Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Классическая литература

Владимир Набоков. - Незавершенный роман

Скачать Владимир Набоков. - Незавершенный роман

      Через  несколько  дней  он получил еще одно приглашение от
принца. Тот его просил "заглянуть" в  любой  вечер  на  будущей
неделе.  Отказаться  Кр.  не мог... Впрочем, чувство облегчения
(значит, тот не обиделся) обманчиво сглаживало путь. Его  ввели
в   большую,   желтую,  оранжерейную  теплую  комнату,  где  на
оттоманках, на пуфах, на пухлом ковре сидели человек двадцать с
приблизительно равным числом женщин  и  мужчин.  На  одну  долю
секунды  хозяин  был  как  бы  озадачен  появлением двоюродного
брата, точно забыл, что звал его, или думал, что звал в  другой
день.  Но  это  мгновенное  выражение  тотчас сменилось улыбкой
привета, после чего  принц  уже  перестал  обращать  какое-либо
внимание  на  Кр.,  как,  впрочем,  ни  малейшего  внимания  не
обратили на него другие гости,-- видимо,  завсегдатаи,  близкие
приятели    и    приятельницы   принца   --   молодые   женщины
необыкновенной  худобы,  с  гладкими  волосами,  человек   пять
пожилых мужчин с бритыми, бронзовыми лицами да несколько юношей
в  модных  тогда  шелковых воротниках нараспашку. Среди них Кр.
вдруг узнал знаменитого молодого акробата, хмурого  блондинчика
с  какой-то  странной  тихостью  в  движениях  и поступи, точно
выразительность его тела, столь  удивительная  на  арене,  была
одеждой  приглушена.  Этот  акробат  послужил для Кр. ключом ко
всему составу общества,-- и хотя наблюдатель  был  до  смешного
неопытный  и  целомудренный,  он  сразу  почувствовал,  что эти
дымчатые,   сладостно   длинные   женщины,   с    разнообразной
небрежностью   складывающие  ноги  и  руки  и  занимающиеся  не
разговором, а какой-то тенью разговора, состоящей из  медленных
полуулыбок  да  вопросительных или ответных хмыканий сквозь дым
папирос, вправленных в  драгоценные  мундштуки,  принадлежат  к
тому  в  сущности  глухонемому  миру,  который в старину звался
полусветом (занавески  опущены,  читать  невозможно).  То,  что
между ними находились и дамы, попадавшиеся на придворных балах,
нисколько  не меняло дела, точно так же, как мужской состав был
чем-то однороден, несмотря на то что тут были  и  представители
знати,  и  художники  с  грязными ногтями, и какие-то мальчишки
портового  пошиба.  Но  именно  потому,  что  наблюдатель   был
неопытный   и  целомудренный,  он  тотчас  усомнился  в  первом
невольном впечатлении и обвинил себя в банальной  предвзятости,
в рабском доверии пошлой молве. Он решил, что все в порядке, т.
е.  что  е  г  о мир нисколько не нарушен включением этой новой
области и что все  в  ней  просто  и  понятно:  жизнерадостный,
независимый человек свободно выбрал себе друзей. Тихо-беспечный
и  даже  чем-то  детский  ритм этого общества особенно успокоил
его. Курение машинальных  папирос,  мелкая,  сладкая  снедь  на
тарелочках  с  золотыми  жилками,  товарищеские  циклы движений
(кто-то  для  кого-то  нашел  ноты,  кто-то  примерил  на  себе
ожерелье  соседки),  простота,  тишина  --  все  это  по-своему
говорило о  той  доброте,  которую  Кр.,  сам  ею  не  обладая,
мучительно  узнавал  во  всех явлениях жизни -- будь это улыбка
конфеты в ее гофрированном чепчике или угаданный в чужой беседе
звук давней дружбы. Сосредоточенно хмурясь и изредка разрешаясь
серией  взволнованных  стонов,  оканчивающихся  криком  досады,
принц  занимался  тем, что старался загнать все шесть шариков в
центр круглого лабиринта  из  стекла.  Рыжеволосая,  в  зеленом
платье  и сандалиях на босу ногу, повторяла со смешным унынием,
что это ему не удастся никогда, но он долго  упорствовал,  тряс
ретивый  предмет, слегка топал ногой и начинал сызнова. Наконец
он его швырнул на диван, где им тотчас занялись  другие.  Затем
мужчина  с  красивой,  но  искаженной  тиком  внешностью сел за
рояль, беспорядочно ударил по клавишам, пародируя чью-то  игру,
тотчас  встал  опять,  и  между  ним и принцем завязался спор о
таланте какого-то третьего лица -- вероятно, автора  оборванной
мелодии, а рыская, почесывая сквозь платье длинное бедро, стала
объяснять  причину  чьей-то  сложной  музыкальной  обиды. Вдруг
принц посмотрел  на  часы  и  обратился  к  молодому  человеку,
пившему  в углу оранжад: "Ондрик,-- проговорил он с озабоченным
видом,-- кажется, пора". Тот угрюмо облизнулся, поставил стакан
и подошел к принцу.

     . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

     . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

     "Сначала мне показалось,-- рассказывал Кр.,-- что я  сошел
с ума, что у меня галлюцинация..." -- больше всего его потрясла
естественность  процедуры.  Он  почувствовал подступ физической
тошноты и вышел. Выбравшись на улицу, он некоторое  время  даже
бежал.





 
 
Страница сгенерировалась за 0.096 сек.