Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Научно-фантастическая литература

Генри КАТТНЕР, Кэтрин Л. МУР - СТОЛКНОВЕНИЕ В НОЧИ

Скачать Генри КАТТНЕР, Кэтрин Л. МУР - СТОЛКНОВЕНИЕ В НОЧИ

                                    5

                                      Мы на равнине, покрытой мраком,
                                      Влекомые смутной тревогой
                                      битвы и полета,
                                      Где невежественные армии столкнулись
                                      в ночи.
                                                            Арнольд, 1870.

   Форт полностью самообеспечивался, скорее, в военном смысле,
нежели в социальном. Не возникало необходимости развивать
сельское хозяйство, поскольку полных осад никогда не было.
Продукты доставляли из Крепостей по морю или по воздуху.
   Однако военная продукция оставалась необходимой, поэтому в
жизни форта важную роль играли техники - от
физиков-экспериментаторов до сборщиков. Всегда была потребность
в ремонте, поскольку в битвах бывали потери, а оружие непрерывно
совершенствовалось. Стратегия и вооружение были не менее важны.
Немногочисленный флот мог побить значительно более сильный при
помощи прикладной психологии.
   В доках Скотт встретил лейтенанта Бинне, наблюдавшего за
спуском на воду новой подводной лодки. Злость его еще явно не
прошла - салютуя, он сохранял на лице мрачное выражение.
   - Приветствую, лейтенант, - сказал Скотт. - Я провожу
инспекцию. Вы свободны?
   Бинне кивнул.
   - Работы у меня немного.
   - Что делать... рутина. Мы закончили эту подводную лодку как
раз вовремя, верно?
   - Да. - Бинне не скрывал радости при виде тщательно
отделанного корабля, скользящего вниз по рельсам. Скотт тоже
почувствовал, что сердце его бьется быстрее, когда лодка с
плеском вошла в воду и через мгновение закачалась на волнах. Он
взглянул туда, где на якоре стояли двенадцать серо-зеленых
чудовищ из плакированного металла - линкоры. Каждый из них нес
снаряжение для планеров, но эти складные самолеты были еще за
пределами поля зрения. Между броненосцами стояли малые эсминцы,
похожие на волков с ввалившимися боками. Кроме того, тут же были
пришвартованы два быстрых авианосца, груженные планерами и
водолетами, торпедоносцы и один приземистый монитор,
непотопляемый и с мощным вооружением, но медлительный.
Уничтожить его могла только серия прямых попаданий. Как и все
мониторы, "Армагеддон" был похож на жабу с выгнутой спиной и
покрыт, за исключением орудийных портов, броней в форме
перевернутой супницы, прочно закрепленной изнутри. "Армагеддон"
делился на секции водонепроницаемыми отсеками и имел
многочисленные вспомогательные двигатели; даже если монитор
погибал, от него всегда что-то оставалось в отличие от
легендарного "Ровера". В целом он напоминал динозавра. Такому
чудовищу можно было отстрелить голову, но оно продолжало
сражаться когтями и хвостом. Тяжелые орудия затрудняли
передвижение этого монстра, но главная проблема заключалась в
том, как ввести его в сражение. Он был невероятно медлителен.
   Скотт нахмурился.
   - Кажется, мы будем сражаться над Венерианской Впадиной?
   - Угу, - буркнул Бинне. - Так мы договорились. Морские
Дьяволы уже движутся в сторону Крепости Монтана, а мы остановим
их над Впадиной.
   - Когда час "Икс"?
   - Сегодня в полночь.
   Скотт прикрыл глаза, пытаясь представить их курс на карте. Не
очень-то хорошо. Когда битва завязывалась близ архипелага, была
возможность укрыть монитор за островками, но сейчас этот номер
не пройдет. И очень плохо, потому что Морские Дьяволы - отряд
сильный, к тому же, они еще более усилились со времени недавнего
объединения с Легионом О'Брайена. Даже учитывая помощь Банды
Мендеса, нельзя было предсказать исход битвы. "Армагеддон" мог
бы оказаться решающим фактором.
   - Я вот подумал... - сказал Скотт. - Нет, пожалуй, это
невозможно.
   - Что именно?
   - Замаскировать "Армагеддон". Если Морские Дьяволы заметят,
что подходит монитор, они уведут сражение в сторону. Я думал о
том, чтобы ввести его в бой так, чтобы противник ничего не
понял.
   - Он и сейчас замаскирован.
   - Но только цветом. Это можно разгадать. У меня мелькнула
мысль превратить его в остров или мертвого кита.
   - Для кита он слишком велик, а плавающие острова всегда
вызывают подозрение.
   - Да, конечно. Но если бы ввести "Армагеддон" в битву, не
привлекая внимания противника... Гм. У мониторов есть тенденция
переворачиваться вверх дном, не так ли?
   - Ага. У них высоко расположен центр тяжести. Но они не могут
сражаться вверх дном. Это не самая удачная мысль, капитан. - На
мгновение глаза Бинне вспыхнули. Скотт кашлянул и отвернулся.
