Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Классическая литература

Владимир Набоков. - Незавершенный роман

Скачать Владимир Набоков. - Незавершенный роман

      -- Сейчас  поймаю  и  вас,  Фальтер.  Посмотрим,  как  вам
удастся  избежать  прямого  утверждения.  Итак,  нельзя  искать
заглавия мира в иероглифах божества?

     -- Простите,--  ответил Фальтер.-- Посредством цветистости
слога и грамматического трюка вы  просто  гримируете  ожидаемое
вами  отрицание  под  ожидаемое  да. Я сейчас только отрицаю. Я
отрицаю целесообразность искания истины в области  общепринятой
теологии,-- а во избежание лишней работы со стороны вашей мысли
спешу  добавить,  что  употребленный  мной  эпитет -- тупик. Не
сворачивайте   туда.   Я   прекращу   разговор   за   неимением
собеседника,  если вы воскликнете "Ага, есть другая истина!" --
ибо это будет значить, что вы так хорошо  себя  запрятали,  что
потеряли себя.

     -- Хорошо.  Поверю  вам.  Допустим,  что теология засоряет
вопрос. Так, Фальтер?

     -- Барыня прислала сто рублей,-- сказал Фальтер, -- Ладно,
оставим и этот неправильный путь. Хотя, вероятно, вы  могли  бы
мне объяснить, почему именно он неправилен (ибо тут есть что-то
странное,  неуловимое, заставляющее вас сердиться), и тогда мне
было бы ясно ваше нежелание отвечать?

     -- Мог бы,-- сказал Фальтер,-- но это было бы  равносильно
раскрытию  сути,  то  есть  как  раз  тому,  чего вы от мен" не
добьетесь.

     -- Вы повторяетесь, Фальтер.  Неужели  вы  будете  так  же
изворачиваться,  если  я, скажем, спрошу, можно ли рассчитывать
на загробную жизнь. -- Вам это очень интересно?

     -- Так же, как и вам,  Фальтер.  Что  бы  вы  ни  знали  о
смерти, мы оба смертны.

     -- Во-первых,--  сказал  Фальтер,--  обратите  внимание на
следующий любопытный подвох: всякий человек смертен; вы (или я)
-- человек; значит, вы можете быть и  не  смертны.  Почему?  Да
потому  что  выбранный  человек  тем  самым  уже перестает быть
всяким. Вместе с тем мы с вами все-таки смертны, но  я  смертен
иначе, чем вы.

     -- Не  шпыняйте  мою бедную логику, а ответьте мне просто,
есть ли хоть подобие существования личности за гробом, или  все
кончается идеальной тьмой.

     -- Bon,-- сказал Фальтер по привычке русских во Франции.--
Вы хотите  знать,  вечно ли господин Синеусов будет пребывать в
уюте господина Синеусова, или же все вдруг исчезнет?  Тут  есть
две  мысли,  не  правда  ли?  Перманентное  освещение  и черная
чепуха. Мало того, несмотря на разность  метафизической  масти,
они  чрезвычайно  друг  на  друга похожи. При этом они движутся
параллельно. Они движутся даже весьма  быстро.  Да  здравствует
тотализатор!  У-тю-тю,  смотрите  в  бинокль,  они  у вас бегут
наперегонки, и вы очень хотели бы знать, какая прибежит  первая
к столбу истины, но тем, что вы требуете от меня ответа, да или
нет,  на  любую  из  них,  вы хотите, чтобы я одну на всем бегу
поймал за шиворот -- а шиворот у бесенят скользкий,--  но  если
бы  я  для  вас  одну из них и перехватил, то просто прервал бы
состязание, или добежала бы другая, не схваченная мной,  в  чем
не было бы никакого прока ввиду прекращения соперничества. Если
же  вы  спросите,  какая  из  двух  бежит скорее, то отвечу вам
вопросом же: что скорее бежит  --сильное  желание  или  сильная
боязнь?  --  Думаю,  что одинаково. -- То-то и оно. Ведь как же
получается  в  рассуждении  человечинки,--  либо  никак  нельзя
выразит"  то,  что  ожидает вас, т. е. нас, за смертью, и тогда
полное беспамятство исключается,-- ведь оно-то вполне  доступно
нашему   воображению,--  каждый  из  нас  испытал  полную  тьму
крепкого сна; либо, наоборот,-- представить себе смерть  можно,
и  тогда, естественно, выбирает рассудок не вечную жизнь, т. е.
нечто само по себе неведомое, ни с чем земным  несообразное,  а
именно  наиболее вероятное -- знакомую тьму. Ибо как же в самом
деле может человек, доверяющий своему рассудку, допустить, что,
скажем, некто  мертвецки  пьяный,  умерший  в  крепком  сне  от
случайной  внешней  причины,  то есть случайно лишившийся того,
чем, в сущности, он уже не обладал, как же это  он  приобретает
способность   снова   мыслить   и  чувствовать  благодаря  лишь
продлению,  утверждению  и  усовершенствованию  его  неудачного
состояния? Поэтому, если бы вы у меня спросили даже только одно
-- известно ли мне по-человечески то, что находится за смертью,
то  есть  попытались  бы  предотвратить обреченное на нелепость
состязание двух противоположных,  но,  в  сущности,  одинаковых
представлений,  из  моего отрицания вы бы логически должны были
вывести, что ваша жизнь небытием не может кончиться, а из моего
утверждения вывели бы заключение обратное. И в том и  в  другом
случае,  как видите, вы бы остались точно в таком же положении,
как были всегда, ибо сухое нет доказало бы вам, что я не  более
вас  знаю  о  данном  предмете,  а влажное да предложило бы вам
принять  существование  международных  небес,  в  котором   ваш
рассудок не может не сомневаться.

     -- Вы  просто  увиливаете  от прямого ответа, но позвольте
мне все-таки заметить, что в разговоре о смерти вы не отвечаете
мне : холодно.





 
 
Страница сгенерировалась за 0.1131 сек.