Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Драма

Александр Житинский - ХЕОПС И НЕФЕРТИТИ

Скачать Александр Житинский - ХЕОПС И НЕФЕРТИТИ

Отдел координации
   Несколько дней я жил, ощущая себя паршивым ренегатом. Я один в  нашей
группе знал, что мы делаем. Ребята уже забыли о нижней  части  ствола  и
осторожно называли цилиндр "изделием" или просто говорили "э т о".
   - Ты рассчитал э т о на изгиб? - спрашивал Андрюша.
   - Да о н о вроде не должно гнуться, - ответил Мыльников.
   Если бы они знали, что э т о - слоновья нога!
   Наследующий день после встречи с Непредсказуемым в зоопарке я  пришел
к нему в приемную и попросил секретаршу доложить. Я помнил о вызове.
   - Карл Карлович в исполкоме, - сказала она. - Его сегодня не будет.
   "Хорошо... вызовет сам, если надо", - подумал я и больше  в  приемную
не спускался.
   Через неделю Андрюша ворвался в лабораторию после обеденного перерыва
в крайнем возбуждении.
   - Тихон, - заорал он. - Ну ты даешь! Одно слово - Тихон! Тихарь! Лов-
ко ты все устроил. А еще товарищ и друг! Некрасиво с твоей стороны...
   Он сплюнул от возмущения и уселся за коленный сустав Нефертити.
   - В чем дело? - спросил я.
   - Не прикидывайся, - строго сказал Мыльников.
   - Ребята, что случилось?! - взмолился я.
   - Ну и тихарь! - покачал головой Андрюша.
   - Ты приказ не читал? - спросил Мыльников.
   - Какой приказ?
   - Пойди почитай. Почитай...
   Сломя голову я кинулся на второй этаж к  доске  приказов.  Там  висел
свеженький листок папиросной бумаги, на котором было написано:
   ПРИКАЗ N 129/3
   По личному составу
   В целях упорядочения и увязки отдельных работ по теме "Нефертити" п р
и к а з ы в а ю:
   1. Обрразовать отдел координации с непосредственным подчинением отде-
ла начальнику КБ.
   2. Утвердить штатное расписание отдела координации.
   3. Начальником отдела координации назначить инженера-конструктора ла-
боратории N 19 тов. Первозванского Т. Л.
   Начальник КБКБ К. Монзиевский
   "Ой! - крикнул мой внутренний голос. - Не надо... - прошептал  он.  -
За что?"
   Рядом стояли незнакомые сотрудники с других этажей. Они  читали  при-
каз.
   - Карл мечет икру, - сказал один.
   - А кто этот Первозванский? - спросил другой.
   - Черт его знает! Видно, ловкий парень. Из конструкторов в начальники
отдела...
   - Да... везет же людям!
   - В струю попал...
   Я бочком отошел от доски  и  побрел  в  приемную  Карла.  Секретарша,
взглянув на меня, сказала:
   - Проходите в кабинет. Карл Карлович вас ждет.
   Это меня уже не удивило. Я чувствовал, что в скором времени под руко-
водством Непредсказуемого совсем разучусь  удивляться.  Собственно,  так
оно и вышло.
   Карл встретил меня, будто ничего не случилось. Он сообщил, что  отдел
у меня будет совсем небольшой - три человека. По существу, группа. Одна-
ко для повышения веса Крал решил дать группе статус отдела  и  подчинить
лично себе. Нам выделили комнату на десятом этаже. Карл вручил мне штат-
ное расписание. Там было три должности, не считая  моей:  инженер-эконо-
мист, инженер-программист и секретарь. Рядом с должностями стояли незна-
комые мне женские фамилии.
   - На вас ложится большая ответственность, - сказал Карл и подвел меня
к голубой занавеске на стене.
