Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Фэнтези

Игорь Гергенредер. - Грозная птица галка

Скачать Игорь Гергенредер. - Грозная птица галка

     14.


     Пролетка  въехала  на  взгорок,  с него  хорошо  виден Кузнецк. Блестят
золоченые купола церквей, высится элеватор. Среди россыпи домиков выделяются
вокзал,  двухэтажные  здания.  Различим  мост  через  речку,  что  извилисто
перерезает город, видны конюшни, огороды,  кладбище, темнеющий лесок, правее
потянулась   насыпь  железной  дороги,  вблизи   нее  -  линия  покосившихся
телеграфных столбов, которые кажутся издали кое-как воткнутыми палочками.
     -  Какая  во  всем  этом   бесхитростность  и  мирная  невзрачность,  -
растроганно   проговорил   Костарев.  Затем   в  голосе   зазвучало   что-то
таинственно-зловещее: - От земли меж тем исходят токи некоего взвинчивающего
нетерпенья. Так и тянет хлестать стаканами спирт и ласкать вороненую машинку
под  названьем  "револьвер".  Разве   вы  не  чувствуете  такого,  Александр
Романович?
     "Он серьезно болен", - подумал доктор, не отвечая.
     -  А  множество  простого   народа   давно  уже  чувствует  это  темное
нетерпеливое напряженье. Поэтому в России столь болезненно-жадно пьют водку.
Я  нигде за границей  не видел,  чтобы  так горячечно пили. А вам как  врачу
должно  быть  известно:  спивается или  стреляется  человек,  отлученный  от
единственно достойного его дела.
     Русский народ был  отлучен от свободного заселения просторов. Расширься
Россия в свое время до глубин Нового Света, освой Аляску, пол-Канады,  Запад
Соединенных  Штатов  -   сколько  народу  переместилось  бы  туда,   сколько
интеллигенции! Там,  вдали  от  России  старой,  сколько было  б произведено
революций  и прочих социальных опытов, сколько титанической энергии избылось
бы в них!  И не трясли бы добрую старую  матушку  Русь лихорадка  и истерика
умов, не вызрело бы того  неосознанного отчаянья обделенных, того бешенства,
той алчности к  земному, к небывало жирному и сладкому, что так умело теперь
эксплуатируют большевики.
     - Вы на карту  давно смотрели?  -  укоризненно  прервал  Зверянский.  -
Вернемся домой - взглянете. Эдаких-то просторов мало России?!
     - А вы что, - сдерживая ярость, сдавленно произнес Костарев, - измерили
силу русских и приобрели право решать, чего с них достаточно? Почему Англия,
уже  имея Индию  и  Австралию, захватила  еще  и  Новую Зеландию,  не сказав
"хватит"? Почему  отняла  Мальвинские острова у Аргентины? Почему, проглотив
треть Африки, сцепилась с  Францией из-за  крохотного  форта  Фашода  и,  не
спасуй французы,  была  готова вести с  ними  долгую  кровопролитную  войну?
Почему сожрала и обе бурские республики?
     Я  могу  привести  десятки примеров,  когда  английское  правительство,
казалось бы, не могло  уже не сказать "хватит",  но не сказало этого! В свое
время не говорило подобного и испанское правительство. И ряд  других - тоже!
Зато российское, по-видимому, следовало вашему совету,  доктор,  и только  и
делало,
     что подходило  к карте и твердило:  "Ну и  будет с нас! Довольно!"  Как
ненужный излишек продало Аляску, Алеуты...
     Однако при этом совалось в европейские  дела, лезло на Балканы! Это все
равно как если бы Англия, вместо того  чтобы забирать заокеанские необъятные
плохо защищенные земли, лезла бы в Швейцарию, на Сардинию, на Сицилию.
     Но  нет,  английское правительство  всегда  оказывалось  достойно своей
нации, тогда как наше не вмещало духа народа - самого величайшего, самого
     творческого народа мира.
     "Ни-и-икогда   не   соглашусь  с   его  рассужденьями,  -  взволнованно
протестовал доктор. - Однако же до чего он трогателен  в своих заблуждениях!
Какая любовь к России снедает его!"
     - В детстве, в юности, - говорил Костарев со страстью,  - меня изводила
невзрачность российской провинции,  ее  душащая мертвой тоской  недвижность,
невозможность в ней каких-либо открытий,  приключений,  подвигов. Как манили
меня Кордильеры, Соломоновы острова, горы и равнины Тибета! Как хотелось мне
быть  до  мозга  костей  мексиканцем  или   не  знающим  страха  сикхом.  Не
исключительно  ли это русская черта, доктор:  находить  любимые национальные
типы и отождествлять себя с ними?






 
 
Страница сгенерировалась за 0.1149 сек.