   - Ну, хорошо. Пошли дальше.


   Флот оказался в образцовом порядке, и Скотт отправился в
мастерские. Там работали над несколькими новыми корпусами, но
шансов закончить работу до часа "Икс" не было. Вместе с Бинне
они прошли в лабораторные помещения. Ничего нового, никаких
сбоев или неожиданностей. Военная машина работала гладко.
   Прежде чем осмотр закончился, у Скотта возникла новая идея.
Он велел Бинне идти дальше одному и направился к цинку Рису.
Цинк сидел в своем кабинете. Когда вошел Скотт, он как раз
выключал телевидео.
   - Это был Мендес, - объяснил Рис. - Они встретятся с нашим
флотом в ста милях от берега и, разумеется, перейдут под наше
командование. Мендес хороший командир, но до конца я ему не
верю.
   - Думаете, он ведет двойную игру?
   Цинк Рис небрежно махнул рукой.
   - "Брут - человек уважаемый во всех отношениях"...
[У. Шекспир. Юлий Цезарь, 3 акт, сцена 2] Нет, он
будет придерживаться договора. Но я не стал бы играть с Мендесом
в открытую. Как Свободный Легионер он заслуживает доверия, а как
человек... Ну да ладно. Как у нас дела?
   - Отлично. У меня есть план относительно "Армагеддона".
   - Завидую, - честно признался Рис. - Мы никоим образом не
можем ввести эту лохань в бой. Как только Морские Дьяволы его
заметят, они перенесут битву в другое место.
   - Я думал о маскировке.
   - Монитор есть монитор, его ни с чем не спутаешь. Ты не
сможешь придать ему другой облик.
   - За одним исключением. Он может выглядеть поврежденным
монитором.
   Рис сел, удивленно глядя на Скотта.
   - Интересно... Продолжай.
   - Смотрите. - Капитан нарисовал на листке бумаги силуэт
монитора. - Сверху "Армагеддон" похож на купол, а снизу -
несколько иной, главным образом из-за киля. Почему бы не
смонтировать на мониторе фальшивый киль, чтобы он выглядел
перевернутым?
   - Это можно.
   - Всем известна слабость мониторов - при залпе всем бортом
они порой переворачиваются вверх дном. Если Морские Дьяволы
заметят перевернутый "Армагеддон", дрейфующий в их сторону, они
наверняка решат, что корабль не способен сражаться.
   - Это безумие, - заметил Рис. - Сумасшедшая идея, но она
может сработать. - Он отдал по телевидео короткие приказы. - Все
ясно? Хорошо. Отправляйте "Армагеддон" в путь, как только
погрузят снаряжение. Изменения провести в море - нельзя терять
время. Если делать это в доке, монитор никогда не догонит флот.
   Цинк прервал соединение. Его худое, изрезанное шрамами лицо
скривилось в улыбке.
   - Надеюсь, это сработает. - Он щелкнул пальцами. - Чуть не
забыл. Племянник президента был с тобой, когда случилась авария,
верно? Я все думаю, стоило ли освобождать его от обучения? Как
он вел себя в джунглях?
   - Неплохо, - ответил Скотт. - Я не спускал с него глаз. Из
него выйдет хороший солдат.
   Рис внимательно посмотрел на капитана.
   - А как с дисциплиной? Кажется, это его слабое место.
   - Пока не жалуюсь.
   - Ну что ж, возможно. Банда Старлинга не могла быть хорошей
школой, особенно для неоперившегося молокососа. Кстати, о
Старлинге. Цинк Мендес знает, что он использует атомное оружие?
   - Нет. Если Старлинг действительно это делает, то держит все
в строгой тайне.
   - После битвы изучим этот вопрос. Нельзя допустить... нам не
нужна еще одна атомная война. Хватит того, что мы потеряли
Землю, а человечество понесло огромный урон. Если такая война
повторится, люди погибнут.
   - Не думаю, чтобы угроза была настолько велика. На Земле люди
утратили контроль над крупными атомными базами. А у Старлинга в
самом худшем случае может быть только ручное оружие.
   - Это верно. С его помощью не взорвешь мир. Но наш закон...
"Никакой атомной энергии на Венере".
   Скотт подтвердил.
   - Хорошо, это все. - Рис жестом отпустил капитана. - Хорошей
погоды.
   Пожелание это в вечно облачном мире имело ироническую окраску.


   После обеда в кают-компании Скотт вернулся в свою комнату,
чтобы покурить и немного отдохнуть. Отказавшись от сеанса
массажа, предложенного Бриггсом, он послал ординарца в буфет за
свежим табаком.
   - И смотри, чтобы дали "Двадцать Звезд", - предостерег он. -
Я больше не хочу этой зеленой гидропонной капусты.
   - Я свое дело знаю, капитан. - Слегка обиженный, Бриггс
вышел, а Скотт со вздохом уселся в кресло.
   Час "Икс" - в полночь. Последний час "Икс" в его жизни. Весь
день он не вспомнил о том, что в последний раз выполняет свои
обязанности.
