что только и оставалось откатиться.
     Истогин, изо всей силы напрягая грудь, закричал как очумелый:
     - У меня пр-р-рика-а-аз - взя-а-ть дом!!!
     Он глянул за угол и обернулся к своим:
     - Да они сами лезут...
     Красные,  человек  сорок,  подбирались  вдоль  стен  зданий,  зверовато
клонясь к панели. Руководство посчитало, что белых с этой стороны - горстка,
и решило, выслав стрелков вперед, прорваться.
     - По моему  взмаху - в атаку! Кричать "ура" громче громкого! - Истогин,
в неистовстве  бесстрашия,  встал на носки, как  можно выше вскидывая сжатый
кулак.
     Ур-р-ра-ааа!!!
     Молодые,  многие -  совсем подростки  -  стремглав  кинулись  в  улицу:
бешеные  от  собственной дерзости.  Ур-ра-аа! ура-а... Густо  сеялся  топот,
ружейные  стволы   торчливо  покачивались  впереди   бегущих.  Иосиф  несся,
беспамятно  отдавшись крику, стремясь сжимать  винтовку что есть сил, словно
ее сейчас станут  вырывать у  него. Вот  он вдавил приклад в плечо, нажал на
спусковую   скобку.  Кто-то  встречный,   шагах  в  четырех  -  молниеносно,
одновременно со вспышкой из дула - отлетел со странной легкостью и шлепнулся
навзничь, точно был картонный и его сзади рванули проволокой.
     Слева от Иосифа пробила "пачка" выстрелов. Ур-ра-а! ур-ра-а! ура-аа!..
     Фигуры впереди вдруг повернулись и побежали. Он мчался за ними, пытаясь
достать штыком ускользающие спины.
     Стремительно накатилась желтовато-серая стена здания. На крыльце сбился
гурт: жались, поднимали  руки, пригибались. "Сдае-о-мся!!"  - все крепкие, в
зрелой  поре мужики,  усатые;  некоторые в куртках черной кожи  - деревянные
колодки маузеров на боку.
     Кто-то обхватил Иосифа, целует в щеку... Козлов. Орет в самое лицо:
     - Победа!
     Пузищев, подпрыгивая на месте, размахивает рукой с двумя растопыренными
пальцами:
     - Вы - по одному! по одному! А я - двоих!
     Оторвал Козлова  от Двойрина: -  Не  вида-а-ли?!  - и  подбросил  вверх
шапку.






 
 
Страница сгенерировалась за 0.0374 сек.