Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Классическая литература

Владимир Набоков. - Незавершенный роман

Скачать Владимир Набоков. - Незавершенный роман

      И вот я увидел его опять после  двадцатилетнего,  что  ли,
перерыва,   и   оказалось,   что   я  правильно  делал,  когда,
приближаясь  к  гостинице,  трактовал   все   ее   классические
прикрасы,--   кедр,   эвкалипт,   банан,  терракотовый  теннис,
автомобильный загон за  газоном,--  как  церемониал  счастливой
судьбы, как символ тех поправок, которых требует теперь Прошлый
образ    Фальтера.    За   годы   разлуки   со   мной,   вполне
нечувствительной для обоих, он из бедного жилистого студента  с
живыми  как  ночь глазами и красивым крепким налево накрененным
почерком, превратился в осанистого, довольно полного господина,
сохранив при этом и живость взгляда, и красоту крупных рук,  но
только я бы никогда не узнал его со спины, т. к. вместо толстых
гладких,  в скобку остриженных волос, виднелась посреди черного
пуха коричневая от  загара  плешь  почти  иезуитской  формы.  В
шелковой,  цвета пареной репы рубашке, с клетчатым галстуком, в
широких гриперловых панталонах и пегих туфлях, он показался мне
ряженым, но большой нос был все тот же, и им-то он  безошибочно
почуял  тонкий запах прошлого, когда, подойдя. я хлопнул его по
мускулистому плечу и задал ему  мою  загадку.  Ты  стояла  чуть
поодаль, сдвинув голые лодыжки на кубовых каблуках и сдержанно,
с  лукавым  интересом оглядывая обстановку громадного пустого в
этот час холла, гиппопотамовую кожу кресел, строгого стиля бар,
английские журналы на стеклянном столе, нарочно простые фрески,
изображающие жидкогрудых бронзоватых дев на золотом фоне,  одна
из   которых,  с  параллельными  прядями  стилизованных  волос,
спадающих вдоль щеки, почему-то стояла на одном  колене.  Могли
ли  мы  думать,  что  хозяин  всей  этой  красоты  когда-нибудь
перестанет ее видеть? Ангел мой... Пока что, приняв мои руки  в
свои, сжимая их, морща переносицу и вглядываясь, в меня темными
прищуренными  глазами,  он  выдерживал  ту  паузу,  прерывающую
жизнь, которую выдерживает собирающийся чихнуть, не совсем  еще
эная, удастся ли это,-- но вот удалось, вспыхнуло прошлое, и он
громко  назвал  меня  по  имени.  Он  поцеловал  твою ручку, не
наклоняя головы, и благожелательно засуетясь, явно  наслаждаясь
тем,  что  я, бывший человек, теперь застал его в полном блеске
той жизни, которую он сам создал силой своей ваятельской  воли,
усадил  нас  на террасе, заказал коктейли и завтрак, познакомил
нас  со  своим  зятем,  интеллигентным   человеком   в   темном
партикулярном  платье,  странно  отличавшемся  от экзотического
франтовства самого Фальтера. Мы  попили,  поели,  поговорили  о
прошлом,  как  о тяжело больном, мне удалось сбалансировать нож
на спинке вилки, ты  приласкала  чудную  нервную  собаку,  явно
боявшуюся  хозяина,--  и  после минуты молчания, среди которого
Фальтер вдруг отчетливо сказал "Да", словно  кончая  консилиум,
расстались,  пообещав  друг  другу  то,  что  ни  он,  ни  я не
собирались сдержать. Ты ничего не нашла замечательного" нем, не
правда ли?

     И точно, ух  как  заезжен  этот  тип,  в  серой  молодости
содержавший   спившегося   отца  при  помощи  уроков,  а  затем
медленно, упрямо и бодро добившийся благосостояния,  ибо  кроме
не  очень  доходной  гостиницы  у  него были виноторговые дела,
шедшие весьма успешно. Но, как я потом понял, ты была  неправа,
когда  говорила,  что  это  скучновато, что от таких энергичных
удачников всегда несет потом. Нет,  теперь  я  безумно  завидую
основной  черте  бывшего  Фальтера,  точности  и  крепости  его
"волевой субстанции", как, помнишь, совсем  по  другому  поводу
выражался  бедный Адольф. Сидел ли он в окопе или в канцелярии,
спешил ли на поезд, вставал  ли  в  темное  утро  в  нетопленой
комнате, налаживал ли деловые связи, преследовал ли кого-нибудь
дружбой  или  враждой,  он не только всегда владел всеми своими
способностями, не только всегда жил со  взведенным  курком,  но
всегда  был уверен, что сегодняшней и завтрашней, и всей череды
постепенных  своих  целей  он  добьется  непременно,  и  притом
работал экономно, ибо метил невысоко я точно знал границу своих
возможностей.  Его  главная  заслуга  перед  собой  та.  что он
сознательно  обходил  собственные  таланты,  делая  ставку   на
дюжинное,  общепринятое, а ведь он был одарен странными, чем-то
обаятельными    способностями,    которые     другой,     менее
осмотрительный,  постарался  бы практически применить. Пожалуй,
только еще в самой молодости он не  всегда  умел  сдержаться  и
мешал  казенное натаскивание гимназиста по казенному предмету с
необыкновенно  изящными  проявлениями   математической   мысли,
оставлявшими а моей классной какой-то холодок поэзии, когда он,
спеша  ,  уходил.  Я с завистью думаю, что, обладай я крепостью
его нервов, упругостью души, сгущенностью волн,  он  бы  теперь
мне   передал  сущность  нечеловеческого  открытия,  сделанного
недавно им, то есть  не  боялся  бы,  что  сто  сообщение  меня
раздавит; я же со своей стороны был бы достаточно упорен, чтобы
заставать его все сказать до конца.





 
 
Страница сгенерировалась за 0.0892 сек.