   Он мысленно вернулся в Крепость Монтана, вновь переживая
минуты, проведенные в другом мире, на окутанном тучами Олимпе,
вместе Илен. Странно, но он не мог вспомнить лица девушки.
Возможно, она была символом, и тогда ее внешность не имела
значения. И все же она была чудесна.
   Но иначе, нежели Джина. Скотт взглянул на трехмерный цветной
снимок Джины, стоящий на столе. Кнопка на рамке включала
движение и звук. Наклонившись вперед, он коснулся маленькой
выпуклости. Фигура Джины в глубине фотографии с улыбкой
шевельнулась, красные губы приоткрылись.
   Голос ее, хоть и тихий, был вполне естественен.
   - Привет, Брайан. Хотела бы я сейчас быть с тобой. Вот тебе
мой подарок, дорогой. - Она послала ему воздушный поцелуй и
вновь замерла.
   Скотт еще раз вздохнул. С Джиной ему было хорошо. Но... Черт
побери, она не хотела меняться! Да и почти наверняка не смогла
бы. Вероятно, Илен была не менее догматичной, но она
символизировала жизнь в Крепости, а в этом Скотт и нуждался.
   Жизнь Илен была искусственной, но она честно признавалась в
этом, зная, что все эти идеалы фальшивы. По крайней мере, она не
делала вид - как делали это Свободные Легионеры - что есть
идеалы, за которые стоит умирать. Скотт вспомнил Бриггса. Для
старого ординарца большое значение имел факт, что во время
строительства форта Дуне погибло много людей. Но он никогда не
спрашивал себя - зачем? Зачем они умирали? В чем основная цель
строительства форта Дуне? Война. А войны вскоре прекратятся.
   Каждый должен верить в какие-то идеалы, прежде чем отдать за
них жизнь. Человек должен чувствовать, что помогает этим идеалам
выстоять - поливая их собственной кровью, чтобы наконец расцвел
цветок. Красный цветок Марса цвел долго. Как там в старой песне?

                  "Верно лишь одно, все прочее - иллюзия,
                  И этот цветок скоро увянет".

   Это была правда, но Свободные Отряды делали вид, что
ярко-красный цветок по-прежнему свеж. Они не хотели признать,
что даже его корни засохли и с трудом впитывают кровь, льющуюся
ради удовлетворения их безнадежной жажды.
   Расцветут новые цветы, откроются новые почки, но в Крепостях,
а не в больших фортах. Сейчас зима, и уже исчезли цветы
прошедшего сезона, но почки нового уже пробуждаются к жизни.
Жизни, питающейся гниющими лепестками цветка войны.
   В прибрежных фортах, охраняющих Крепости, по-прежнему
сохраняли видимость старого. Скотт с отвращением скривился.
Слепое, бессмысленное безумие. Он прежде всего человек, а не
солдат, а человек по своей природе - гедонист, независимо от
того, связан он с человечеством или нет.
   Скотт был далек от подобной связи. Он не чувствовал ничего
общего с подводной культурой, и никогда не могло стать иначе. Но
он мог бы забыться в гедонистическом вихре Крепостей, в пене,
венчающей любое общество. Будучи с Илен, он мог по крайней мере
искать счастья, избегая горькой самоиронии, с которой жил уже
так долго, и перестать высмеивать свои эмоциональные слабости, в
которые не верил.
   Илен была честна, признавала, что обречена, поскольку, к
своему несчастью, была умна.
   "Потому-то, - подумал Скотт, - мы могли бы составить
идеальную пару".


   Капитан поднял голову - в комнату вошел лейтенант Бинне. Под
загаром его лицо налилось кровью, тяжелые веки прикрывали полные
злобы глаза. Захлопнув дверь, он остановился, покачиваясь, и
грозно смотрел на Скотта.
   Потом бросил в адрес капитана какое-то ругательство.
   Капитан встал, холодный комок ярости застыл в его желудке.
   - Ты пьян, Бинне, - очень тихо сказал он. - Убирайся.
   - Конечно, пьян, мой маленький оловянный солдатик. А ты
любишь приказывать, верно? И делать пакости - тоже. Сегодня ты
отнял у меня командование левым флангом. Мне хочется блевать,
когда я смотрю на тебя, капитан Брайан Скотт.
   - Не строй из себя большего идиота, чем ты есть! В личном
смысле ты нравишься мне не больше, чем я тебе, но это не имеет
ничего общего с Отрядом. Я предлагал поставить тебя командиром.
   - Лжешь, - покачиваясь, заявил Бинне. - Я тебя ненавижу.
   Скотт побледнел, а шрам на его щеке налился кровью. Бинне
подошел ближе. Он был не настолько пьян, чтобы не управлять
своими движениями. Неожиданно он с размаху дал капитану в зубы.
   Скотт вел себя спокойнее. Он уклонился от следующего удара и
точно двинул своего противника в челюсть. Бинне отлетел назад,
ударился о стену и безвольно сполз на пол.
