Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Фэнтези

Игорь Гергенредер. - Парадокс Зенона

Скачать Игорь Гергенредер. - Парадокс Зенона

9


     По  небу шли,  не  заслоняя  солнца,  высокие дымчатые, с  краями цвета
сливочной пенки  облака.  Голубой  воздух  дрожал от ликующего  колокольного
звона. Рождаясь  вслед  за  ударом,  плавно  догоняли  одна  другую  упругие
трепещущие волны.
     Победители с закопченными руками и лицами, обсыпанные пылью от разбитой
пулями штукатурки, вал за валом втекали в юнкерское училище. В столовой, где
сейчас поглощали бы пищу красные, белых ждал только что поспевший густой суп
из картофеля, лапши и баранины. Пузищев, садясь  за  стол, в упоении смотрел
на налитую до краев дымящуюся миску:
     - Вкусненько живут краснюки! Понагнали скота из станиц.
     Разгоряченные, не утихшие еще после боя молодые  люди ретиво заработали
ложками. Когда голодная охотка унялась и хлеб стали откусывать уже не  столь
поспешно, Истогин поразмыслил вслух: не понимает он станичников!  мириться с
тем, что тебя грабят, и бездумно ждать каких-то "улучшений жизни"?
     Иосиф оторвался от еды:
     -  Мне  нравится  восточная  пословица:  "Кто не  хочет держать  черную
рукоять меча, против того обратится его сверкающее острие".
     Козлов кивнул:
     - Сейчас бы им всем восстать, а поднялись какие-то сотни...
     Говорили о казаках, и Иосиф вдруг порывисто ринулся в классику:
     -Вспомните, пожалуйста, "Тараса Бульбу"...
     Потолковали о воинственности запорожцев, прославленной в былинных тонах
Гоголем. Иосиф затронул тему юдофобии.
     - Что еще о казаках... - сказал неуверенно, покраснел  и сам осерчал на
себя из-за этого: - Я знаю, многие из  них  - юдофобы. Я уже поймал не  один
злой, ненавидящий взгляд. Но  какое мне дело до них! Я вношу мою лепту в то,
чтобы зло не захватило Россию. Россия для меня  -  это  шестая часть  Земли,
часть, за которую отвечаем мы - здесь живущие. Как можно  отстраняться? Дядя
рассказывал,  как  здесь, в  Оренбурге,  убивали  архиерея.  На него  надели
надутую автомобильную камеру, столкнули в  прорубь. Он мучился много  часов,
пока умер...
     Пузищев постарался придать голосу трагическое звучание:
     - А пятьдесят монахов с игуменом расстреляли!
     Когда он произносил конец фразы, лицо у него было по-детски испуганным.
     Козлов  добавил  о  двухстах  заложниках.  Он  пояснил  Иосифу:  ревком
арестовал бывших  офицеров, судейских и земских служащих и потребовал, чтобы
Дутов явился с повинной. Конечно, он не явился - и всех этих людей перебили.
     -  Все-таки  как верно,  что  я пошел!  - Иосиф  на  мгновение  замолк,
стараясь  успокоиться.  -  Отец был  против: пожалей  мать! Мама  переживала
страшно: я - самый младший, у меня две сестры... Было больно  за маму, мне и
сейчас больно...
     - Вы сказали, у  вас какая-то идея... - напомнил Козлов, не  переставая
есть суп.
     - Да! Но как было  трудно  до нее дойти! Гесиод учил: мысль рождается в
свободе от дел  и слов. А у нас вечно какие-то дела и море слов. Ваша  мысль
замечательна: размышлять в покое с трех часов дня до отхода  ко сну.  Ничего
прекраснее не могло  бы  быть! Чего мне стоило  выкраивать хоть  два  часа в
день. Кабинет не годился: там приготовляешь уроки, там не  та атмосфера,  вы
понимаете...  Прятался   в  беседке,  на   чердаке.  Домашние   замечали   -
переглядывались. И все-таки удалось добиться, что идея возникла...
     - Вас слушают, - нетерпеливо подтолкнул Евстафий.
     - Я  понял: литературные герои живут  не только  в книгах, не только  в
нашем сознании. У них есть свой реальный мир. Писателям дано проникать туда.
Но  они этого не  понимают.  Они думают,  что сами создают  своих героев. На
самом деле это не создания, а  лишь  отражения! Если их  очень-очень любить,
очень в них верить, то в покое - абсолютном покое - можно сосредоточиться до
такой степени... что в нашу действительность войдут сами герои...
     Пузищев фыркнул, отвернувшись в сторону. Иосиф протянул к нему руки:
     -  Постарайтесь представить... Вы тихой ночью сосредоточились  в глухом
углу сада или на крыше... А в каком-то доме женщина рожает... В миг рождения
в  ребенка входит ваш любимый  герой. Начинает расти, крепнуть Дон-Кихот или
Тиль Уленшпигель, которые так нужны России...
     - Хм! - Козлов заинтересован.
     - А почему не мустангер Морис Джеральд? - отчего-то обиделся Пузищев.
     - Пусть и Джеральд, - согласился Иосиф.
     -  Утопия! - обрезал  Истогин:  - Чтобы это  не осталось утопией, нужно
одно.  В  парламенте будущей России шестьдесят процентов  мест должно быть у
женщин, милых, обаятельных...
     Пузищев вскочил:
     - Пойду-ка я за добавкой!
     Когда он возвратился  с  полным котелком, Истогин все еще, с неослабной
настойчивостью, развивал  женскую тему. Пузищев  обменялся многозначительным
взглядом  с Козловым, глубоко, шумно вздохнул -  сколько чувства  было в его
жалобном возгласе:
     - Чего еще не хватает - поджарки!
     Иосиф поправил:
     - По-моему, у нас сейчас есть все. Даже - Радуга!
     Серо-зеленые, слегка навыкате, глаза Козлова заблестели.
     - Ваша идея...  - начал он торжественно, но сконфузился и сбавил тон, -
считайте, что Хранители Радуги уже приняли ее.






 
 
Страница сгенерировалась за 0.0366 сек.