Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Классическая литература

Александр Николаевич Островский. - Свои люди -- сочтемся.

Скачать Александр Николаевич Островский. - Свои люди -- сочтемся.

      ЯВЛЕНИЕ ДЕСЯТОЕ
     Большов и Рисположенский.
     Большов.  А  что, Сысой Псоич, чай,  ты с этим крючкотворством на своем
веку много чернил извел?
     Рисположенский.  Хе, хе... Самсон Силыч, материал не дорогой.  А  я вот
забежал понаведаться, как ваши делишки.
     Большов. Забежал  ты! А тебе больно  знать нужно!  То-то вот вы  подлый
народ такой,  кровопийцы какие-то: только б вам пронюхать что-нибудь эдакое,
так уж вы и вьетесь тут с вашим дьявольским наущением.
     Рисположенский.  Какое  же  может  произойти,  Самсон  Силыч,  от  меня
наущение? Да и что я за учитель такой, когда  вы сами,  может быть, в десять
раз  меня умнее? Меня что  попросят, я сделаю. Что ж не сделать! Я бы свинья
был,  когда б  не сделал, потому что  я, можно  сказать, облагодетельствован
вами и с  ребятишками. А я  еще довольно глуп, чтобы вам советовать: вы свое
дело сами лучше всякого знаете.
     Большов. Сами знаете! То-то  вот и  беда, что наш брат,  купец,  дурак,
ничего он не понимает, а таким пиявкам, как ты, это и на руку.  Ведь вот  ты
теперь все пороги у меня обобьешь таскамшись-то.
     Рисположенский. Как же мне не таскаться-то! Кабы я вас не любил, я бы к
вам и не таскался. Разве я не чувствую? Что ж я, в самом деле, скот, что ли,
какой бессловесный?
     Большов. Знаю я, что ты любишь,-- все вы нас любите; только путного  от
вас ничего  не  добьешься. Вот я теперь маюсь, маюсь с делом, так измучился,
поверишь ли ты, мнением  только этим одним. Уж  хоть бы поскорей, что ли, да
из головы вон.
     Рисположенский. Что ж, Самсон  Силыч, не  вы первый,  не вы  последний;
нешто другие-то не делают?
     Большов. Как не делать, брат, и другие делают.  Да  еще как  делают-то:
без стыда, без совести! На лежачих лесорах ездят, в трехэтажных домах живут;
другой  такой бельведер с колоннами  выведет,  что ему со своей образиной  и
войти-то туда совестно; а  там и капут, и взять  с него нечего.  Коляски эти
разъедутся  неизвестно  куда,  дома  все  заложены,  останется  ль,  нет  ли
кредиторам-то  старых сапогов пары  три.  Вот  тебе вся недолга.  Да  еще  и
обманет-то кого: так, бедняков каких-нибудь пустит  в одной рубашке по миру.
А у меня кредиторы все люди богатые, что им сделается!
     Рисположенский. Известное дело. Что ж,  Самсон  Силыч, все это в  наших
руках.
     Большов. Знаю, что в наших руках, да сумеешь ли ты это дело сделать-то?
Ведь вы народец тоже! Я  уж вас знаю! На словах-то вы прытки, а там и  пошел
блудить.
     Рисположенский. Да что вы, Самсон Силыч, помилуйте, нешто  мне в первый
раз! Уж еще этого-то не знать! хе, хе, хе... Да такие  ли я дела делал... да
с  рук сходило. Другого-то за такие  штуки  уж заслали бы давно,  куда Макар
телят не гонял.
     Большов. Ой ли? Так какую ж ты механику подсмолишь?
     Рисположенский.  А там,  глядя  по обстоятельствам.  Я,  Самсон  Силыч,
рюмочку выпью... (Пьет.) Вот,  первое  дело, Самсон Силыч,  надобно  дом  да
лавки заложить либо продать. Это уж первое дело.
     Большев. Да, это  точно надобно  сделать  заблаговременно.  На кого  бы
только эту обузу свалить? Да вот разве на жену?
     Рисположенский. Незаконно,  Самсон  Силыч!  Это  незаконно!  В  законах
изображено,  что  таковые  продажи   недействительны.  Оно  ведь  сделать-то
недолго,  да чтоб крючков после не вышло. Уж делать, так надо, Самсон Силыч,
прочней.
     Большов. И то дело, чтоб оглядок не было.
     Рисположенский. Как на чужого-то закрепишь, так уж и придраться-то не к
чему. Спорь после, поди, Против подлинных-то бумаг.
     Большев. Только вот что беда-то;  как закрепишь на чужого дом-то, а он,
пожалуй, там и застрянет, как блоха на войне.
     Рисположенский.  Уж  вы ищите, Самсон Силыч, такого  человека, чтобы он
совесть знал.
     Большев. А где  ты его найдешь нынче? Нынче всякий норовит, как тебя за
ворот ухватить, а ты совести захотел.
     Рисположенский.  А  я  вот как  мекаю,  Самсон  Силыч, хотите  вы  меня
слушайте, хотите вы -- нет: каков человек у нас приказчик?
     Большев. Который? Лазарь, что ли?
     Рисположенский. Да, Лазарь Елизарыч.
     Большов. Ну, а ни Лазаря, так и пускай на него; он малый с понятием, да
и капиталец есть.
     Рисположенский. Что же прикажете, Самсон Силыч: закладную или купчую?
     Большов. Ас чего  процентов  меньше, то  и варгань. Как  сделаешь все в
акурате, такой тебе, Сысой Псоич, могарыч поставлю, просто сказать, угоришь.
     Рисположенский. Уж будьте покойны, Самсон Силыч, мы свое  дело знаем. А
вы  Лазарю-то  Елизарычу  говорили  об  этом деле или  нет? Я, Самсон Силыч,
рюмочку выпью. (Пьет.)
     Большов. Нет еще. Вот нынче потолкуем. Он у меня парень-то дельный, ему
только мигни, он и понимает. А уж сделает-то что, так пальца не подсунешь.--
Ну, заложим мы дом, а потом что?
     Рисположенский. А потом напишем реестрик, что вот, мол,  так  и так, по
двадцати пяти копеек за рубль: ну, и ступайте по кредиторам. Коли кто больно
заартачится, так  можно  и прибавить, а другому сердитому и все заплатить...
Вы ему заплатите, а он-- чтобы писал, что по сделке получил по двадцати пяти
копеек,  так, для видимости, чтобы другим показать. Вот, мол, так и так, ну,
и другие, глядя на них, согласятся.
     Большов.  Это точно,  поторговаться  не мешает: не возьмут  по двадцати
пяти, так полтину возьмут;  а  если  полтины не возьмут, так за  семь гривен
обеими руками ухватятся. Все-таки барыш. Там что хоть говори,  а у меня дочь
невеста, хоть сейчас из полы в полу да с двора долой. Да и самому-то, братец
ты мой, отдохнуть  пора; проклажались бы мы лежа на боку, и торговлю всю эту
к черту. Да вот и Лазарь идет.





 
 
Страница сгенерировалась за 0.0421 сек.