   Растирая ладонь, Скотт смотрел на него, словно что-то
прикидывая. Потом присел и осмотрел лейтенанта. Нокаут, ничего
больше.
   Вошел Бриггс, не выказавший ни малейшего удивления при виде
неподвижного тела Бинне. Идеальный ординарец подошел к столу и
принялся наполнять шкатулку табаком.
   Скотт с трудом сдержал смех.
   - Бриггс!
   - Слушаю, капитан?
   - Лейтенант Бинне поскользнулся и ударился обо что-то
челюстью. Кроме того, он слегка под мухой. Займись им, хорошо?
   - С удовольствием, капитан. - Бриггс перебросил тело Бинне
через мускулистое плечо.
   - Час "Икс" - в полночь. К этому времени лейтенант должен
быть на борту "Мушкета". Трезвый. Это возможно?
   - Конечно, капитан, - ответил Бриггс и вышел.
   Скотт вновь сел в кресло и набил трубку. Вернее было бы
запереть Бинне в его комнате. Но с другой стороны. Это только
личные счеты. Можно сделать небольшую поблажку, тем более, что
Бинне опытный офицер и должен быть на борту во время боя. Скотт
испытал смутную надежду, что лейтенант даст отстрелить свою
дурную башку.
   Через некоторое время он выбил пепел из трубки и отправился
проводить окончательный осмотр.


   В полночь флот поднял якоря, и на рассвете корабли Дуне
подходили к Венерианской Впадине.
   Корабли Банды Мендеса уже присоединились к ним: семь
броненосцев, поддерживающие их крейсера, эсминцы и один
транспортник. Монитора у Банды не было: два месяца назад он
перевернулся вверх дном и до сих пор стоял в ремонте.
   Объединенный флот двигался полукругом. Правый фланг под
командованием Скотта состоял из его корабля - "Мушкета", а также
"Аркебузы", "Стрелы", "Мизерикордии" и всех линкоров Дуне. Их
сопровождали два корабля Банды - "Навахо" и "Зуни", последний
под командованием цинка Мендеса. У Скотта был один крейсер,
второй находился на левом фланге. Между ними плыли более легкие
корабли.
   В центре находились броненосцы: "Арбалет", "Пика", "Автомат"
и "Палица", а также три корабля Мендеса. Цинк Рис держал флаг на
"Пике", руководя всей операцией. Замаскированный "Армагеддон"
тяжело сопел далеко позади почти невидимый в тумане.
   Скотт сидел в командной рубке, его окружали экраны телевидео
и пульты управления. Шестеро операторов непрерывно вели запись
данных, готовые тут же включиться в дело, если в наушниках
прозвучит какой-нибудь приказ. Для этого на груди у Скотта висел
небольшой микрофон.
   Взгляд капитана скользнул по полукругу экрана.
   - Были рапорты с планеров?
   - Нет, капитан.
   - Соедините меня с командиром воздушной разведки.
   Один из экранов замигал и ожил, на нем появилось лицо.
   - Докладывай.
   - Пока ничего, капитан. Минутку, - послышался далекий гром. -
Детекторы наткнулись на тайный телевидеоканал прямо над нами.
   - Планер противника в облаках?
   - Вероятно. Сейчас он снова исчез.
   - Постарайтесь снова его локализовать.
   Впрочем, это немногое давало. Самолеты можно было обнаружить
без труда, но с планерами - дело другое. Единственный способ
засечь их - настроить камеры детектора точно на волну телевидео
планера: задача потруднее, чем найти иголку в стоге сена. К
счастью, на них не было бомб.
   - Поступил рапорт от одного из наших планеров, капитан.
   На экране появилось другое лицо.
   - Говорит пилот. Я обнаружил неприятеля.
   - Хорошо, переключи телевидео на инфракрасный диапазон. Какой
сектор?
   - ГВ, восемьдесят семь, северо-запад, двадцать один.
   Скотт склонился над своим микрофоном.
   - Соедините меня с цинком Рисом и лейтенантом Гиром. И с
цинком Мендесом.
   Еще три экрана осветились, показав лица офицеров.
   - Давайте пилота.
   Где-то над Венерианской Впадиной пилот вел свой планер сквозь
облака. Автоматическая телевидеокамера, настроенная на
инфракрасный диапазон, показала расстилающийся внизу океан. На
экране появились корабли, идущие в боевом порядке.
   Скотт мысленно называл их один за другим: "Орион", "Сириус",
"Вега", "Полярис" - ого! Теперь легкие корабли. Как их
много..." Он продолжал считать.
   - У них огромное численное превосходство, - заметил цинк Рис.
- Цинк Мендес, ваши подводные детекторы уже работают?
   - Работают. Пока ничего.
   - Полагаю, сражение начнется через полчаса. Мы их обнаружили,
и нет сомнений, что они сделали то же самое.
   - Принято.
   Экраны потемнели. Скотт снова сел. Оставалось только ждать и
быть готовым к любым неожиданностям. "Орион" и "Вега" были
крупнейшими боевыми кораблями Морских Дьяволов, превосходящими
любой корабль Дуне или Банды. На борту "Ориона", несомненно,
находится цинк Флинн. У Морских Дьяволов тоже имелся монитор, но
на экране его не было. Вероятно, это чудовище не успеет подойти,
чтобы принять участие в битве.