   Он раздвинул шторки и под ними обнаружились две схемы. На первой  был
изображен контур слона, разделенный линиями на части. Это было похоже на
схему разрубки говяжьей туши, которую  можно  видеть  в  мясных  отделах
гастронома. Каждая часть была снабжена номером. Соседний  лист  занимала
блолк-схема "Нефертити". Здесь уже  части  слона  изображались  системой
прямоугольников со стрелками между ними. В каждом  прямоугольнике  стоял
номер отдела или лаборатории, ответственных за орган.
   На прямоугольнике, обозначавшем левую заднюю  ногу,  я  увидел  номер
своей родной лаборатории.
   - Я ценю догадливых людей, - сказал Карл. - Насколько мне известно, в
КБ имеются три человека, представляющих характер работы в целом. Это  я,
главный инженер и вы. Сейчас мы  заканчиваем  рабочее  проектирование  и
приступаем к монтажу и отладке отдельных органов. Вы сами понимаете, что
в процессе сборки всего устройства возможны всяческие неувязки и рассог-
ласования. Ваш отдел должен координировать работу других отделов,  чтобы
мы смогли в кратчайшие сроки смонтировать машину и провести испытания.
   - А в чем они будут заключаться? - спросил я.
   - Это отдельный разговор, - сказал Карл. - Сначала нужно собрать. Ва-
ши сотрудники по роду своей работы будут иметь полную информацию.  Поза-
ботьтесь о неразглашении.
   Карл сел в кресло, и в его облике появилось нечто неофициальное.
   - Не робейте, - сказал он, улыбаясь. - Это прекрасно, что вы разводи-
ли свинок и знаете, где у слона хвост. Нам нужно сделать  замечательного
слона. Заме-чательного! - повторил Карл, зажмурившись. - Неужели  мы  не
сможем сделать такую простую машину, как  слон?..  Но  нам  нужен  такой
слон, чтобы родная мама, как говорится, не отличила его  от  настоящего.
Чтобы его искусственное происхождение можно было определить  только  при
вскрытии, - засмеялся Карл.
   Я вздрогнул, весьма живо представив себе картину вскрытия слона.
   - Это вопрос престижа и, если хотите, принципиальный вопрос. Пора на-
нести решительный удар по идеалистам! -  воскликнул  Карл,  вскакивая  с
кресла. - Идите и работайте!
   Я пошел на десятый этаж и отыскал комнату своего отдела. Там  устраи-
вались три мои новые сотрудницы. Они обживали  комнату.  Женщинам  очень
важно, чтобы на работе было уютно.
   - Здравствуйте, - сказал я. - Меня зовут Тихон Леонидович. Я назначен
начальником отдела координации.
   Самая молоденькая, конечно, хихикнула. А две другие, постарше, выпря-
мились и оценивающе посмотрели на меня. Мне стало не по себе.  Я  понял,
что не оправдал их первых ожиданий.
   Мы познакомились. Самая старшая, женщина лет пятидесяти,  была  прог-
раммисткой. Звали ее Варвара Николаевна. Экономиста  лет  тридцати  пяти
звали Людмилой, причем отчество она скрыла. Секретарша именовалась Галей
и была молоденькой девушкой спортивного вида с мальчишеской стрижкой.
   Женщины вытирали пыль со столов, развешивали  занавески,  расставляли
на полках какие-то папки и книги. Я тоже занялся хозяйством.  Настроение
у меня было самое мрачное. Я с трудом представлял  себе  характер  новой
работы и взаимоотношения с подчиненными.  До  сих  пор  под  моим  руко-
водством не было никого, кроме маминых кошек. Я всегда предполагал,  что
руководить женщинами непросто. Действительность подтвердила самые песси-
мистические прогнозы.
   После того как я рассказал сотрудницам о задачах отдела и предупредил
о неразглашении, начался процесс деятельности.  Он  начался  со  скрытой
борьбы за влияние. Мои сотрудницы, как я догадался, старались установить
надо мною контроль. Я угадывал их ходы, но это не меняло сути дела. Жен-
щины с первого взгляда поняли, что в лидеры я не гожусь, и каждая стара-
лась занять вакансию.
