Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Триллеры

Стивен КИНГ - БАЛЛАДА О БЛУЖДАЮЩЕЙ ПУЛЕ

Скачать Стивен КИНГ - БАЛЛАДА О БЛУЖДАЮЩЕЙ ПУЛЕ

       Он сделал паузу, затушил сигарету и посмотрел на часы. Затем  тем  же
тоном, которым проводник возвещает прибытие поезда в какой-нибудь  крупный
населенный пункт, он произнес: "Мы подошли к необъяснимому".
     "Эта часть моей  истории  особенно  интересовала  двух  психиатров  и
других специалистов по душевным болезням, с которыми мне предстояло  иметь
дело в следующие тридцать месяцев моей жизни. Они заставляли меня отречься
от одного  ее  фрагмента,  чтобы  удостовериться  в  том,  что  я  начинаю
поправляться. Как сказал один  из  них:  "Это  единственная  часть  вашего
рассказа,   которая   не   может   быть   объяснена   вашим   неправильным
умозаключением... если, конечно, предположить, что в  данный  момент  ваши
логические способности вполне восстановились". Потом я  все-таки  отрекся,
потому что  знал  -  даже  если  они  этого  не  знали  -  что  я  начинаю
поправляться и мне дьявольски хотелось выбраться из лечебницы. Я  подумал,
что если мне не удастся выбраться довольно скоро,  тогда  я  сойду  с  ума
опять. Так что я отрекся -  ведь  и  Галилей  отрекся,  когда  ему  начали
поджаривать пятки, но внутри  себя  я  остался  непреклонным.  Я  не  хочу
сказать, что то, о чем я вам сейчас расскажу, произошло на самом  деле.  Я
только утверждаю, что до сих пор верю в то, что  это  произошло.  Различие
небольшое, но для меня оно очень существенно".
     "Итак,  друзья,  необъяснимое".  "Следующие  две  недели  я   провел,
готовясь  к  отъезду.  Мысль  о  том,  что  мне  придется  вести   машину,
совершенно, кстати говоря, меня не беспокоила. Когда  я  был  ребенком,  я
прочел, что машина - самое  безопасное  место  во  время  грозы,  так  как
резиновые шины служат почти идеальными изоляторами. Я с нетерпением ожидал
того момента, когда я заберусь в свой  старый  "Шевроле",  наглухо  задраю
окна и выеду из города, который начинал мне представляться  в  виде  одной
огромной молнии. Тем не менее приготовления также включали в себя операцию
по вывинчиванию лампочки из салона, заклеиванию патрона и отключению фар".
     "Когда я пришел домой в ту  последнюю  ночь,  которую  я  намеревался
провести в своей квартире,  там  ничего  не  оставалось,  кроме  кухонного
стола, кровати и пишущей машинки в каморке. Я был сильно пьян, и в кармане
пальто у меня была припасена бутылка  для  того,  чтобы  скоротать  ночные
часы. Я проходил через свою берлогу, собираясь, я полагаю,  отправиться  в
спальню. Там бы я сел  на  кровать  и  начал  бы  думать  о  проводах,  об
электричестве, о свободной радиации и пил бы до тех пор, пока, наконец, не
смог бы заснуть".
     "Место,  которое  я  называю  своей  берлогой,  на  самом  деле  было
гостиной. Я устроил себе  в  ней  кабинет,  потому  что  там  было  лучшее
освещение во всей квартире. Там было большое выходящее на запад  окно,  из
которого была видна линия горизонта. Это приближается к чуду с  хлебами  и
рыбами, особенно для квартиры в  Манхэттене  на  шестом  этаже,  но  линия
горизонта была видна. Я не задумывался над тем, как это могло  получиться,
я просто наслаждался видом. Комната была освещена прекрасным ровным светом
даже в дождливые дни".
     "Но освещенность в тот вечер была просто  сказочной.  Закат  наполнил
комнату красным сиянием. Свет был как от раскаленной  докрасна  печи.  Без
мебели комната показалась мне слишком большой. Стук моих шагов по твердому
деревянному полу отдавался эхом".
     "Пишущая машинка стояла на полу в самом центре, и я как раз собирался
пройти мимо, когда увидел,  что  в  машинку  заправлен  лист  бумаги.  Это