   Но даже без монитора Морские Дьяволы имели на воде
подавляющее преимущество. Да и подводный их флот был весьма
важным фактором. Подводные детекторы цинка Мендеса могли
уравнять шансы, вот только не оказалось бы, что этого мало.
   Скотт подумал, что "Армагеддон" может стать главным козырем,
последним аргументом. Однако пока замаскированный монитор плелся
далеко позади последнего из кораблей Дуне.
   На экране появился лейтенант Бинне, превратившийся теперь в
дисциплинированного, вышколенного робота. Личные обиды исчезли -
так действовала на человека боевая обстановка.
   Впрочем, Скотт и не ждал ничего иного, и его голос, когда он
ответил на вызов Бинне, звучал совершенно бесстрастно.
   - Водолеты готовы к старту, капитан.
   - Отправляй их через пятнадцать минут. Передай это на левый
фланг всем кораблям, имеющим водолеты.
   - Принято.
   Мгновение царила тишина, внезапно сменившаяся грохотом. Скотт
настороженно окинул взглядом экраны.
   Появилось новое лицо.
   - Морские Дьяволы раскрылись. Сейчас изучают район. Вероятно,
над нами планеры, но мы не можем их обнаружить.
   - Отправь людей под защиту брони и произведи пробный выстрел.
Приготовиться к отражению огня. И свяжись с нашими пилотами, что
над Морскими Дьяволами.
   Начинался непрерывный убийственный грохот, который будет
продолжаться до взрыва последнего снаряда. Пришел вызов от цинка
Риса, Скотт включил экран.
   - Слушаю.
   - Тревожь противника. Пока мы не можем сделать ничего
особенного. Измени построение на Р-8.
   Включился цинк Мендес.
   - Обнаружены три вражеские лодки. У наших детекторов
максимальный угол наклона.
   - Измени зону поражения так, чтобы не задеть наши подводные
лодки.
   - Сделано. Неприятель использует магнитные глубинные мины,
ставя заслон по мере приближения.
   - Я поговорю с командирами подводных лодок. - Рис отключился.
   Скотт прислушался к крепчающей канонаде. До его ушей еще не
дошел характерный звук ударов тепловых лучей - клап, клап - но
противники еще недостаточно сблизились, чтобы применить это
неточное, но сильное оружие.
   - Есть потери, капитан. Прямое попадание в "Штык".
   - Размеры разрушений?
   - Он сохранил ход. Точный рапорт позже.
   Через минуту на экране появился пилот планера.
   - Снаряд попал в "Полярис", капитан.
   - Включи пеленгатор.
   Показался боевой корабль Морских Дьяволов с развороченной
надстройкой, но еще явно способный сражаться. Скотт покивал
головой. Обе стороны уже включились в сражение, и хотя туман еще
скрывал флоты друг от друга, они неуклонно сближались.
   Канонада усилилась. Из-за сильных венерианских ветров
целиться было трудно, но точные выстрелы все же были возможны.
Скотт мрачно кивнул, когда "Мушкет" вздрогнул от удара.
   Теперь они получат свое. Здесь, в рубке корабля, он был так
близок к битве, как ни один солдат сражающегося флота. Его
глазами были экраны.
   Их можно было переключать на инфракрасный диапазон, поэтому
Скотт, запертый в середине корабля, мог видеть больше, чем
невооруженным глазом с палубы. Что-то выскочило из мрака, и
Скотт затаил дыхание, но тут же узнал силуэт "Мизерикордии",
корабля Дуне. Она сбилась с курса. Капитан через малый микрофон
устроил ему скоротечный нагоняй.
   Теперь двинулись водолеты, быстрые шершни, целившие во флот
врага. Скотт вспомнил, что в одном из них находится Норман Кэн.
Он снова подумал об Илен Кэн, но торопливо отогнал воспоминание
- для этого сейчас не было времени.
   Сражение не допускало посторонних мыслей.
   Голос цинка Мендеса сообщил:
   - Еще одиннадцать подводных лодок. Одна прорвалась. Кажется,
находится рядом с "Мушкетом". Сбрось глубинные бомбы.
   Скотт кивнул и отдал распоряжение. Корабль сильно вздрогнул и
через секунду пришло донесение: течь топлива с правого борта.
   Да, но несколько точно нацеленных торпед могут причинить
большие неприятности.
   "Мушкет" плыл под непрерывным обстрелом тяжелых орудий,
тепловые лучи прошивали судно насквозь. Большим кораблям нелегко
избежать этих жгучих лучей, которые могут расплавить броневые
плиты, но водолеты, танцевавшие вокруг, как разъяренные псы,
посылали в излучатели град снарядов. Даже такая атака требовала
взаимодействия. Лучи были невидимы, и засечь их можно было лишь
тогда, когда ты становился целью. Расчеты камер работали
непрерывно, снимая залпы с неприятельских кораблей, прослеживая
источник их лучей и передавая информацию экипажам водолетов.