   Внешне все выглядело безобидно. Галочка козыряла молодостью и  комсо-
мольским задором. Людмила пустила в ход бывшую молодость  и  красоту,  а
также приобретенный с годами  интеллект,  Варвара  же  Николаевна  имела
большой опыт и несомненные деловые качества.
   Очень скоро каждая приобрела собственную манеру обращения с начальни-
ком. Галя звала меня по имени-отчеству и ан "вы", Людмила быстро перешла
на "ты" и называла Тишей, что давало ей некоторые преимущества, а Варва-
ра Николаевна обращалась то на "ты", то на "вы" и звала только Тихон.
   - Тиша, как тебе понравился последний Катаев? - спрашивала Людмила.
   А я, надо сознаться, не читал даже предпоследнего Катаева и был  зна-
ком только с книжкой "Белеет парус одинокий", которая в детстве мне нра-
вилась. Поэтому я уводил разговор от интеллектуальных тестов и  старался
максимально приблизить его к работе. Это удавалось  плохо.  Поддерживала
меня только Варвара.
   - Тихон, как вы считаете, нам нужно программировать режимы функциони-
рования хобота?
   От таких слов Галочка и Людмила скисали.
   Мы с Варварой принимались обсуждать хобот - как он стыкуется с  голо-
вой, изгибается и производит захват предметов. Варвара Николаевна  рабо-
тала по старинке, с увлечением, и это мне нравилось. Однако почему-то не
нравилось двум другим женщинам. Мне казалось, что лидерство среди подчи-
ненных по праву должно принадлежать Варваре - она старше, опытнее и зна-
ет толк в деле. Но скоро я понялл, что не так все просто. Людмила и  Га-
лочка образовали молодежную коалицию и стали медленно сживать Варвару со
света. Это делалось так тонко, что я едва замечал.
   - Варвара Николаевна, а сколько стоил сахар до войны? - с  самым  не-
винным видом спрашивала Людмила за чаем. Мы пили чай два раза в день.
   Вопрос, конечно, дурацкий, но подвоха я не чувствовал. И  лишь  когда
Варвара, мгновенно подобравшись, сухо отвечала: "Не помню", до меня  до-
ходило.
   - Вчера видела по телевизору Игуменскую, - сообщала  Галочка.  -  Ох,
простите, Варвара Николаевна! - спешно извинялась она,  но  Варвара  уже
швыряла ложечку на стол и удалялась на рабочее место.
   Тут уж я совсем ничего не понимал и только потом  где-то  в  кулуарах
узнавал, что к актрисе Игуменской несколько лет назад ушел муж  Варвары,
кинооператор. Таким образом, война велась  на  местности,  очень  хорошо
знакомой Людмиле и Галочке, то есть далеко от дела. Там Варвара вела се-
бя неуверенно. Зато она брала реванш в профессиональной области.
   - Люся, когда вы мне сдадите методику определения  экономической  эф-
фективности изделия? - спрашивала она. - Мне нужно считать.
   Людмила бледнела и зарывалась в справочники. Естественно, что  ничего
относительно экономической эффективности искусственных слонов она там не
находила. С грехом пополам она подсчитала себестоимость отдельных  орга-
нов и зашла в тупик. Экономичность и окупаемость  слона  не  поддавалась
исчислению.
   Таким образом Варваре удавалось притушить экономиста, и  она  бралась
за секретаршу.
   - Галя у нас молодец, - говорила она с добродушной ненавистью. -  Она
сократила количество ошибок в слове "компьютер" с  четырех  до  двух.  В
прошлой инструкции для ВЦ она напечатала "кампутьир".
   И Галочка проглатывала.
   Если бы я сидел в отделе с утра до вечера, то  навсегда  приобрел  бы
нервный тик и отвращение к женщинам. Слава Богу, я часто отсутствовал. Я
бегал по этажам КБ-квадрат и координировал.
