Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Классическая литература

Владимир Набоков. - Незавершенный роман

Скачать Владимир Набоков. - Незавершенный роман

      Единственное   лицо,   с   которым  он  признал  возможным
поделиться своим возмущением,  был  его  опекун:  не  испытывая
никакой  любви  к мало привлекательному графу, он все же решил,
что обратиться к нему необходимо,-- других близких  у  него  не
было.  Он  с отчаянием спросил графа, как это может быть, чтобы
человек  таких  нравов,  к  тому  же  уже  пожилой,  т.  е.  не
подверженный  перемене,  стал  бы  правителем  страны;  при том
свете, в котором он неожиданно увидел наследника, он  увидел  и
то,   что  помимо  отвратительного  распутства  и  несмотря  на
склонность к искусствам,  принц,  в  сущности,  дикарь,  грубый
самоучка,  лишенный  настоящей  культуры, присвоивший горсть ее
бисера, умело щеголявший блеском переимчивой мысли и уж конечно
вовсе  не  озабоченный  вопросами  будущего  царствования.  Кр.
спрашивал,  не  бред ли, не сонная ли чепуха, вообразить такого
человека  на  троне,  однако,  так  спрашивая,  он  не   ожидал
практического ответа: это была риторика молодого разочарования.
Но   как-никак,   в   отрывистых,  ломких  словах  (он  был  не
красноречив по природе) выражая свое  недоумение,  Кр.  впервые
обогнал  действительность и заглянул ей в лицо. Пускай он сразу
же отстал снова; виденное все же отпечаталось у него в душе,  и
впервые   ему   открылось   гибельное   положение  государства,
осужденного стать игралищем похотливого хахаля.

     Граф выслушал его со вниманием, изредка  обращая  на  него
взгляд  голых  стервятничьих  глаз,--  в  них сквозило странное
удовлетворение. Расчетливый и неторопливый, он  отвечал  своему
питомцу  весьма  осторожно,  как бы не совсем соглашаясь с ним,
успокаивая его тем, что  случайно  подсмотренное  сильнее,  чем
следовало,  повлияло  на  его  суждение  и  что  у  принца есть
качества,  которые  могут  сказаться  при  вступлении  его   на
престол.  Напоследок  граф небрежно предложил познакомить Кр. с
одним умным человеком, известным экономистом по  фамилии  Гумм.
Тут  граф преследовал двоякую цель: во-первых, он снимал с себя
ответственность  за  дальнейшее  и  оставался  в  стороне,  что
оказалось  бы  весьма  удобным,  случись  беда;  во-вторых,  он
передавал Кр. старому заговорщику, и таким образом начато  было
осуществление    плана,   который   вредный   лукавец   лелеял,
по-видимому, давно.

     Вот -- экономист Гумм, круглобрюхий старичок  в  шерстяном
жилете,  в  синих очках на розовом лбу, подвижной, чистенький и
смешливый. Кр. стал видаться с ним часто,  а  в  конце  второго
университетского  года  даже  прогостил  у него около недели. К
этому времени  Кр.  узнал  достаточно  о  поведении  наследного
принца,  чтобы  не жалеть о своем первом возмущении. Не столько
от самого Гумма, который всегда куда-то катился, сколько от его
родственников и окружения он узнал и о  тех  мерах,  которые  в
разное  время  употреблялись для воздействия на принца. Сначала
это были попытки осведомить старого короля  о  забавах  сына  и
добиться  отцовского удержа. Действительно, когда то или другое
с  трудом  дорвавшееся  до   королевского   кабинета   лицо   в
откровенных  красках  расписывало  королю  эти  забавы, старик,
побагровев и нервно запахиваясь в халат,  выражал  еще  больший
гнев,  чем  можно было надеяться. Он кричал, что положит конец,
что чаша терпения (в которой  бурно  плескался  утренний  кофе)
переполнена,  что  он  счастлив услышать чистосердечный доклад,
что   кобеля   он   сошлет    на    полгода    в    suyphelihus
(корабль-монастырь,  плавучий  скит),  что... А когда аудиенция
кончалась и удовлетворенный  докладчик  собирался  откланяться,
старый  король,  еще  пыхтя,  но уже успокоившись, с деловитым,
конфиденциальным видом отводил его в сторону  (хотя  все  равно
они  были  одни)  и говорил: "Да-да, я все это понимаю, все это
так, но послушайте,-- совершенно между нами, скажите, ведь если
здраво подумать,-- ведь мой Адульф -- холостой, озорной,  любит
немножко  покудесить,--  стоит  ли  так горячиться,-- ведь и мы
сами были мoлoды..."  Этот  последний  довод  звучал,  впрочем,
довольно   бессмысленно,   так  как  далекая  молодость  короля
протекла с млечной тихостью, а покойная королева, его  супруга,
до  шестидесяти лет держала его в строгости необыкновенной. Это
была, кстати сказать, удивительно упрямая,  глупая  и  мелочная
женщина,  постоянно склонная к невинным, но чрезвычайно нелепым
фантазиям, и весьма возможно, что именно из-за нее дворцовый  и
отчасти  государственный  бунт принял те особые, словами трудно
определимые черты, странно совмещающие  в  себе  капризность  и
косность,  бесхозяйственность  и  чинность тихого сумасшествия,
которые так мучили нынешнего короля.





 
 
Страница сгенерировалась за 0.0716 сек.