   - "Ригель" Морских Дьяволов вышел из боя.
   На экране крупный эсминец повернулся вокруг собственной оси,
явно собираясь идти на таран. Скотт молниеносно отдал приказ и
"Мушкет" безжалостно ударил, расстреливая обреченный "Ригель".
   Корабль проплыл так близко, что команда "Мушкета" видела, как
его кладет с борта на борт. Скотт проверил его курс и отчаянно
пытался вызвать Мендеса. Последовала пауза.
   - ОМ, ОМ, срочно! Дайте "Зуни"!
   - Говорите, капитан.
   - Измените курс! ОМ! Эсминец "Ригель" плывет прямо на вас! -
выкрикнул Скотт.
   - Принято. - Экран потемнел. Скотт включил пеленгатор и даже
застонал от того, что увидел. "Зуни" плыл быстро, но "Ригель"
был слишком близко, чертовски близко.
   И таранил.
   - Черт бы тебя побрал, - пробормотал Скотт. Они выключили
"Зуни" из сражения. Он доложил обо всем цинку Рису.
   - Принято, капитан. Продолжай держаться строем Р-8.
   На экране появился Мендес.
   - Капитан Скотт, мы потеряли ход. Я выхожу на палубу. Мне
нужно руководить подводной стрельбой. Вы можете предложить мне
место в вашей рубке?
   - Конечно, цинк. Переходите через порт сектора семь.
   Окутанные туманом флоты плыли параллельным курсом, крупные
линейные корабли держались в неизменном боевом порядке, посылая
лучи и снаряды в промежутки между собой. Более легкие корабли то
и дело покидали строй, а водолеты роились, как комары, скопом
набрасываясь на каждый корабль крупнее себя.
   Планеры при таком сближении были бесполезны.
   Грохот продолжался, все новые удары раскачивали "Мушкет".
   - Подбит "Орион" Морских Дьяволов. Подбит "Сириус".
   - Подбит "Апач", корабль Банды.
   - Уничтожены еще четыре подводные лодки противника.
   - Подводная лодка Дуне "Икс-16" не отвечает.
   - "Полярис" Морских Дьяволов потерял ход.
   - Вышли из боя вспомогательные водолеты, номера девять и
двадцать.
   Тяжело дыша, вошел цинк Мендес. Скотт жестом указал ему на
соседнее кресло.
   - Подбита "Пика". Минутку... Цинк Рис ранен, капитан.
   Скотт замер.
   - Подробности.
   - Минутку... Он убит, капитан.
   - Ну что ж, - сказал Скотт после паузы, - я принимаю
командование. Передай это на корабли.
   Он перехватил взгляд, который бросил на него цинк Мендес.
Когда погибал цинк Отряда, имелись два варианта - выбор нового
цинка или объединение с другим Отрядом. В данном случае от
Скотта требовалось, чтобы, учитывая его ранг, он временно принял
командование флотом. Позднее в форте Дуне пройдет общее
собрание, где и будет принято окончательное решение.
   Но сейчас Скотт подумал об этом только мельком. Рис мертв!
Твердый, неподвластный эмоциям Рис убит в бою. Капитан вспомнил,
что где-то в Крепости у него была свободная жена. Отряд будет
выплачивать ей ренту. Скотт никогда не видел этой женщины...
Странно, теперь он подумал, какая она, а раньше такой вопрос
вообще не мог возникнуть.
   Экраны мерцали. Теперь его обязанности удвоились, нет,
утроились. Руководя битвой, Скотт забыл обо всем прочем.
   Это походило на первую степень амнезии, когда трудно
определить, сколько времени прошло. Битва могла длиться уже час,
а могла и все шесть. Или меньше часа.
   - Эсминец потерял ход, крейсер тоже. Три вражеские подводные
лодки выведены из строя.
   И так далее, без конца. Сидя рядом с ним, цинк Мендес
управлял подводным сражением. "Где, черт побери "Армагеддон", -
думал Скотт. Бой может закончиться, прежде чем появится эта
черепаха-переросток.
   Внезапно экран замигал - ОМ. Появилось худощавое лицо со
сломанным носом - цинк Флинн, командир Морских Дьяволов.
   - Вызываю командование Дуне.
   - Принято. Капитан Скотт, командующий.
   Почему Флинн вышел на связь? Вражеские флоты никогда не
контактировали во время сражения, разве что для капитуляции.
   - Вы пользуетесь атомным оружием. Прошу объяснений, - коротко
произнес Флинн.
   Мендес вздрогнул. Скотт почувствовал, как холодная рука
стискивает его желудок.
   - Разумеется, это произошло без моего ведома и согласия, цинк
Флинн. Мне очень жаль. Подробности?
   - Один из ваших водолетов выстрелил из атомного пистолета в
"Орион".
   - Потери?
   - Повреждено семиствольное орудие.
   - Одно из наших орудий того же класса немедленно прекратит
огонь. Что-то еще, цинк?
