Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Классическая литература

Владимир Набоков. - Незавершенный роман

Скачать Владимир Набоков. - Незавершенный роман

     Этот  процесс  был чем-то беспримерным даже в беспримерных
анналах островного суда. Человек, слывший праведником, лектор и
писатель  по  гражданским  и  философским  вопросам,   личность
настолько  уважаемая, настолько известная строгостью взглядов и
правил, настолько ослепительно чистая, что  в  сопоставлении  с
ней   репутация  всякого  казалась  пятнистой,  был  обвинен  в
разнообразных преступлениях против нравственности, защищался  с
неуклюжестью  отчаяния и в конце концов принес повинную. В этом
еще ничего необычайного не было:  мало  ли  какими  фурункулами
могут при рассмотрении оказаться сосцы добродетели! Необычайная
и  хитрая  суть  дела  состояла  в том, что обвинительный акт и
показания свидетелей были верной копией всего того, в чем можно
было обвинить наследного принца.  Следует  удивляться  точности
сведений,  добытых  для  того,  чтобы,  ничего не прикрашивая и
ничего не пропуская, вправить в подготовленную раму  портрет  в
полный   рост.  Многое  было  так  ново  и  так  уточняло,  так
своеобразило общие места давно огрубевшей  молвы,  что  сначала
обыватели  не  признали  оригинала.  Но  очень скоро ежедневные
отчеты в газетах стали возбуждать в кое-что сообразившей стране
ни с чем не сравнимый интерес, и люди,  платившие  до  двадцати
крун,  чтобы попасть на заседание суда, уже не жалели пятисот и
больше.

     Первоначальная идея зародилась в  недрах  прокуратуры;  ею
увлекся  старейший  судья  столицы;  оставалось найти человека,
достаточно  чистого,  чтобы  не  быть  спутанным  с  прототипом
процесса,  достаточно  умного,  чтобы на суде не разыграть шута
или кретина, а главное -- достаточно преданного  правому  делу,
чтобы  отдать  ему  в  жертву  все, вынести чудовищную грязевую
ванну и карьеру  променять  на  каторгу.  Таких  кандидатов  не
намечалось;  заговорщикам, в большинстве случаев людям семейным
и зажиточным, нравились все роли, кроме той, без которой нельзя
было поставить пьесу. Положение уже казалось безысходным, когда
однажды на собрание заговорщиков явился весь  в  черном  доктор
Онзе  и,  не  садясь,  заявил,  что  отдает  себя  в  полное их
распоряжение. Естественное нетерпение тотчас за него ухватиться
как-то не дало им времени подивиться, а ведь на  первый  взгляд
едва  ли  могло  быть  понятно, каким образом разреженная жизнь
мыслителя  совместилась  с  готовностью  быть  прикрученным   к
позорному столбу ради политической интриги. Впрочем, его случай
не  так  уж  редок.  Постоянно  занимаясь  вопросами  духа  и к
хрупчайшим  отвлеченностям  приспосабливая  законы   твердейших
принципов,   доктор  0нэе.-не  нашел  возможным  отказаться  от
личного применения того же метода,  когда  представился  случай
совершить   бескорыстный   и   вероятно  бессмысленный  (т.  е.
чистейший, а значит, все-таки  отвлеченный)  подвиг.  При  этом
напомним, что доктор Онзе жертвовал кафедрой, кабинетной негой,
продолжением  ученых  работ,  словом, всем, чем вправе дорожить
философ;  отметим,  что  здоровье   у   него   было   неважное;
подчеркнем,  что,  прежде  чем  разобраться  в  самом деле, ему
пришлось посвятить три  ночи  изучению  специальных  трудов  по
вопросам,  мало  знакомым  аскету;  и добавим, что незадолго до
принятия решения он как раз обручился  со  стареющей  девушкой,
после  пяти  лет немой любви, в течение которых ее давний жених
боролся с чахоткой в далекой Швейцарии,-- покуда не  угас,  тем
самым освободив ее от договора с состраданием.

     Дело  началось с жалобы этой поистине героической особы на
доктора Онзе, будто бы завлекшего ее на свою  тайную  квартиру,
"притон   роскоши   и  разврата".  Такая  же  точно  жалоба  (с
единственной  разницей,  что  квартира,  под  рукой  снятая   и
обставленная  заговорщиками,  была  не  той,  которая  когда-то
нанималась принцем  для  особых  забав,  а  помещалась  в  доме
напротив, чем сразу устанавливался признак полной зеркальности,
отметившей  весь процесс) была лет пятнадцать тому назад подана
одной нерасторопной девицей, случайно не знавшей,  что  гуляка,
посягнувший  на  ее честь, есть наследник престола, т. е. лицо,
ни при каких обстоятельствах не  могущее  быть  привлеченным  к
судебной ответственности. Далее, многочисленные свидетели (иные
из  которых  были  навербованы  из бескорыстных приверженцев, а
иные из платных агентов: первых не совсем  хватило)  дали  свои
показания,  весьма талантливо составленные комиссией экспертов,
среди которых был известный историк, два крупных  литератора  и
опытные юристы. В этих показаниях деяния наследника развивались
постепенно,  с  соблюдением  истинного  порядка  времени,  лишь
несколько  сокращенного  против  того,   которое   понадобилось
принцу,   чтобы   так  раздражить  общество.  Любовь  вповалку,
ура-уранизм, умыкание подростков и многие другие утехи подробно
излагались  в  виде   вопросов,   обращенных   к   подсудимому,
отвечавшему   значительно  более  кратко.  Изучив  все  дело  с
прилежностью и методичностью, присущими его уму,  доктор  Онзе,
вовсе  не  думавший  о театральном искусстве (в театр вообще не
ходил),  собственным  ученым  путем  бессознательно  дошел   до
прекрасного   воплощения   того  типа  преступника,  длительное
запирательство которого (рассчитанное в данном  случае  на  то,
чтобы    хорошенько    дать   обвинению   развиться)   питается
противоречиями и поддерживается растерянным упрямством.





 
 
Страница сгенерировалась за 0.0503 сек.