   Я получил доступ во все отделы и лаборатории,  впервые  окинул  общим
взором нашу контору и изумился.
   Ну, хозяйство, сами знаете, у нас плановое. Это само по себе  хорошо.
Требуется только одна мелочь - чтобы планы были мало-мальски разумными.
   Наш плановый отдел распределил деньги между  отделами,  а  начальство
выдало тематику.
   Подошел конец полугодия, и выяснилось, что план мы выполнили  и  даже
перевыполнили. Деньги все реализовали. Но с тематикой обстояло  неважно.
Сделали что попроще в большом количестве. Ушей слепили семь штук. Произ-
вели два хобота, четыре сердца и пять ног. Бивней выточили на целое ста-
до.
   С мозгом обстояло хуже. Мозга не было. Одно полушарие заканчивали, за
второе еще не брались. Печень отсутствовала. Зато имелось три глаза.
   Мне предстояло координировать сборку Нефертити.  Получалось  странное
животное с тремя глазами, на пяти ногах, обросшее бивнями наподобие как-
туса. Так называемый натуральный слон.
   Но главное - по деньгам отчитались.
   Я пошел к Карлу и доложил обстановку. Сказал, что слон получается че-
ресчур модерновым. Карл прочитал список органов и задумался.
   - Может быть, осилим слоновью семью? - вдруг загорелся он.
   - На семью необходима хотя бы одна голова, - сказал я.
   - Да-да, - сказал Карл. - Это вы точно подметили... Ничего!  План  мы
выполнили, финансирование нам не закрыли. Навалимся все вместе на  узкие
места. Народ у нас молодой и горячий. Да, вот что я хотел спросить.  Хо-
дят слухи, что мы слона делаем, Тихон Леонидович. Откуда бы им  взяться?
Не утекает ли информация?
   - Этого не может быть, - твердо сказал я.
   - Ну-ну... - сказал Карл.
   И надо же - в тот же вечер в гастрономе, когда я покупал зеленый  го-
рошек у своей соседки Лидии, она меня спросила:
   - Ты это не для слона?
   - Какого слона? - спросил я холодея.
   - Ну, какого вы мастерите.
   Это она через весы меня спрашивает. А в очереди народ.
   - Откуда ты знаешь? - прошипел я.
   - Да все знают, - пожала плечами она.
   И очередь охотно подтвердила: все знают - и даже больше меня.  Знают,
что слон необходим для нужд сельского хозяйства области. Он один заменя-
ет трактор, автокран, картофелеуборочный комбайн, паровой каток и  пред-
седателя колхоза.
   Налицо была не только утечка информации, но и ее переработка.
   Окончательно добила меня мама. Она сказала:
   - Сын, мне не нравится ваша затея со слоном. Она  может  повлиять  на
отношения с африканскими странами.
   - Почему? - спросил я.
   - Вы нарушаете приоритет. У вас есть лицензия?
   - Черт с ней, с лицензией! Кто сказал тебе про слона?
   - Иван Петрович.
   - А он откуда знает?
   - Сын, сколько женщин у тебя в отделе? - спросила мама.
   - Три...
   - Этого вполне достаточно, - заявила мама. - Поверь мне.
   "Значит, я полный болван", - подумал я. Целый месяц  я  координировал
на десяти этажах нашего КБ, выкручивался и изворачивался,  называл  уши,
глаза и ноги "изделиями", врал, что мне ничего не известно,  а  все  уже
знали. Все знали и смеялись надо мною. Особенно, вероятно, наши - Андрю-
ша и Мыльников. Они до сих пор не верили в мою полную  непричастность  к
собственному повышению.
   Оставалось сделать вид, что ничего не случилось. И мы все в  КБ  про-
должали делать такой вид, в то время как город вовсю говорил о слоне. Мы
знали - что мы делаем, но мы также знали, что знать нам этого не полага-
ется.





 
 
Страница сгенерировалась за 0.0651 сек.