   - Воспользуйтесь вашим детектором в секторе
Мобиль-восемнадцать, южнее "Ориона". Ваши извинения приняты. Мы
исключим инцидент из наших записей.
   Флинн прервал связь, а Скотт поймал детектором водолет Дуне и
увеличил изображение.
   Маленькое суденышко удирало от огня неприятеля, мчась обратно
к своему флоту, прямо на "Мушкет". Сквозь прозрачный колпак
Скотт видел, что бомбардир, у которого отстрелили полчерепа,
безвольно обвис в кресле. Пилотом был Норман Кэн, он по-прежнему
сжимал в руке атомный пистолет. Кровь ручьями стекала по его
напряженному лицу.
   Итак, банда Старлинга наверняка использовала атомное оружие.
Кэн, покидая ее, контрабандой пронес пистолет и сейчас, в
возбуждении боя, использовал его против неприятеля.
   - Расчет орудия правого борта. Водолет Зет-19-4. Уничтожить
его, - холодно приказал Скотт.
   Почти сразу же рядом с суденышком разорвался снаряд. На
экране Кэн взглянул вверх, удивленный, что в него стреляют свои.
Затем на лице юноши отразилось понимание. Он резко повернул и
поплыл зигзагом, отчаянно пытаясь избежать града снарядов.
   Скотт следил за всем этим, стиснув зубы. Через мгновение
водолет исчез в столбе разрыва, разлетевшись на куски.
   Правосудие свершилось.
   После сражения Отряды объединятся, чтобы уничтожить банду
Старлинга.
   Но пока бой продолжался, и Скотт вернулся к своим экранам,
вычеркнув инцидент из памяти.
   Постепенно чаша весов начала клониться в сторону Морских
Дьяволов. Обе стороны теряли корабли, они выходили из боя, реже
- тонули, и Скотт все чаще думал об "Армагеддоне", который мог
бы разом решить исход сражения. Но тот по-прежнему был далеко
позади.
   Скотт не услышал взрыва, уничтожившего командную рубку, он
сразу потерял сознание.
   Вероятно, беспамятство длилось недолго. Открыв глаза, он
увидел разгромленную рубку и в первый момент решил, что уцелел
он один. Но это не могло быть прямым попаданием, тогда погиб бы
и он.
   Сейчас он лежал на спине, придавленный тяжелой балкой, но
кости были целы. Ему просто повезло - основной удар приняли на
себя операторы. Скотт сразу понял, что они мертвы.
   Он попытался выбраться из-под балки, но это оказалось ему не
по силам. В громе битвы голос его совершенно терялся.
   На полпути к двери что-то шевельнулось. Цинк Мендес с трудом
поднялся и огляделся по сторонам. Кровь стекала по его лицу.
   Заметив Скотта, он остановился, покачиваясь взад и вперед и
тупо глядя на капитана.
   Потом положил руку на рукоять своего пистолета.
   Скотт с легкостью читал его мысли. Если бы сейчас погиб
капитан Отряда Дуне, имелся шанс, что Мендес соединится с Дуне и
примет командование. Этого требовало военно-политическое
равновесие.
   Если Скотт выживет, он, вероятно, будет выбран цинком.
   Таким образом, убийство несло бы Мендесу явную выгоду.
   Какая-то тень проскользнула в дверь. Стоявший спиной к
вошедшему, Мендес не видел, что лейтенант Бинне остановился на
пороге, грозно смотря на эту сцену. Скотт знал, что Бинне не
хуже его самого оценивает ситуацию. Лейтенант понимал, что через
мгновение Мендес вытащит оружие и выстрелит.
   Скотт ждал. Пальцы цинка сомкнулись на рукояти пистолета.
Криво усмехнувшись, Бинне сказал:
   - Я думал, этот снаряд прикончил вас, капитан. Но не так-то
просто убить солдата Дуне.
   Мендес снял руку с оружия и встал прямо. Потом повернулся к
Бинне.
   - Рад видеть вас, лейтенант. Может, вместе нам удастся
поднять эту балку.
   - Попробуем.
   Вдвоем они сняли балку с груди Скотта. Взгляд капитана на
мгновение встретился с глазами Бинне. В них по-прежнему не было
никаких дружеских чувств.
   Честно говоря, Бинне вовсе не спас Скотту жизнь. Это был,
скорее, вопрос лояльности к Отряду Дуне. Бинне был прежде всего
солдатом и состоял в Свободном Отряде.
   Скотт ощупал себя - все цело.
   - Долго я был без сознания, лейтенант?
   - Десять минут. "Армагеддон" подходит.
   - Отлично. Морские Дьяволы меняют курс?
   Бинне покачал головой.
   - Пока они ничего не подозревают.
   Скотт откашлялся и направился к двери, остальные пошли
следом.
   - Нам нужен другой флагман, - заметил Мендес.
   - Хорошо. Пусть будет "Аркебуза". Лейтенант, принимайте
командование здесь. Цинк Мендес...
   Водолет перевез их на "Аркебузу", все еще пригодную к бою.
