Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Фэнтези

Игорь Гергенредер. - Грозная птица галка

Скачать Игорь Гергенредер. - Грозная птица галка

4.


     Его  бросило  навзничь, пули  опять и  опять  пронзали  бьющееся  тело.
Бородатый,  пятясь,  разряжал  в  него  "манлихер",  крикнул  так, что  крик
показался не слабее выстрелов:
     - Он меня докоснулся!
     На цыпочках обходил лежащего. Огромная фигура двигалась с поразительной
легкостью. То, что  громадина с  какой-то  трепетной грацией переступает  на
носках, пригибается - словно крадется играючи - выглядело бы смешным, если б
не подплывающий кровью человек на полу. Косясь на него,  бородач боком вышел
из  колбасной,  озираясь,  двинулся  по улице. Взгляд  задержался на высоком
прохожем.
     Семидесятилетний Яков Николаевич Братенков с вислыми седыми усами
     стоял на  тротуаре и  взирал на  Пудовочкина. Яков Николаевич много лет
пробыл околоточным надзирателем.  Он слышал выстрелы в колбасной,  а  теперь
видел перед собой  неизвестного  с  пистолетом,  окружающих с  винтовками, с
алыми бантами на груди. Понимал, что это - Революция-с! Новая  власть. Но не
сдержался.
     - Па-а-прошу объяснить...
     - Фараон? - Пудовочкин схватил старика за ус.
     Впалые щеки Якова Николаевича побелели.
     -  Давно  не служу-с! - проговорил, дрожа от бессильной  ярости, обеими
руками вцепился в лапищу силача.
     Тот глянул на Сунцова и был понят. Старика схватили, повернули спиной к
командиру, пригнули. Он выстрелил Братенкову в затылок, подпрыгнув, наподдал
ногой  вздрогнувшее  тело.   Оно  пролетело   шага  три,  крутнувшись  через
размозженную голову.
     - Сальто мортале! - вскричал Сунцов.
     Красногвардейцы  гоготали.  Среди них  шныряли мальчишки. Люди опасливо
выглядывали из окон.
     Пудовочкин размашисто шагал по  Промысловой,  за  ним  вели  лошадь. На
Ивановской площади увидел ресторан "Поречье", указал пальцем на его окна.
     - Если сию минуту кто там пьет - в распыл! Хозяина - на беседу!
     Вскочил на лошадь, велел узнать, где совдеп.

 

     В  ресторане  обедали  два  хорошо  одетых  господина.   Хозяин  шорной
мастерской Адамишин и председатель  кооператива кожевников Ламзутов обмывали
какую-то сделку. Продажа водки с начала  германской войны была запрещена, но
перед ними стоял графинчик "самодельненькой".
     Люди с  кумачовыми  повязками  на  рукавах подошли  к  столику.  Сунцов
схватил  графинчик за  горлышко,  поднес  к ноздрям,  со значительным  видом
понюхал, кашлянул. Запрокинув голову, влил в разинутый рот немалую порцию.
     - Не из болотца, не из колодца! На месте взяты, артисты!
     Ламзутов привстал со стула:
     - А вы кем уполномочены, товарищ?
     - Мы при цирке, а вы - артисты, - с рвущимся из него восторгом  ответил
Сунцов. - Айдати на выход!
     - Присядьте с нами, товарищ,  - пригласил  Адамишин, -  договоримся как
мужчины.
     Сунцов, играя глазами, потеребил свисающий из-под фуражки чуб, присунул
помятую физиономию к Адамишину:
     - Деньги и что еще при себе - покажь!
     Тот  вынул  бумажник.  Через  миг  два  приятеля  лишились  бумажников,
карманных часов, обручальных колец и носовых платков.
     -  А теперь -  ножками!  - скомандовал Сунцов  с выражением счастья  от
собственного остроумия. - Арена ждет!
     - И пойду! - рассердился Ламзутов. - Веди к начальнику! Я сам участник
     советской власти...  сколько  я  помогал... Я с пятнадцатого года  -  в
отношениях с большевиками...
     Переругиваясь, вышли из ресторана, и  тут приятелей вдруг подтолкнули к
стенке. Красногвардейцы подняли винтовки.
     - Да вы что-о-оо? -  зрачки у Ламзутова расширились,  руки он почему-то
отбросил назад. - Кто велел? Ка-ак?
     Адамишин  кинулся  вдоль  стены,  низко пригнувшись,  прикрывая  голову
руками. Хлестнули  выстрелы. Он ударился плечом  о стенку, упал ничком. Тело
сотрясалось толчками - трое били в него из винтовок почти в упор.
     Ламзутов  ойкнул,  зажал руками  глаза,  стал поворачиваться  спиной  к
винтовкам - и они загрохали.
     На  Ивановскую  площадь  сбегался  народ.  Сунцов,  задорно  вздергивая
коленки - рисуясь, - взбежал на крыльцо ресторана, помахал фуражкой.
     - Вот  эти, -  показал на убитых, - нарушали и занимались  разложением!
Так же и вы - кто про кого знает, прошу мне шептать! Ответно не обидим.






 
 
Страница сгенерировалась за 0.0509 сек.