Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Фэнтези

Игорь Гергенредер. - Грозная птица галка

Скачать Игорь Гергенредер. - Грозная птица галка

     31.


     Каждое  движение  правой  руки стоило  боли.  Он  прицеливался,  скрипя
зубами. Боль пульсировала под мышкой, отдавалась в локтевой сустав.
     - Впустите меня! - крикнул Зверянский.
     Раненый убрал палец со спускового крючка.
     - Идите сюда, доктор! Советская власть вам зачтет.
     Зверянский подхватил чемоданчик с инструментами, неторопливо направился
к  домику.  Левая рука согнута, кисть  поднята на  уровень  головы;  доктор,
улыбаясь, показывает окошку растопыренные пальцы.
     Усольщиков, лежа за могилой, перекрестил его в спину, пробормотал:
     - И немолод, и - врач, а - сорвиголова! О-ох, болит душенька...
     - Это называется: потери растут! - бросил поручик.
     Впустив Зверянского, заперев дверь, гигант  указал стволом пистолета на
чемоданчик:
     - Покажьте саквояжик.
     Глянув  в  него,  скользнул  к  одному окошку, к  другому.  Понаблюдав,
повернулся к доктору. Тот стоял, подняв мускулистые руки, кряжистый,
     гладко  выбритый,  тугощекий. "А  как  в клетку  к  тигру  входят...  -
мелькали мысли, -  или на войне изо дня в день - вставай и иди: под пули, на
колючую проволоку, на штыки, под сабли конников..."
     - Дрожите, -  умилился Пудовочкин. Левой  ручищей похлопал  доктора  по
карманам.
     "Какие   ангельски   чистые   глаза!   -   с  ужасом  подумал  тот.   -
Какоедобродушие! Хоть в няньки к младенцу нанимай".
     - По имени-отчеству как будете?
     Зверянский ответил. Спросил, нельзя ли опустить руки?
     - Угу.
     Доктор  глубоко  вздохнул,  чтобы  не так  учащенно  вздымалась  грудь.
Огляделся  в  тесной  низкой  избе.  Ярулкин  сидел на  лавке у стены; глаза
полузакрыты, под носом и на подбородке запеклась кровь. Рядом, поставив ноги
на  пол,  лежала боком  на  лавке  его жена, молча  следила за  пришельцами.
Пудовочкин, посматривая в окно, спросил доктора:
     - Вас мой комиссар прислал?
     - В какой-то мере...
     Зверянский,  волнуясь,  соображал:  что  он, собственно,  сможет  здесь
сделать? Не дал ли маху, придя сюда?
     - Он не захвачен? Отбивается? Что с ним?
     - У него все в порядке. Ваш отряд, впрочем, истреблен!
     - Ой ли?
     Доктора пронял озноб: до того неузнаваемо изменились глаза Пудовочкина.
Они точно уменьшились, остекленели. В Зверянского впились ледяной испытующий
ум и злоба.  Через мгновение глаза сделались мутными, как бы пьяными. И лишь
затем опять стали прозрачно-добродушными, простецкими.
     - Ну, вы обманывать не будете, - тепло сказал Пудовочкин. - Стало быть,
перебили недотеп. Чего там - других наберем...
     Миг - и он у  окошка. Трижды стрельнул в него из пистолета.  Вот он уже
возле  другого окна,  у  которого стоит  "винчестер".  Быстро  прицеливаясь,
послал три пули из него.
     - Подбираться начали, хулиганы! - И беззлобно рассмеялся.
     Из-за могил донеслось:
     - В дом не стрелять! Там доктор!
     - Теперь будут нянькаться, - любовно заметил Пудовочкин. - Вон  этих, -
кивнул на Ярулкиных, - спалили б со  мной за  милую душу. А с вами - никак и
никогда! Я эту публику знаю. У них - фасон!  Не пускали  вас ко мне идти, а?
Эх, и отменно вы им поднас...!
     У доктора защипало корни волос. "Если я  ничего не смогу и он  окажется
прав, - резнуло по нутру, - о! Лучше броситься на его пулю."
     Те,  кто  пытался  приблизиться к  избенке, в  растерянности  лежат  за
могильным холмиком. Поручик извивается,  кусает  руку.  Пуля  раздробила ему
голень.






 
 
Страница сгенерировалась за 0.0384 сек.