Скотт заметил, что "Армагеддон" беспомощно ползет через волны.
Согласно плану сражения, корабли Дуне подвели Морских Дьяволов к
этому явно беспомощному гиганту. Техники проделали огромную
работу: фальшивый киль выглядел весьма убедительно.
   На борту "Аркебузы" Скотт принял командование, оставив
Мендесу вспомогательный пульт для его глубинных бомб. Цинк
склонился над плечом капитана.
   - Подождем, пока заговорит монитор, капитан.
   - Да... но пока наши дела идут неважно.
   Никто из них ни слова не сказал об инциденте, его тактично
забыли - единственное, что можно было сделать.
   По-прежнему гремели орудия. Морские Дьяволы заливали огнем
строй Дуне и побеждали. Скривившись, Скотт смотрел на экраны.
Если тянуть, может оказаться слишком поздно.
   Он перевел изображение на "Армагеддон". Корабль находился в
превосходной позиции между двумя крупнейшими кораблями Морских
Дьяволов.
   - Снять маскировку. Огонь!
   На мониторе открылись орудийные порты, выдвинулись огромные
орудия морского гиганта. Они выстрелили почти одновременно, и их
грохот заглушил залпы легких орудий.
   - Всем судам Дуне в атаку, - скомандовал Скотт. - План Р-7.
   Наконец-то!
   Корабли Дуне начали общее наступление. Стреляя, ударяя,
гремя, орудия пытались заглушить рев монитора. Это им не
удалось, но дикая, беспримерная бойня решила вопрос о победе.
   Ввести монитор в сражение было почти невозможно, но уж если
это удалось, остановить чудовище могла только атомная энергия.
   И все же Морские Дьяволы еще дрались, пытаясь провести
тактическую перегруппировку. Но все было бесполезно: крупные
линейные корабли не могли уйти из-под обстрела орудий
"Армагеддона". А это значило...
   На экране появилось лицо цинка Флинна.
   - Мы сдаемся, капитан. Прекратите огонь.
   Скотт отдал приказ, и рев орудий сменился невероятной
звенящей тишиной.
   - Это было великое сражение, цинк.
   - Согласен. Ваша хитрость с монитором просто великолепна.
   Итак, все кончилось. Скотт чувствовал, что в нем что-то
оборвалось, его покинуло возбуждение, поддерживавшее до сих пор.
   Остальное было чистой формальностью.
   Символические глубинные бомбы будут сброшены на Крепость
Вирджиния. Они не причинят никакого вреда куполу, но это входит
в правила игры. Крепость, поддерживающая проигравшую сторону,
заплатит выкуп - как обычно. Это будет определенное количество
кориума или его эквивалента - по договоренности. Казна Дуне
наполнится. Часть денег пойдет на ремонт судов и строительство
новых, и жизнь фортов пойдет дальше.
   Стоя один на палубе "Аркебузы", плывущей к Крепости
Вирджиния, Скотт следил, как мрак превращает облака из жемчужных
в серые, а потом и вовсе съедает их. Он был один на один с
ночью.
   Из иллюминаторов за спиной капитана лился теплый желтый свет,
но Скотт не поворачивался. Он думал, что это похоже на окутанный
облаками Олимп в Крепости Монтана, где он клялся Илен... во
многом.
   Однако была и разница. На Олимпе человек уподоблялся богу,
возносился над миром. Здесь же, в этой непроницаемой темноте,
чувства обособленности не возникало. Вокруг ничего не было видно
- у Венеры нет спутника, тучи закрыли звезды, а море не
фосфоресцировало.
   "Под этими водами стоят Крепости, - подумал Скотт, - и
будущее принадлежит им. Битвы, вроде сегодняшней, нужны, чтобы
Крепости оставались целыми".
   Люди приносили себя в жертву и всегда будут это делать ради
общества или армии.
   Человек должен создавать для себя идеалы. "Не будь Бога,
человек создал бы его".
   Бинне пожертвовал своей преданностью фетишам, а ведь Скотт
знал, что он его по-прежнему ненавидит.
   Идеалы Свободных Отрядов были насквозь фальшивыми, и все же
оттого, что люди в них верили, цивилизация вновь может вырасти
из охраняемых Крепостей. Цивилизация, которая забудет своих
обреченных защитников - солдат морей Венеры, Свободные Отряды,
выкрикивающие свои безумные и безнадежные боевые кличи, ведущие
к ночи без рассвета.
   Илен.
   Джина.
   Это был вовсе не простой выбор. Точнее, реального выбора не
было. Скотт прекрасно знал, что никогда не поверит всем сердцем
в Свободные Отряды. Всегда где-то глубоко в нем самом будет
горько посмеиваться дьявол.
   Плеск волн усилился.
   Все это было неразумно, а его рассуждения - сентиментальны,
безумны, глупы и слащавы.
   Но теперь Скотт знал, что не собирается возвращаться к Илен.
   Конечно, он был глупцом.
   Но вместе с тем - солдатом.





 
 
Страница сгенерировалась за 0.1157 сек.