заставило меня вздрогнуть, так как я прекрасно помнил,  что  машинка  была
пустой, когда я в последний раз выходил за новой бутылкой".
     "Я оглянулся в поисках  какого-нибудь  непрошенного  гостя.  Исключив
взломщиков и наркоманов, я подумал о... о том, что это были привидения".
     "Я увидел рваную дыру на обоях слева от двери в спальню.  По  крайней
мере, теперь я знал, откуда в пишущей  машинке  оказалась  бумага.  Кто-то
просто оторвал потрепанный кусок старых обоев".
     "Я все еще смотрел на обои, когда услышал у себя за спиной  негромкий
отчетливый звук - клац! Я подскочил и обернулся. Сердце чуть не выпрыгнуло
у меня из груди. Я был в ужасе, но я узнал звук,  в  этом  не  могло  быть
никакого сомнения. Всю жизнь я работал со словами и  мгновенно  распознать
звук  ударяющей  по  бумаге  клавиши  пишущей  машинки,  даже  в   пустой,
освещенной закатным солнцем  комнате,  в  которой  некому  дотронуться  до
клавиатуры".
     Они смотрели на него в темноте, их лица расплывались белыми  кругами.
Никто не произнес ни слова, но все передвинулись  слегка  поближе  друг  к
другу. Жена писателя двумя руками сжала руки своего мужа.
     "Я почувствовал, что я... смотрю на себя откуда-то со стороны. Словно
меня  не  было.  Может  быть,  так  всегда  и  чувствует   себя   человек,
сталкивающийся с необъяснимым. Я медленно пошел по направлению  к  пишущей
машинке. Сердце дико трепыхалось у меня в  горле,  но  ум  был  совершенно
спокоен... каким-то ледяным спокойствием".
     "Клац! Дернулась еще одна клавиша. Я даже заметил на этот раз, какая.
Клавиша была в третьем ряду, слева".
     "Я очень медленно  опустился  на  колени,  а  затем  ноги  мои  стали
ватными, и я почти в  бессознательном  состоянии  рухнул  на  пол,  и  мое
грязное  пальто  веером  расположилось  вокруг  меня,  как  юбка  девушки,
сделавшей очень  глубокий  реверанс.  Машинка  быстро  клацнула  два  раза
подряд, затем  сделала  паузу  и  клацнула  снова.  Каждый  клан,  так  же
отдавался эхом, как и звуки моих шагов минуту назад".
     "Обои так были так заправлены в машинку, что сторона с засохшим клеем
была лицевой. Буквы были неровными и нечеткими, но я вполне мог  разобрать
их. Рэкн - вот что было там написано".
     "Затем..." Он прочистил горло  и  слегка  усмехнулся.  "Даже  сейчас,
через столько лет трудно об этом  рассказывать...  просто  произнести  это
вслух. Ну хорошо. Излагаю только факты. Я увидел ручку, которая высунулась
из пишущей  машинки.  Невероятно  крошечную  ручку.  Она  появилась  между
клавишами С и М в нижнем ряду,  сжалась  в  кулак  и  ударила  по  клавише
пробела. Машинка дернулась, очень быстро, словно икнула.  Ручка  втянулась
обратно".
     У жены агента вырвался  резкий  смех.  "Перестань,  Марша",  -  мягко
сказал агент, и она замолчала.
     "Машинка стала клацать немного быстрее", - продолжил редактор,  -  "и
через  некоторое  время  мне  почудилось,  что  я  слышу  тяжелое  дыхание
существа, которое молотило по клавишам.  Оно  задыхалось,  как  задыхается
человек, выполняющий очень трудную работу и все ближе и ближе подходящий к
пределу своих возможностей. После некоторого времени машинка вообше  почти
перестала печатать. Большинство литер было измазано в  том  самом  клейком
сиропе, но я смог разобрать уже  напечатанное.  Там  было  написано:  рэкн
уми... Р завязло в сиропе. Я помедлил мгновение и высвободил  клавишу.  Не
знаю, смог ли бы Беллис освободить ее сам. Думаю, нет. Но мне не  хотелось
смотреть на то... как он будет... пытаться... С меня  хватило  и  кулачка.
Если бы я увидел эльфа, так сказать, в полный  рост,  я  бы  действительно
сошел с ума. Убежать я не мог. Ноги перестали мне повиноваться".




 
 
Страница сгенерировалась за 0.1002 сек.